Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Прошли годы.
Мы едем в Николаев на празднование двадцатилетия победы над гитлеровской Германией. Нас пригласила общественность Николаевского речного порта.
В купе вагона четверо: Юрий Егорович Лисицын, Ефим Митрофанович Павлов, Екатерина Никифоровна Ольшанская и я. С нами не было командира нашей группы Кирилла Бочковича и Ивана Дементьева. Они погибли в последние дни войны...
Вспоминаем войну, друзей, бой в порту.
Сколько лет жили в одной, Московской, области, а встретились случайно.
С Ефимом Павловым - на футбольном матче «Динамо» - «Спартак».
С Юрием Лисицыным меня свели работники Ленинградского Центрального Военно-морского музея. Им было известно о моем существовании, но где живу, они не знали. Написали в Мичуринский райвоенкомат, и тот помог найти меня. С помощью музея я и Лисицына разыскал. Он живет и работает совсем рядом - в Мытищах.
Теперь с Павловым и Лисицыным мы видимся довольно часто.


- А я так и не нашла своего сына, - тихо произнесла Екатерина Никифоровна. Все время, пока мы предавались воспоминаниям, она сидела и смотрела то в раскрытую книгу, то на нас. - Сколько я исколесила дорог? В каких только городах и селах не побывала? Разных людей повидала. Все искала. Ведь я уверена - жив мой Валерик. Не раз нападала на его след, а потом снова теряла и всё начиналось заново. Как тяжело потерять мужа, сына, родных. Что натворила проклятая война!..
Поезд бежал, стучал на стыках рельсов, отсчитывая километры. Расстояние от Москвы все увеличивалось, а Николаев приближался...
Выходим из вагона и глазам своим не верим: вся привокзальная площадь заполнена народом. Развеваются красные флаги, над головами подняты плакаты, у многих в руках большие букеты живых цветов.
Среди встречающих - Николай Щербаков. Раздобрел бывший матрос, а некогда пышная шевелюра заметно поредела. Прошло ведь более двадцати лет как мы виделись. Где все эти годы жил Щербаков? Что делал? Николай рассказывает: окончил юридический факультет Ростовского университета, а в Николаев приехал из Ростова-на-Дону, где работает помощником прокурора.
В городском комитете партии узнали, что получена телеграмма от Никиты Гребенюка. Лежит в больнице, приехать не может, просит передать всем большой привет и наилучшие пожелания...
Никита закончил заочно Высшую партийную школу при ЦК КПСС. Сейчас работает в Линце, под Веной, диспетчером Советско-Дунайского пароходства.
Секретарь горкома сообщил, что отыскался и Михаил Хакимов, он - железнодорожник, живет в Казани и вот-вот должен прилететь. Весть эта меня очень взволновала... С нетерпением жду друга, а его всё нет и нет. Звоним на аэродром: из-за плохой погоды самолет задерживается. Миша прибыл только под вечер 9 мая. Встреча произошла во время киносъёмок.
Он появился неожиданно и уже из дверей закричал:
- Паташонок!
Милый ты мой, дружище! Мы бросились в объятия, целуемся и плачем, а кинооператор знай крутит аппарат и похваливает: «Вот это кадры!»
Вместе с Мишей ходили по городу, любовались им, вспоминали, каким он был в те мартовские дни 1944 года. А сейчас... Пышной зеленью поросли воронки и траншеи. Под лучами южного солнца сверкает Николаев.
На нарядных улицах, площадях, бульварах и скверах многолюдно. Звонкоголосая детвора беспечно резвится в тенистых парках, на пляжах, водной станции. Вот снялись с якоря четыре белоснежных яхты, ветер натянул паруса и погнал их по просторам Южного Буга.
Я смотрел на счастливых, жизнерадостных людей и думал о своих друзьях-товарищах, о тех, с которыми в огне и чаду под ураганом снарядов и мин провел двое суток вон близ того серого здания. Это новый элеватор. Там мы сражались за счастье этих милых моему сердцу людей. Там сгорели десантники.
Помнят ли о них эти счастливые?
Я долго стоял, обнажив голову, на берегу Ингула. Здесь среди деревьев и цветов похоронены мои боевые товарищи. А вот и памятник морякам-десантникам. Жители города воздвигли его в 1947 году. У высокого пьедестала живые цветы.
Нет, не забыты герои!  Они бессмертны!
Имя Шестидесяти восьми присвоено одной из городских площадей, рядом с которой находится улица Константина Ольшанского.
В бывшей конторе порта, в подвальном помещении, куда в последние часы боя Ольшанский перенес свой штаб, открыт музей. В нем собраны и бережно хранятся личные вещи десантников. На стенах висят наши портреты.
В дни празднования двадцатилетия освобождения Николаева на территории порта был установлен большой бюст Ольшанского.
Николаевские судостроители спустили на воду новое судно, присвоив ему имя нашего командира. Вот он, «Константин Ольшанский», стоит у причала. Я смотрю на него и вспоминаю строки стихотворения:

Мы идем сквозь револьверный лай,
Чтобы, умирая, воплотиться в пароходы,
в строчки и в другие долгие дела...

