Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

17 декабря 1941 г. немецко-фашистские войска начали вто-рой штурм Севастополя, а 18 декабря 83-я бригада получила свою первую боевую задачу — высадиться десантом на Керченском полуострове и в составе частей фронта наступать в направлении Севастополя.
Руководство операцией, вошедшей в историю под наимено-ванием Керченско-Феодосийской, было возложено на командующего Закавказским (с 30 декабря — Кавказским) фронтом генерал-лейтенанта Д. Т. Козлова, которому на время операции подчинялись Черноморский флот и Азовская флотилия. По плану десантные части высаживались на Керченский полуостров тремя днями раньше основных сил фронта, нацеленных на Феодосию. В районе высадки оборону занимала 46-я немецкая пехотная дивизия с артиллерией и танками, насчитывавшая 25 тысяч человек.

Перед 51-й армией, в которую входила 83-я бригада морской пехоты, была поставлена задача — совместно с Азовской военной флотилией и Керченской военно-морской базой форсировать Керченский пролив и одновременным ударом с севера и востока уничтожить Керченскую группировку противника, овладеть городом Керчь, выйти на рубеж: отметка 177 — Александровака — Ортазли — Киз-Аул, овладеть Турецким валом и наступать в направлении станции Ак-Монай с целью занять северную часть Ак-Монайских позиций. По решению командующего армией 83-я бригада должна была действовать фактически побатальонно — два батальона с 224-й стрелковой дивизией, один батальон, действуя совершенно самостоятельно, должен был высадиться у Ак-Моная, овладеть районом Арабатки перехватить, как сказано в приказе по армии, Арабатскую Стрелку в наиболее узком месте северо-западнее соленого промысла Крьш-Эли и не допустить подхода противника по Арбатской Стрелке из Геническа, а также его отхода в северозападном направлении.

Перед Азовской военной флотилией стояла исключительно сложная задача — в холодную декабрьскую ночь переправить 16 тысяч бойцов с вооружением по морю на расстояние более 65 миль. Для перевозки людей, кроме боевых кораблей, привлекли и гражданские суда, оказавшиеся под рукой. Среди них были пароходы, рыбацкие сейнеры, буксиры, самоходные шаланды, открытые рыбацкие лодки и даже земснаряд, хоть и тихоходный, но способный взять на борт большое количество людей. Вместе с боевыми кораблями — канонерскими лодками, тральщиками и катерами  собралось  162 плавединицы.

Посадка десантников началась в ночь на 24 декабря 1941 г. Первый эшелон десанта состоял из батальонов 83-й бригады и частей 224-й стрелковой дивизии. В ночь на 25 декабря, когда погрузка на корабли была уже закончена, резко ухудшилась погода. Подул холодный северный ветер, в море поднялась высокая волна, особенно опасная для перегруженных судов. Но решение  командующий  не  отменил,  и,  несмотря  на  непогоду, все корабли вышли в море. Перегруженные суда заливало водой, и десантники основательно промокли еще до подхода к занятому врагом берегу. Волнение моря увеличивалось, скорость не соответствовала расчетной, отдельные суда отрывало волнами от буксиров, и они беспомощно дрейфовали в штормовом море. Дойти до Арабатской Стрелки, как это планировалось ранее, было невозможно, и командующий Азовской флотилией контр-адмирал С. Г. Горшков принял решение высадить десантников только в двух пунктах — у мыса Зюк и мыса Храни.

К месту высадки у мыса Зюк подошли в 6 часов утра 26 де-кабря. На рассвете с кораблей увидели занесенные снегом высоты на берегу, спускающиеся к морю каменистыми обрывами. На этой группе кораблей находился 1-й отдельный батальон 83-й бригады, предназначавшийся ранее для высадки у Ак-Моная. Однако тральщик, на котором находился командир батальона капитан А. И. Капран, десантников высадить не смог и вернулся в Темрюк. Поэтому всех, высадившихся на берег с других кораблей, объединил военный комиссар 1-го батальона старший политрук И. А. Тесленко.

Со сводным отрядом он двинулся в глубь полуострова и в течение трех дней вел тяжелые бои в окружении. Однажды ночью с группой моряков Тесленко наткнулся на немецкую арт-батарею. Подкравшись к пушкам, старшина 1 статьи Николай Долганов и краснофлотец Владимир Шишко подорвали пушки гранатами и вывели батарею из строя. Но немцы обнаружили смельчаков и забросали их гранатами, накрыли минометным огнем. И. А. Тесленко был вторично ранен, а Владимиру Шишко побило ноги, и он умер от ран. Только Н. Долганов остался цел. Он сначала вынес с поля боя комиссара, а потом тело В. Шишко. За этот подвиг он был представлен к ордену Ленина и, еще долго воевал в разведке 1-го батальона.

