Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

На пятом году службы на СФ, в сентябре 1979 г., мне позвонил начальник управления кадров капитан 1 ранга Зуев и предложил мне срочно прибыть к нему. По прибытию он показал телеграмму, в которой говорилось: "Начальнику отдела кадров. ГК ВМФ провел совещание по поводу назначения командира 22-й дивизии морских десантных кораблей ТОФ. Главком решил назначить командиром 22-й дивизии командира 121-й бригады ДК капитана 1 ранга Тулина Кирилла Алексеевича. Проведите с ним беседу и результаты доложите". Я прочитал телеграмму, встал и произнес: "Служу Советскому Союзу" (коли Главком решил, что еще может сказать комбриг?). И уже 13 октября я был на Дальнем Востоке.

К моему прибытию формирование дивизии уже практически завершилось. Новое соединение ТОФ разворачивалось на базе 120-й бригады ДК ТОФ, которая по своему составу приближалась к дивизии, а с приходом «Ивана Рогова» вопрос переформирования был практически решен. Это была первая дивизия морских десантных сил в нашем флоте.

К моменту окончания формирования дивизия включала в свой состав две бригады ДК (120-ю и 14-ю). Каждая бригада имела в своем составе два дивизиона. Всего в дивизии насчитывалось более 30 единиц: БДК пр. 1174 «Иван Рогов" и «Александр Николаев", БДК пр. 1171 «Сергей Лазо», «Николай Вилков», «Томский комсомолец», «Алексндр Торцев», и «50 лет ВЛКСМ» др., БДК пр.775 и 775-П — БДК-14, БДК-98, БДК-101 и др.), СДК пр.770 и др. Имелись и ДКаВП — сначала четыре для «Ивана Рогова», позднее появились еще четыре, предназначавшиеся для «Александра Николаева».

Кадровые перемещения были следующими: командир 120-й бригады капитан 1 ранга Чебанов стал НШ дивизии, НТТТ одной из бригад капитан 2 ранга Ващенко стал комбригом 120-й, а капитан 2 ранга Волков — 14-й бригады ДК. От капитана 3 ранга Александра Владимировича Симонова, который заканчивал ВМА, поступила просьба пригласить его для дальнейшей службы на ТОФ. О совместной службе у меня остались самые положительные воспоминания, и я обратился с соответствующими документами по инстанции. Симонов прибыл к нам и был назначен НШ 14-й бригады ДК. Позднее он стал комбригом и к моменту моего ухода на вышестоящую должность был назначен НТТТ дивизии.

К моменту моего прибытия дивизия располагала плавмастерской. которая досталась нам в качестве трофея от Японии. Она стояла в б. Новик, на ней был старый, "избитый" станочный парк, но, как это ни странно — в рабочем состоянии. Несмотря на возраст мастерская выполняла большой объем работ. Позднее к нам пришла вторая ПМ, польской постройки, с самым современным оборудованием, которое позволяло на месте выполнять многие виды ремонтных работ.

Корабли и суда дивизии базировались на о. Русский. Остров имел в диаметре около 12 км и около 50 — по периметру. Его побережье было изрезано глубокими бухтами, и в одной из них — б. Новик, делящей остров как бы на две части, и располагались десантные корабли. Наши "причалы" находились ближе к выходу из бухты, а в самой глубине ее стояли корабли бригады консервации.

Специальные причалы для десантных кораблей отсутствовали, корабли стояли, уткнувшись носом в берег (при этом кормовой якорь был отдан, а корабль носовой частью сидел на береговой отмели) — носовые ворота открыты, аппарель опущена. Поблизости от береговой черты имелись электрощиты, к которым подтягивался корабельный кабель и таким образом обеспечивалось питание энергетических систем корабля (подача воды и пара отсутствовала). Такой способ базирования флотские остряки окрестили "носом в грязь".