В. В. Маяковский, «Товарищу Нетте, пароходу и человеку».

Мы пробыли в Николаеве десять дней, и все они прошли среди людей, всюду были волнующие, незабываемые встречи.
Вместе с жителями города мы испытали огромную радость, когда узнали, что Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Советского Союза Андрею Ивановичу Андрееву, бывшему рыбаку из села Богоявленское, который был в нашем отряде проводником и вел нас по Южному Бугу в Николаевский порт.
Поистине Андрей Андреев совершил бессмертный подвиг! Ведь он не был военным, его никто не обязывал отправляться в такой опасный путь. Он сам, по велению собственного сердца пошел показывать нам дорогу. Андрей провел рыбацкие лодки по реке и нашел наиболее безопасное место высадки. Он отлично знал территорию порта, помог Ольшанскому расположить участников десанта в наиболее удачном месте. Вместе с нами Андрей вступил в поединок с гитлеровцами. В бою он проявил отвагу и мужество и погиб как герой.
Нет сомнения, что будут установлены и имена тех двенадцати сапёров и связистов, которые присоединились к нашему десанту, когда мы погружались на лодки. Над их розыском сейчас работают журналисты, военные историки, сотрудники Архива Министерства обороны. Из шестидесяти восьми десантников теперь в живых осталось шестеро.
Николаевцы тепло проводили нас. Пионеры и школьники преподнесли нам большие букеты цветов...

Я читаю пожелтевшие от времени документы - «Краткое изложение боевого подвига». Это - хранящиеся в архиве Представления на присвоение звания Героя Советского Союза участникам Николаевского десанта.
Вот первый листок. В нём, по военному лаконично и сухо, говорится о нашем командире.

«67 моряков и армейцев под командованием старшего лейтенанта Ольшанского в ночь на 26 марта 1944 года высадились в Николаеве.
При сильном встречном ветре десантники прошли на рыбацких лодках около 15 километров по Южному Бугу, причём на протяжении 7 километров их путь пролегал по территории врага. Лодки наполнялись водой, которую непрерывно приходилось вычерпывать. В чрезвычайно трудных условиях водная преграда была преодолена. Отряд подошел к назначенному месту, высадился, быстро закрепился и, поддерживая связь с частями Красной Армии, начал активные действия.
Противник не ожидал такого смелого и дерзкого удара у себя в тылу. На борьбу с десантом гитлеровцы бросили большие силы, вооруженные артиллерией, огнемётами и автоматами.
По не испугались мужественные богатыри! В течение двух суток отбивали яростный натиск врага. 5 атак носили особенно ожесточенный характер. Против советских чудо-богатырей были применены все виды оружия - танки, артиллерия, огнеметы. А в последней атаке даже отравляющие вещества, которые вызывали сначала общее ослабление, утомляемость и сон. Чтобы скрыть следы своих преступлений, противник сжег из огнеметов трупы погибших и отравленных храбрецов.
Верные сыны Родины, советские воины явили пример мужества, геройства и отваги. Несмотря на тяжелое состояние, старший лейтенант Константин Ольшанский не сложил оружия, до последнего дыхания руководил боем и погиб смертью героя.
За проявленные геройство, мужество и отвагу в борьбе против немецко-фашистских захватчиков старший лейтенант К. Ф. Ольшанский достоин присвоения звания Героя Советского Союза (посмертно).

Майор Ф. Котанов,
командир 384-го Отдельного батальона
морской пехоты Одесской военно-морской базы Черноморского флота.

30 марта 1944 г.»

Ещё более сжато сказано о каждом из нас, воевавших под командованием Константина Ольшанского.
В том же архивном деле подшита газета «Известия». В ней опубликован Указ Президиума Верховного Совета о присвоении всем нам звания Героя Советского Союза.
И, наконец, номер «Правды» за 9 мая 1965 года. В день двадцатилетия Победы над фашистской Германией звания Героя Советского Союза посмертно удостоен и наш проводник, партизан Андрей Иванович Андреев.
...Я читаю документы о подвигах моих боевых товарищей - участников Николаевского десанта. Было нас шестьдесят восемь...