Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Материал предоставлен Станиславом Сусловым.

__________

Кисляков Борис Иванович

Кавалер ордена Александра Невского гвардии полковник в отставке Борис Кисляков: «Морская пехота – смысл моей жизни»

27 ноября в России праздновался День морской пехоты. Именно в этот день в 1705 году указом Петра I был создан морской полк, положивший начало организации морской пехоты русского флота.
Об отважном морском пехотинце Борисе Ивановиче Кислякове впервые услышал еще в прошлом году от ветерана Великой Отечественной войны полковника в отставке Валентина Патрикеева.
Валентин Федорович горячо убеждал меня в том, что надо обязательно написать о его боевом товарище, кавалере ордена Александра Невского Борисе Ивановиче Кислякове. Мол, человек он геройский, освобождал не только Северный Кавказ (в том числе Ставрополье), но и Крым, участвовал в боях в Восточной Пруссии, а также - штурмовал Берлин. К тому же, российской морской пехоте, как никак 300 лет исполняется.
Заглянуть в гости к Борису Ивановичу и лично познакомиться с ним, все как-то было недосуг. И все-таки, наша встреча состоялась.
Из разговора с Кисляковым узнал, что родился он 85 лет назад в знаменитом городе невест Иваново. После окончания школы в числе сорока ребят попал по «комсомольскому набору» в Севастопольское Черноморское высшее военно-морское училище. Два года учебы пролетели, словно один миг, а потом началась война. Она застала Бориса на учебном корабле «Днепр» в г. Одессе во время корабельной практики. Пришлось срочно эвакуироваться эшелоном через Харьков в Севастополь.
Программу 3-го курса ускоренно осваивали в Севастополе, затем в Ростове-на-Дону. 1 ноября 1941 года в г. Минеральные Воды был произведен досрочный выпуск. Кислякову присвоили офицерское звание «младший лейтенант». Всех выпускников училища направили в формирующиеся морские стрелковые бригады. Наш герой был назначен заместителем командира роты в 78-ю ОМСБр, которая формировалась в Новороссийске. С этого времени начался боевой путь Бориса Ивановича в Великой Отечественной войне. Путь от предгорий Северного Кавказа до Берлина и практически всегда – на переднем крае, командиром боевого подразделения.
- Навсегда в памяти у меня останется первый бой, - говорит Кисляков. – Мы переправились через Дон недалеко от Ростова, и повели наступление на занятый немцами хутор Хопры. Первое впечатление было самым ошеломляющим. Честно говоря, было страшно, и я даже боялся. В атаку шли все: и рядовые, и командиры взводов, рот, батальонов – все в едином рассыпном строю. Шли по чистому полю на пологом скате. Впереди, метрах в семистах, виднелись домики и деревья. Там находились фашисты. А. впрочем, я не видел и не знал, где противник. Видны были кругом только разрывы снарядов и мин, да слышны свист пуль и осколков, а также команды, зовущие вперед. Хорошо, что рядом шли опытные воины, и было с кого брать пример. Они шли спокойно и даже не пригибались. Не мог же я показать, что очень волнуюсь и боюсь, поэтому всеми силами стремился держать себя спокойно.
Огонь противника усиливался. Слева от меня, в метрах 10-15, шел начальник штаба батальона. Вдруг его не стало – беднягу разнесла мина. Мы уже бежали. Наши ряды редели и редели. И тут фашисты перешли в контратаку. Прозвучала команда: «К обороне!». Пришлось залечь. Кто как смог частично окопались с помощью малой лопаты, другие же использовали складки местности. Перед нами замаячили густые цепи автоматчиков противника. Их оружие полыхало огнем, а у нас автоматов почти не было. В руках были карабины и винтовки со штыком. Однако дружным огнем мы заставили фашистов залечь. Вскоре пришлось отбивать еще две контратаки. Во время отражения третьей – уже сами поднялись в атаку и добивали не убежавших фашистов штыками. Они психологически не могли состязаться с нами в рукопашной схватке, боясь нас, моряков, - «черных дьяволов».
Когда мы ворвались в хутор Хопры и вели бой на его улицах, мне сообщили, что ранен командир роты (также выпускник нашего училища, но с 4-го курса, лейтенант). Он-то и сказал мне, чтобы я принял командование на себя. В тот момент даже толком не знал, где основные силы подразделения, так как рядом было всего около 20 человек. Доложили, что рота на той стороне улицы, а, значит, и мне надо быть там.
Не раздумывая, я побежал через улицу, но сразу попал под сильный огонь. Пришлось упасть на землю, отползти в сторону и скатиться в канаву, поросшую крапивой. Пули меня не доставали. Вскоре услышал работу мотора и лязг гусениц. Немецкий танк шел прямо на меня. В него откуда-то полетели гранаты. Он завертелся на месте, но за ним появился второй. И тут ко мне подбежали матросы, которые и бросали гранаты. Второй танк развернулся и ушел обратно. Мы по канаве отползли на свою сторону улицы. Вечером нас сменили. И только во втором эшелоне бригады я смог собрать всю роту.