При выходе из окружения в бою 28 декабря командир взвода младший лейтенант Михаил Максимович Федотов спас жизнь старшему политруку И. А. Тесленко, прикрыв его своим телом от пулеметной очереди в бою.
Всего у мыса Зюк и у рыбацкого селения Мама Русская, недалеко от мыса, кораблям удалось, высадить 1378 человек, выгрузить три танка, четыре орудия и девять минометов. Высадка проходила в сильный шторм, который не позволил судам подойти близко к берегу из-за наката и волны. Десантники прыгали в ледяную воду и добирались вплавь. Часть пошла в Маму Русскую. Немцы праздновали рождество и не ожидали нападения, но быстро оправились и организовали в ряде пунктов сильную Оборону, в том числе в Маме Татарской, Большом Бабчике, Тархане и на высоте 98,7.

Высадка десанта у мыса Хрони в это же время тоже проходила под сильным огнем противника. Правда, десантников здесь поддерживали своим огнем канонерские лодки «Днестр» и № 4. Тут удалось высадить с кораблей 1 452 человека, выгрузить три танка и, четыре орудия. Из состава 83-й бригады морокой пехоты здесь высадился 3-й батальон под командованием старшего лейтенанта А. П. Панова, штаб и управление бригады во главе с полковником И. П. Леонтьевым, который в первом же бою показал себя смелым и решительным командиром. Однако опыта и он не имел и, перейдя в наступление, не оставил сил для прикрытия побережья. В результате вторым эшелонам, доставленным в Крым 27 и 28 декабря 1941 г., пришлось снова вести бой за высадку и с боем брать тот же самый плацдарм.
В бою за высадку у мыса Хрони отличился командир роты автоматчиков лейтенант Александров, он первым был на артиллерийской батарее врага. В одной из десантных групп оказался секретарь партийной комиссии политотдела бригады политрук Кавлюченко. С винтовкой наперевес он бросился на позицию врага, увлекая за собой людей. Это был немолодой уже человек, он носил очки, плохо видел, но действовал смело. Ему удалось объединить десантников в сильную, сплоченную штурмовую группу. Но отважный политрук воевал недолго, замаскированный в кустах снайпер сразил его пулей в грудь.

Среди немногих документальных свидетельств первого десантного боя бригады есть одно исключительное по своей военной судьбе. Его нашли в Аджимушкайских катакомбах среди останков последних защитников легендарной подземной крепости. В записи значится: «26 декабря. Что за погода. Дует холодный ветер. Мороз 20 градусов. Канонада артиллерии растет и растет. «За мной! За Родину!». Впереди, сжимая автомат, бежал командир батальона товарищ Панов!..».

Батальон старшего лейтенанта А. П. Панова стал костяком десантной группы, которую объединил командир 83-й бригады полковник И. П. Леонтьев. В ней насчитывалось около двух тысяч человек, и комбриг попытался вести наступление прямо на Керчь. Но при подходе к Аджимушкаю части десантников встретили сильное сопротивление и вынуждены были отойти к мысу Тархан. В этих боях отличился военный комиссар бригады полковой комиссар В. И. Навознов. Во флотской шинели и морской фуражке он шел с винтовкой впереди моряков. Натиск его группы был стремителен, и моряки отбросили врага со своего пути.

Однако положение группы десантников, объединенной полковником И. П. Леонтьевым, оставалось очень тяжелым. Связи с Большой землей командир бригады не имел, боеприпасы подходили к концу, продукты иссякли. В это время над плацдармом появился наш связной самолет ночной бомбардировщик У-2. Он сделал круг и сел у наших позиций. Самолет подхватили на руки и укрыли в овраге. Летчик поговорил с полковником Леонтьевым, затем, вернулся к самолету. Десантники выкатили его на руках и с работающим мотором повернули в сторону моря. Отважный пилот под огнем врага взлетел и взял курс на Темрюк. Вскоре оттуда прилетели наши самолеты, сбросили мешки с продуктами, боеприпасами и газетами, из которых морские пехотинцы узнали о разгроме вражеских войск под Москвой и успешном отражении наступления противника на Севастополь. Это особенно вдохновляло моряков, готовых через Керченский полуостров пробиться на выручку главной   базы флота.

Тем временем шторм в Азовском море продолжался, но корабли флотилии всетаки вышли в море. В бухте Булганак они высадили десантников, среди которых было немало морских пехотинцев 83-й бригады, остававшихся на кораблях, не сумевших их высадить ранее. Их возглавлял командир 1-го батальона капитан А. И. Катран, инициативный и смелый человек. Транспорт «Ейск», приближаясь к берегу, получил сильные повреждения и загорелся. Но десантники и экипаж корабля сумели добраться до берега и обеспечить высадку в этом районе 1 354 человек.

