Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Моряки 5-ой и 2-ой отдельных стрелковых бригад морской пехоты КБФ на плацдарме в сентябре 1941 г.

В конце августа 1941 года фашистские полчища захватили Прибалтику. 8-я армия и отдельные отряды моряков-балтийцев сдерживали яростные атаки наседавших гитлеровцев. Командование Балтийского флота вынуждено было отправить подразделения моряков на южный берег Финского залива, в район боевых действий 8-й армии.

В августе-сентябре Приморский плацдарм защищали лишь передовые дивизии 8-й армии, батальоны 2-й и, частично, 5-й бригад морской пехоты, отдельные части Ижорского укрепленного сектора. Первым, из формировавшейся на ходу 5-й морской стрелковой бригады, прибыл под Котлы батальон капитана Н.И.Салищева. И с ходу – в бой. Моряки по несколько раз в день ходили в атаку.

Утром 30 августа 1941 г. после четырехчасовой артподготовки фашисты двинулись в наступление. Почти 6 часов 2-й батальон капитана Салищева удерживал бешеный натиск врага. Силы были неравны. Части 8-й армии начали отходить к крепости Копорье. Здесь, у стен древней крепости героически сражался 1-й батальон С.И.Боковни. О его храбрости ходили легенды. Моряки его батальона совершили дерзкую вылазку. Лейтенант В.П.Сорокин с краснофлотцем И.В.Ваниным за одну ночь сняли на вражеском минном поле до 200 мин. А на другой день они заминировали этими же минами свой участок обороны.

Интересен рассказ бывшего подполковника, а ныне генерал-майора в отставке Г.М.Зубова «О боях на плацдарме Котлы – Ораниенбаум...».

«...Когда немцы начали свое наступление от Копорья к берегу Финского залива, его батальон должен был остановить гитлеровцев, не допустив их к берегу. Весь день бой не стихал ни на минуту. Раненый в ногу командир батальона Боковня проявил исключительное мужество и стойкость. Своим личным примером он зажигал бойцов, показывал им, как надо сражаться с врагом. Батальон выполнил приказ, прикрыл отход частей 8-й армии. В течение одного дня С.И. Боковня со своим батальоном 16 раз ходил в контратаки».

В первых числах сентября Василий Казимирович Зайончковский получил назначение на должность командира 5-й морской стрелковой бригады и прибыл в Лебяжье. Комендант Ижорского укрепрайона генерал-майор П.Т.Григорьев разрешил ему набирать пополнение из тыловых частей фортов, береговой обороны, Кронштадта. Много флотских частей скопилось к осени и в Ораниенбауме.

На побережье залива, недалеко от Красной Горки, располагался морской полк ПВО, на тот случай, если фашисты попытаются высадить десант с моря. Генерал Григорьев распорядился передать пулеметы полка вместе с их расчетами в бригаду Зайончковского, а личный состав расписать по фронтовым частям, рассудив, что артиллерия Кронштадта и корабельные пушки надежно защищают воды Финского залива от врага. Бригада получила 14 станковых пулеметов и солидный боезапас патронов. Были сформированы два батальона, куда вошли пулеметные роты и минометный дивизион. Пополнение составляли краснофлотцы, в большинстве своем проверенные в боях.

У железнодорожной станции «Копорье» шли жестокие бои. Всякий раз, когда фашисты шли в лобовую атаку, балтийцы подпускали их поближе, а затем выскакивали из окопов и врезались во вражеские ряды, орудуя штыками и прикладами. Наш моряк страшен в рукопашной, не зря фашисты прозвали его «черной смертью». Здесь, под Копорьем, был тяжело ранен комбат Н.Н.Салищев, только в санроте пришел в сознание. Но уже через месяц – постарались медики – вернулся в свой 2-й батальон. К тому времени 5-я бригада морской пехоты стояла уже на новом рубеже – по правому берегу р.Воронки. Батальон занимал участок длиной в 6 км от побережья Копорской губы до деревни Верхние Лужки. Слева располагался 3-й батальон, возглавляемый Макаровым. Вначале были лишь отдельные очаги обороны. Нейтральной полосы не существовало, моряки находились в 25-30 м от противника. С наземных наблюдательных пунктов даже ближайшая линия его обороны не проглядывалась, потому что пойма реки Воронки сплошь покрыта высоким кустарником. Выручали засады. Вскоре пришли саперы, они помогли построить окопы и дзоты, протянули вдоль берега заграждения под самым носом у фашистов. Заминировали все подходы к переднему краю. В батальон доставили противотанковые ружья, была сформирована батарея 82-миллиметровых минометов, в стрелковых ротах появились 50-миллиметровые минометы, а в бригаде – полковая артиллерия.

Прославленная 2-я морская стрелковая бригада (командир полковник Ржанов В.М.) вела тяжелые бои за Котлы и Копорье. Балтийцы шесть раз атаковали Копорье, деревня несколько раз переходила из рук в руки.

«Осенью 1941 года бригада стойко бороняла станцию Котлы, потеряла в боях до 80% личного состава, но не сдала свои позиции. Танковый батальон этой бригады много раз ходил в атаку на фашистов ... если бы не эти батальоны и не  артиллерийский огонь флота – Ораниенбаум не устоял бы, и кто знает, как сложилась бы обстановка для Кронштадта, тыла 23-й армии и всей обороны Ленинграда» – вспоминает Г.М.Зубов.

Отдельный стрелковый батальон охранял склад КБФ в Большой Ижоре. 12 сентября 1941 года батальон двинулся к передовой линии фронта и занял исходные позиции у Гостилиц. К этому времени 2-я бригада прибыла на этот рубеж из-под Котлов и Копорья, батальон вошел в ее состав и стал называться 2-м стрелковым батальоном 2-й особой бригады морской пехоты КБФ. 13 сентября начался бой за Гостилицы, занятые фашистами. Битва продолжалась до 17 сентября. Матросы самоотверженно сражались. Гостилицы были отвоеваны, но к немцам пришло подкрепление. Они контратаковали и удержать Гостилицы не удалось. 2-я Морская стрелковая бригада была вынуждена отойти на исходные позиции, понеся большие потери. Только у 2-го батальона из 1250 человек личного состава осталось не более 100 человек.

Источник: Школа Ораниенбаумского плацдарма