В дальнейшем наша бригада продолжала наступление вдоль правого берега Дона. Не доходя Таганрога, мы резко повернули на север, в направлении г. Матвеев Курган. Шли бойко. Первые боевые дни закалили, и чувство страха притупилось. Все как-то стало обыденным. На отдельные разрывы снарядов и мин перестали обращать внимание. В одном из ночных боев под г. Матвеев Курган в декабре я был ранен. Пуля пробила левую ногу выше колена. Лечился сорок дней в Пятигорске, сначала в эвакогоспитале, в районе Цветника, затем – в санатории около Провала.
Какими бы ни были невеселыми для меня первые дни на фронте, но они закалили на всю войну. В госпитале я был уже как бывалый фронтовик, все знающий и ничего не боявшийся. Одним словом, молодость со своими эмоциями геройства. Память о первых боях сохранилась на всю войну. Потом, в течение всей войны, как бы трудно и опасно не было, никогда не задумывался о возможной гибели. Честно говоря, мало кто в годы войны надеялся остаться в живых, а в ходе боев мы о жизни и не задумывались. Родина требовала защиты от врага, а для этого надо было отдать все, даже свою жизнь, если потребуется. А когда это случится – не все ли равно? Лишь бы не сейчас, не в этом бою!.. В этом бою надо победить. Мы шли в бой за Родину, за свой народ.
В 1942-43 гг. Борис Кисляков служил командиром роты бронебойщиков 84-й отдельной морской стрелковой бригады. Моряки стояли насмерть в Эльхотовских «воротах смерти». Так прозвали небольшой участок фронта у североосетинского селения Эльхотово. Именно здесь, в предгорьях Северного Кавказа, немецкие оккупанты были остановлены. А с началом наступления наших войск под Сталинградом началось изгнание фашистов с Северного Кавказа.
Кисляков со своими подчиненными принимал участие в освобождении Георгиевска, Железноводска. Пятигорска. Запомнилось Борису Ивановичу, как они сходу взяли город Минеральные Воды. На железнодорожной станции тогда захватили большое количество вагонов с техникой, оружием, продуктами. Дальше их бригада наступала в основном вдоль железной дороги на Невинномысск, Армавир, Кропоткин. Зима в тот год была морозной, с частыми снежными вьюгами. Теплой одежды на всех не хватало, морскую форму приходилось смешивать с армейской. Особенно трудно было в кубанских плавнях: и лед уже почти не держал, и вода студеная, и непролазная распутица. Машины застревали, лошади измучались, и только люди упорно шли вперед, неся все на себе: снаряды и продовольствие. Стоит ли, тогда удивляться тому, что усталые бойцы ложились прямо на сырую землю и мгновенно засыпали.
Когда людей осталось совсем мало, в батальоне, в котором воевал Кисляков, из всех стрелковых подразделений собрали только одну роту и назначили его командиром. К сожалению, не надолго, так как он был вторично ранен: пуля попала в ключицу, а осколок зацепил лицо, была и общая контузия. На этот раз Борис Иванович лечился в Кропоткине, правда, всего три недели. Как выздоравливающего, Кислякова направили в пограничные войска. Он отвечал за охрану тыла Северо-Кавказского фронта, являясь военным комендантом Ново-Титаровского района Краснодарского края. Но разве мог он уже обойтись без родной морской пехоты? После долгих просьб, Бориса Ивановича все-таки перевели из 95-го пограничного полка и направили в распоряжение штаба 56-й армии в город Темрюк.
Так Кисляков впервые попал в 164-й гвардейский полк 55-й гвардейской стрелковой дивизии. Этот полк после переправы с косы Чушка через Керченский пролив вел ожесточенные бои в Крыму, удерживал и расширял плацдарм в районе Аджимушкая. В Крыму Борис Иванович заболел тяжелой болезнью – инфекционным гепатитом. Лечился в Хосте. Прямо из госпиталя его направили на учебу. Летом 1944 года после окончания 4-х месячных курсов усовершенствования офицеров пехоты при Московском военном округе, его направили на 3-й Белорусский фронт, которым командовал генерал Черняховский.
Прибыв в Восточную Пруссию, Кисляков узнал, что здесь воюет знакомая 55-я гвардейская стрелковая дивизия, которой , к слову, за успешные боевые действия в годы Великой Отечественной войны страна салютовала 11 раз Служить в таком прославленном соединении было большой честью. Однако не всех желающих направляли. Кислякова, уже имеющего гвардейское звание и ранее служившего в ней, назначили заместителем командира батальона в знакомый 164-й гвардейский стрелковый полк. Правда, вскоре, после ранения майора Комарчука, стал Борис Иванович комбатом.
- Сразу после завершения Восточно-Прусской операции и взятия города-крепости Кенигсберга, нашу дивизию срочно эшелонами перебросили в район г. Цоссен, - вспоминает Борис Кисляков. - Дивизия вошла в состав Украинского фронта, командовал которым маршал Конев. Это была вторая половина апреля 1945 года. Берлин уже пылал в огне. Войска маршала Жукова штурмовали его с севера и востока.
