В 1982 г. дивизия морских десантных сил ТОФ приняла участие в учениях "Луч", основной задачей которых являлась отработка совместных действий сил высадки и отрядов кораблей огневой поддержки десанта в ночных условиях с использованием инфракрасной аппаратуры для управления силами.

На этапе подготовки к учениям, которая заняла около четырех месяцев, провели проверку и привели в полную боевую готовность корабельную инфракрасную аппаратуру для ночного маневрирования. Было выявлено много недостатков — на некоторых кораблях "изделия" по недосмотру или халатности вышли из строя и требовали ремонтных работ в условиях мастерских. Для переносных инфракрасных приборов потребовалось большое количество индивидуальных источников питания. Нашу подготовку к учениям курировал вице-адмирал Н.Я.Ясаков — именно его неуемная энергия, требовательность и даже жесткость в этих вопросах имели следствием то, что к началу учений все корабли были укомплектованы штатными средствами. Кроме того, многие корабли получили новые приборы, которые уже были приняты на вооружение, но еще не получили широкого распространения (например, ночные визиры, сигнальные фонари и пр.). Только после тщательных проверок и тренировок (сначала одиночного корабля, затем подивизионно) мы начали готовиться к самому учению.

По замыслу учений, формирование десантных отрядов происходило в Уссурийском заливе. Пунктами посадки выбрали б. Кетовая и Горностай. Посадка десанта происходила ночью, в пунктах посадки поставили "заморбличенные" створы, корабли шли на посадку с выключенными огнями, используя только инфракрасное оборудование. Все подошли к берегу без происшествий, десант приняли нормально. Кстати, колонны техники морской пехоты шли к пункту посадки с выключенными фарами, пользуясь только защищенными огнями, все сигналы командиры соединений морской пехоты передавали подчиненным им подразделениям "защищенными" огнями. Использовать средства радиосвязи запрещалось (за исключением аварийных ситуаций, но таких не было).

Учения "Луч" запомнились очень тщательной проработкой всех, вплоть до мельчайших, деталей: все было предусмотрено, расписано и, главное, все шло по плану (а так, увы, бывает не всегда). Сложно, все "на нервах", но к утру погрузку закончили, и десантные корабли рассредоточились у б. Кетовая по отрядам (было сформировано два десантных отряда и отряд обеспечения).

В назначенное время начали формироваться силы высадки — корабли дали ход и начали выстраиваться в соответствии с диспозицией (ДЕСО-1, ДЕСО-2). Артиллерийские корабли, осуществлявшие во время погрузки охрану рейда, также заняли свои места в ордере. Началось движение в сторону б. Владимирская Уссурийского залива. На пути получили информацию о действиях обнаруженных ПЛ, о поставленных противником минных заграждениях и пр. Штаб сил высадки эту информацию учитывал, производил уклонение и соответствующее обстановке маневрирование. Такие действия были очень сложны, т.к. силы высадки насчитывали около 50 единиц различных Классов и проектов. Вся эта армада четко управлялась, ДЕСО и отдельные корабли, послушно выполняя приказания, двигались к намеченной цели.

Переход был совершен в течение трех суток. Сначала от Владивостока к б. Владимирская, где сделали поворот и взяли курс в открытое море. Уже в нейтральных водах мы развернулись и морем пришли к м. Клерка архипелага Римского-Корсакова. Там мы постоянно проводили отработку высадки десанта. Поблизости находился полигон, который часто использовали для бомбометания морская авиация, а надводные корабли — для артиллерийских стрельб. Ночью подошли к месту будущей высадки. Все огни, естественно, погашены — единственный свет, который можно было увидеть, это были огни САБ (светящихся авиабомб), которые сбрасывали самолеты морской авиации, подсвечивая цели для бомбометания на полигоне. Не успела отработать авиация, а корабли огневой поддержки уже выдвинулись ближе к берегу и начали обработку побережья. После окончания артподготовки ДК прошли через их строй и начали движение к месту высадки.