Так базировались большую часть года Ближе к зиме схема дислокации изменялась. Зимы на Дальнем Востоке достаточно холодные (-15-20°С) и малоснежные, картину усложняют сильные и жестокие ветры. В б. Новик образуется устойчивый ледяной покров толщиной до метра, что исключает любое передвижение десантных кораблей без помощи ледоколов. Поэтому на 3-4 месяца (декабрь, январь, февраль и, иногда, март) корабли уходили из б. Новик во Владивосток, где распределялись по чужим причалам. Где имелось свободное место, там и вставали, но, как правило, для стоянки выделяли самые неудобные участки причалов. Если электропитание еще худо-бедно подавалось, то пар и пресную воду с берега корабли получали не всегда. Базирование во Владивостоке было серьезным испытанием, т.к. ко всем прочим добавлялись трудности снабжения всем необходимым (штаб и наши склады — на о. Русский, а корабли — в главной базе).

Подобная ситуация не могла продолжаться бесконечно. Мы обратились к командованию флота с предложениями по улучшению и перестройке системы базирования десантных кораблей. Предложения нашли отклик, в частности, активная поддержка последовала от 1-го зам. командующего ТОФ вице-адмирала Николая Яковлевича Ясакова. Было принято решение о создании на том же о. Русский пункта базирования в незамерзающей б. Иванцова. Данная бухта была обращена в сторону Японского моря и прикрывалась архипелагом островов Римского-Корсакова. Бухта была достаточно хорошей с навигационной точки зрения, неплохо защищена от волнения. Лишь при движении шторма с южного направления в б. Иванцова появлялась морская зыбь.

Вскоре появились соответствующие руководящие документы, и флот приступил к оборудованию пункта базирования в Иванцово. Провели необходимые навигационно-гидрографические работы, в глубине бухты установили на мертвых якорях два плавпричала (вскоре к одному из них поставили "польскую" ПМ. На берегу хозспособом построили двухэтажное здание штаба дивизии, создали бетонную площадку для базирования ДКаВП, собрали сборно-шитовую казарму для их экипажей. Вскоре появилась своя электростанция, пробурили скважину, из которой стали качать пресную воду. На корабли пр. 1171 и 1174, швартовавшиеся к плавпричалам, при помощи проложенных коммуникаций стала подаваться вода и электроэнергия.

Пункт базирования был создан и постепенно развивался, однако средств и сил для обеспечения дальнейшего базирования десантных кораблей выделялось недостаточно, и большая их часть по-прежнему стояли "носом в берег".

o.RusskiyВ соответствии со сложившейся практикой в случае получения штормового предупреждения БДК покидали б. Иванцова и выходили в Амурский залив, где становились на якоре в районах, защищенных от волнения. За те семь лет, что мне довелось командовать 22-й дивизией, дважды морские волны, минуя острова, прорывались в бухту и наносили серьезные повреждения (в частности, первая секция плавпричала получала пробоины). Чтобы предотвратить подобное, было решено построить мол. На отмели затопили два старых, наполненные камнями десантных корабля, а также произвели отсыпку большого объема скальных пород. Нам же предстояло продолжить работы. Сразу после первого серьезного предупреждения природы мы получили большое количество железобетонных пирамид, кубов и "ежей". Конструкции производились на одном из предприятий Приморья и доставлялись на о. Русский нашими десантными кораблями. Здесь, используя плавкран, мы сгружали их на месте возведения нового мола. К моменту завершения моей службы в Приморье мол практически полностью был сформирован. Далее планировалось "отбить" шпунтом дамбу со стороны бухты, забетонировать, углубить дно и подходы образовавшейся гавани, затем в этом месте поставить плавпричалы, проложить коммуникации и начать базирование кораблей. Насколько мне известно, шпунт был завезен, но далее работы сначала замедлились, а потом и прекратились. В стране начались преобразования и, видимо, стало не до базирования кораблей нашего флота. Более того, сейчас данный пункт базирования "благополучно" заброшен.

Полностью с воспоминаниями контр-адмирала Тулина Кирилла Алексеевича можно ознакомиться в журнале "Военно-технический альманах Тайфун" №47, 2005 год.

Источник: военно-технический альманах «Тайфун»