До Берлина мы мчались по автостраде на повозках, фаэтонах, станинах орудий, верхом. Одним словом, торопились. 27 апреля подошли к Берлину с юго-запада, в районе пригорода Тельтов. Здесь прошли уже танки армии Рыбалко. Нам была поставлена задача - прочесать южную окраину города и прилегающие лесопарки. С короткими стычками батальон к исходу 28 апреля вышел к озеру Хавель. В «активе» у нас было 15 пленных. Ночью по радио получили приказ: «Встретиться с танками и атаковать станцию Весткройц». С большим трудом на рассвете, преодолевая препятствия полуразрушенного города, рискуя нарваться на засаду гитлеровцев, нам удалось найти танкистов. Они нас ждали. А на 29 апреля был назначен штурм центральной части города. При поддержке танков мы захватили станцию Весткройц с прилегающей территорией, прорвав оборону противника. После ухода танков батальон продолжал наступление с запада на восток по центральным кварталам района Шарлоттенбург. 30 апреля батальон вышел к Ландвер-каналу, омывающему знаменитый парк «Тиргартен» с запада.
Нам не удалось прочувствовать радость Победы в самом Берлине. Мы не видели, как 2 мая вереницы пленных во главе с когда-то чванливыми генералами и офицерами, низко опустив головы, шли по поверженному Берлину. В это время мы мчались в Чехословакию, в Прагу. Утром 8 мая развернулись для атаки, но вскоре свернулись в колонны. А часа через два нас догнал на мотоцикле заместитель командира полка майор Чучерилов и сообщил, что война закончена и Германия капитулировала. Нашей радости тогда не было предела. Воины смеялись и плакали. Вмиг исчезла всякая усталость, головные уборы полетели вверх, и стало, как-то стало легче дышать. Спало напряжение, мысли стали работать на мирную жизнь и уже в тот день строились жизненные планы на будущее…
За проявленные в боях за Родину в Великой Отечественной войне личную отвагу, мужество и храбрость, за умелое командование, обеспечившее успешные действия частей в Берлине старший лейтенант Борис Кисляков был награжден орденом Александра Невского. Вскоре после окончания войны 55-я стрелковая дивизия вернулась на Родину, в г. Гродно. Здесь и познакомился Борис Иванович со своей будущей женой Лидой, работавшей корреспондентом отдела писем в редакции газеты «Гродненская правда». Она, к слову, все годы оккупации провела в Белоруссии. А родом Лидия Даниловна оказалась из станицы Тимашевской, которую вначале 1943 года освобождал наш бравый морской пехотинец. Свадьбу сыграли осенью, а в 1946 году на свет появилась дочурка Танюшка.
Борис Иванович поступил в военную академию имени М. В. Фрунзе и через три года окончил ее с золотой медалью. Имел право выбора места службы. Выбрал Военно-морской флот, и был направлен в Каспийское высшее военно-морское Краснознаменное училище им. С. М. Кирова в г. Баку. На протяжении 22 лет, вплоть до 1973 года он был начальником кафедры тактики морской пехоты и общевойсковой подготовки. По его желанию ему присваивались общевойсковые звания, а не морские. В этом же училище все эти годы Лидия Даниловна работала лаборантом на кафедре дозиметрии и ядерной физики.
После увольнения в запас Борис Иванович продолжал работать в родном училище преподавателем гуманитарных дисциплин, а также занимался вопросами воспитания будущих офицеров.
У Кисляковых целая воинская династия. Сын Дмитрий окончил службу в воинском звании капитана второго ранга, внук Сергей, после выпуска из Ленинградского военно-морского института служит сейчас в Петропавловске-Камчатском. Зять Виктор – капитан второго ранга в запасе, родом он, кстати, из Ставрополя.
Борис Иванович Кисляков прошел трудный, но славный путь и воспитал много достойных людей, защитников нашей Родины. Сейчас он вместе с супругой Лидией Даниловной живет в краевом центре. Несмотря на преклонный возраст, Борис Иванович частый гость в ставропольских школах, где проводит Уроки мужества. Ему есть, что рассказать молодежи. А подрастающему поколению всегда интересно слушать рассказы бывалого морского пехотинца, для которого морская пехота стала смыслом всей его жизни.

Подполковник

МОСКАЛЕНКО Виктор Николаевич

Продолжение...


image002

Был у Кислякова Б.И. Пригласил с собой главного редактора государственной телерадиокомпании Козлова Андрея. Борис Иванович был очень тронут проявленным к нему вниманием, особенно знаком отличия "За заслуги". Посидели, побеседовали, Андрей взял интервью для передачи "Гарнизон". Я увидел альбом, который Борис Иванович сам собрал и , к тому-же, в нескольких экземплярах - для краеведческого музея и соседних школ, в которых есть уголок славы (с ними поработаю потом отдельно) . В одной из них я сам учился. альбом выложу в своем почтовом ящике - у кого будет желание - смотрите, ссылку укажу. Подводит , надо сказать, Бориса Ивановича здоровье. Сам говорит, что раньше был намного активнее, а сейчас уже пару лет мало куда далеко выходит.

 

Форумчанинн Станислав Суслов (Матрос)