На рассвете 29 декабря началась пурга, температура воздуха еще более понизилась, Керченский пролив сковало льдом. Доставка подкреплений десантникам по морю прекратилась. Три дня и три ночи сражались морские пехотинцы бригады на Керченском полуострове, оттягивая на себя значительные силы врага, а тем временем в Феодосии 29 декабря высадились десантом основные силы 44-й армии. Первый в Феодосийский порт прорвались катера и высадили штурмовые группы на причалы. То были специально выделенные для этого в отряд «особого назначения» морские пехотинцы из 9-й бригады морской пехоты под командованием старшего лейтенанта А. Ф. Айдинова и военного комиссара Д. Ф. Пономарева. Они захватили часть порта и обеспечили подход к причалам кораблей с основными силами десанта.

В результате успешного завершения высадки двух десантов севернее Керчи и в Феодосии противник был полностью выбит с Керченского полуострова, и под Севастополем на время стало полегче.
Высокую оценку действиям морских пехотинцев в этой операции дал нарком Военно-Морского Флота СССР адмирал Н. Г. Кузнецов. В книге «На флотах боевая тревога» он пишет: «Особого восхищения заслуживает 83-я морская стрелковая бригада. Ее батальоны были передовыми отрядами при высадке 51-й армии в районе Керчи, у мыса Хрони и в других местах». Кроме мыса Хрони и мыса Зюк, часть бригады имела высадку у селения Челочик — один—два домика местных пастухов. Там высадилась часть 2-го батальона бригады под командованием старшего лейтенанта А. Тарасяна.

Большая часть артиллерии бригады на Керченский полуостров была доставлена по ледовой дороге через Керченский пролив, но 45-мм пушки отдельного противотанкового артиллерийского дивизиона пытались высадить с первым эшелоном. Во время боя за высадку действовал героически и погиб в бою командир этого дивизиона лейтенант А. Д. Холодный, кавалер ордена Ленина, полученного до службы в бригаде.

Для личного состава бригады это был первый бой, первое боевое крещение. Моряки, сражаясь на суше, показали образцы отваги, героизма, преданности Родине. Среди особо отличившихся был комиссар 1-го батальона старший политрук И. А. Тесленко, удостоенный звания Героя Советского Союза. В наградной реляции, подписанной полковником И. П. Леонтьевым и полковым комиссаром В. И. Навозновым, значится: «Лично возглавил десантный отряд и повел его в наступление, нанося большие потери противнику. Своим личным примером бесстрашия воодушевлял бойцов и в течение 3-х дней руководил боем против превосходящих сил врага. Захватил две батареи противника, минометы и оружие. Во время боя противник подбросил новые части и окружил десантный отряд. Тов. Тесленко И. А. был трижды ранен и не оставил поле боя, продолжал руководить выходом из окружения. Под его руководством отряд прорвал кольцо окружения... Лишь после четвертого ранения Тесленко был вынесен бойцами с поля боя и, несмотря на тяжелое ранение, продолжал интересоваться ходом боя». Командование бригады сделало вывод о том, что И. А. Тесленко достоин награждения орденом Ленина. Однако командующий войсками 51-й армии генерал-лейтенант Львов и член Военного совета корпусной комиссар Николаев сделали приписку: «Считаем необходимым и ходатайствуем о присвоении ему звания Героя Советского Союза». Так отважный политрук стал первым Героем славной 83-й бригады морской пехоты.

Здесь следует заметить, что 3 января 1942 г. приказом наркома ВМФ 83-я бригада, сформированная как «морская стрелковая», была переименована в 83-ю бригаду морской пехоты.

Среди особо отличившихся имена: начальника штаба батальона И. В. Жернового, помощника начальника штаба батальона лейтенанта А. А. Онежко, лейтенантов В. Д. Вишневского, Н. А. Куюмчана, старшины 1 статьи А. В. Рай-кунова, комсорга батальона Я. С. Гринберга, командира роты разведки А. Мартынова, разведчика Ф. С. Егинова. Отличились также морские пехотинцы разных боевых специальностей: Л. Е. Белоножко, Е. А. Барановский, Я. С. Борисенко, И. С. Вишняков, Г. С. Волков, С. А. Воронов, Г. Т. Геращенко, Я. М. Горобец, О. В. Дыков, И. Ф. Дергачев, И. Д. Дубоделов, А. А. Жмур, В. А. Захаров, С. М. Зинченко, В. А. Зиновьев. Н. С. Ильюхин, П. В. Караченцев, С. Т. Колесников, О. Я. Константинов, Ф. А. Корнелюк; Г. Ф. Ковалев, П. И. Куприяненко, Я. М. Левицкая, В. В. Максименко, А. Д. Матвеев, Л. В. Мизин, А. С. Нижник, Н. И. Нестеренко, Л. В. Обрезкова, М. К. Обоенко, А. Н.Осинцева, М. Г. Поважный,, Г. А. Потов, В. А. Приселков, Н. Л. Семенов, Н. В. Сбродов, Д. Д. Глушко, Ю. Л. Росси, Я. П. Те¬рещенко, П. П. Фомин, М. М. Шармина.