В первом броске шли подразделения морской пехоты на ДКаВП, высаженных БДК «Иван Рогов» и «Александр Николаев». Для того, чтобы лучше ориентировать отряды ДКаВП, их лидерами работали ТКА на подводных крыльях. В одном из отрядов концевой катер под командованием ст. лейтенанта Соловьева отстал. Чтобы догнать свои корабли, он увеличил скорость до 30 уз. В это время ТКА на расстоянии 5 каб. от берега сделал поворот влево, чтобы пропустить вперед ДКаВП, отошел на одну милю и лег в дрейф. Два первых катера без проблем вышли на пункт высадки за линию противодесантной обороны и начали высадку морской пехоты. Отставший катер значительно отклонился от курса и как раз вышел на лежавший в дрейфе ТКА-лидер. Когда на ТКА поняли, что на них на огромной скорости с потушенными огнями идет ДКаВП, они включили прожектор. Командир ДКаВП, увидев опасность, с полного хода сделал "стоп". От столь резкой остановки два БТР сорвались с крепления и вылетели из трюма катера. При этом погибли пятеро морских пехотинцев.

Это происшествие смазало общее впечатление об учении на последующем разборе, несмотря на отличное выполнение поставленных задач как до аварии, так и после. Учение продолжалось. Волны десантируемых подразделений накатывались на охраняемое побережье, сметая все на своем пути. Все шло в соответствии с планом, "без сучка и задоринки". Вскоре оборона противника была повержена, все запланированные к высадке силы находились на берегу. И это в полной темноте, без использования осветительных приборов. Действия десантных сил в целом были оценены положительно, но трагическое событие наложило, видимо, свой траурный отпечаток на оценку учения. Практика таких учений, насколько мне известно, не получила распространения. Результаты нашего учения разбирались в ВМА, меня также приглашали на 6-е ВСОК ВМФ, где я выступал с докладом перед командирами кораблей.

Учение "Луч" стало самым запоминающимся, хотя тяжелым и трагическим событием в моей службе на Дальнем Востоке. Впрочем, служба в тот период была наполнена различными трудными ситуациями, из которых мы всегда находили выход. Кроме участия в ежегодных общефлотских учениях, мы осуществляли снабжение удаленных "точек" флота. Дальневосточная практика этих действий практически не отличалась от того, чем мне приходилось заниматься на СФ. Важным направлением деятельности дивизии была подготовка и отправка БДК на БС в состав 8-й ОПЭСК ТОФ. Там постоянно находились один-два БДК из состава нашего соединения с батальоном морской пехоты на борту. Основной их задачей являлась демонстрация военно-морской мощи. В Индийский океан мы посылали самые подготовленные экипажи и подразделения, и я не сомневаюсь в том, что в случае необходимости морская пехота смогла бы защитить честь и достоинство нашей державы.

Часто наши БДК заходили в Сомали — мы доставляли туда бронетехнику и автомобили, забирали отслужившее свое машины, Постоянно выполнялись "пассажирские" рейсы в Камрань (два-три БДК по два-три раза в год совершали рейсы в эту базу, доставляя туда молодое пополнение и забирали отслуживших срочную службу). Привлечение БДК объяснялось их конструктивными особенностями, позволяющими в достаточно комфортных условиях перевозить большое количество военнослужащих.

Большая работа выполнялась нашими БДК по обеспечению строительства нового пункта базирования на Курильской гряде в б. Броутона (в кратере потухшего вулкана) о. Семушир. В этом достаточно удобном месте создавалась современнейшая база АЛЛ. Мы туда доставили береговой ракетный полк в полном составе, большое количество различного оборудования и техники, танки ИС (их зарывали в землю, бетонировали — таким образом создавалась хорошо укрепленная огневая точка). Особыми стали для наших ДК рейсы по доставке в б. Броутон большого количества боеприпасов времен Второй мировой войны. Дело в том, что слабым местом новой базы был мелководный канал, связывающий кратер потухшего вулкана с проливом. Канал было решено углубить, а в качестве взрывчатки использовать отслужившее свое снаряды, боевые части торпед и прочие "изделия", содержащие большое количество ВВ. Основная серия взрывов, пробивших канал, была осуществлена еще до моего прибытия на Дальний Восток.

В целом Курильские острова были достаточно хорошо известны командирам наших ДК. Постоянные "грузовые" рейсы мы совершали на различные острова этой гряды, а также на Сахалин. Но не только они связывали нас с Курилами. Этот регион мы использовали и для своей боевой подготовки. В 1985 г. состоялась достаточно крупная высадка десанта в б. Касатка о. Иртуп. Общее руководство учениями осуществлял командующий ТОФ адмирал флота В.В.Сидоров. Учения, в которых принимали участие практически все корабли дивизии, запомнились очень плохой погодой — высадка десанта проходила в штормовых условиях, но успешно. Кораблям нашей дивизии доводилось высаживать морской десант и в б. Анива на Сахалине.

Источник: Военно-технический альманах «Тайфун» №47, 2005 г

 



Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна