1 июля 1960 г. на карте Африки, появилось новое независимое государство – Сомали. Одним из первых шагов нового сомалийского руководства стало заявление, что соглашение 1954 года по которому устанавливались границы бывших колоний, стало недействительным после провозглашения Сомали независимости. 30 августа 1960 г. правительство Сомали опубликовало манифест, в котором содержался призыв к созданию "Великого Сомали", который включал бы всю территорию Сомали, находившуюся под британским и итальянским правлением, а так же часть Эфиопии, Кении и Джибути населенных сомалийцами.

Парламентарная демократия, преобладающая с момента провозглашения независимости в 1960г.  до военного переворота в 1969г.,  обеспечила грубый баланс кланов в правительстве, но кумовство и коррупция в конечном итоге разрушили общественную веру в эту  систему. При этом сомалийцы никогда не были удовлетворены существующим уровнем помощи США, которая, тем не менее, была вероятно больше чем где ни будь в развивающихся странах Африки. С 1954г. до 1970г., когда была прекращена американская помощь, США  дали Сомали почти 80 мил. долларов в виде помощи на развитие. По этому сомалийцы установили дипломатические и экономические отношения с социалистическими странами, рассчитывая на их помощь.

Дипломатические отношения СССР с Сомали были установлены 11 сентября 1960г. В апреле 1961г. Сомалийскую Республику посетила делегация из СССР, а в мае-июне 1961г. состоялся визит сомалийской миссии во главе с премьер-министром Абдирашидом Шермарком в Советский Союз. 2 июня 1961г. в Коммюнике стороны отметили общность взглядов по ряду международных проблем и успешное развитие отношений. СССР предоставил на льготных условиях долгосрочный кредит в размере 40 млн. рублей и товарный кредит сроком на пять лет на 7 млн. рублей, на развитие промышленности и сельского хозяйства, а также безвозмездную помощь в строительстве ряда объектов, в подготовке национальных кадров и командированием специалистов. Тогда же был заключен ряд соглашений, которые обрели реальность27 марта 1962г.: был подписан протокол о строительстве двух госпиталей, средней школы на 300 учащихся, типографии. Так же были подписан протокол о помощи в строительстве мясокомбината, рыбоконсервного завода, морского порта, мастерской для ремонта сельхоз. машин и дорожной техники и в освоении земель государственных хозяйств Сомали. 22 октября 1963г. был подписан протокол о воздушном сообщении, 31 марта 1964г. о техническом содействии в строительстве в Сомали госпиталя на 50 коек.

В 1962г. состоялись первые военные контакты между нашими странами. 27 апреля 1962г. было принято распоряжение Совета Министров СССР о приеме на обучение в высшие учебные заведения 50 военнослужащих из Сомали. В 1962 Советский Союз согласился предоставить Сомали кредит в 32 миллиона долларов, чтобы модернизировать ее армию и увеличить ее до 14000 человек.

Одно из первых посещений Сомали советскими боевыми кораблями состоялось 14 сентября 1962г., когда отряд советских кораблей в составе крейсера «Орджоникидзе», сторожевых кораблей «Гризон» и «Корсак» под флагом первого заместителя командующего КЧФ вице-адмирала В.Чалого, совершавший переход в Индонезию, прибыли на рейд Байер-Мерайо (Сомали). Прибывших на борт крейсера сомалийских пограничников накормили и напоили, заодно уладив все формальности. На следующий день, пополнив с танкера «Максим Горький» запасы топлива, котельной воды и масла, корабли покинули рейд и вышли в Индийский океан.

В 1963г. сомалийцы предприняли первую попытку разрешить территориальный спор насчет провинции Огаден с Эфиопией  силой, атаковав ряд эфиопских пограничных постов. Однако "первый блин вышел комом". Эфиопская армия смогла быстро смогла взять верх над сомалийской. Эфиопские части в ходе конфликта даже неоднократно вторгались на территорию соседа. В урегулировании этого конфликта большую роль сыграло правительство СССР: в январе-марте 1964 года Могадишо  и Аддис-Абебу посещает дипломатическая делегация во главе с Я.А. Маликом. Итогом целого ряда переговоров стало заключение в марте1964 года в Хартуме (Судан) перемирия. Неудача в Огадене, совпала с категорическим отказом Великобритании в 1963 году при провозглашении независимости Кении передать Сомали северные пограничные районы своей бывшей колонии, преимущественно населенные сомалийцами. В этих условиях сомалийских эмиссаров, попытавшихся приобрести оружие на Западе, ждал более чем прохладный прием, поставки оружия оговаривались рядом требований, в числе которых были неизменность установленных границ, что естественно не устраивало сомалийцев.

После того как сорвались попытки купить оружие у западных стран, в ноябре 1963г., сомалийское руководство объявило, что это примет советское предложение. И уже  4 декабря 1963г. было принято распоряжение Совета Министров СССР об обеспечении поставок в Сомали стрелкового вооружения на условиях беспроцентного кредита на 55 миллионов долларов со сроком погашения 20 лет. Были поставлены танки  T-34, БТР, самолеты МиГ-15 и МиГ-17 (12 шт в 1963 г. и 54 к 1967 году). Приблизительно 300 советских военных советников прибыли в Сомали, чтобы обучать армию, а приблизительно 500 сомалийцев (пилоты, офицеры, техники) обучались в СССР.

Создание сомалийского флота было начато СССР в 1965г: были доставлены и переданы первые два сторожевых катера проекта 368П, в последующем до 1969г. сомалийский флот получил малые торпедные катера проекта 123бис, большие торпедные катера проекта 183, десантные катера проекта 1785.

Боевые катера переданные Советским Союзом ВМС Сомали в 1965-1969гг.
6 сторожевых катеров пр.368П (2 единицы в 1965, 3 единицы в 1966): тип 9.
6 малых торпедных катера пр.123бис.
4 большие торпедные катера пр183 в 1968: тип 7.
4 десантных катера пр.1785 в 1968-1969.

Торговый флот Сомали к 1966г. насчитывал 3 судна общей вместительностью 10.857брт.
В мае 1965г. в порт Могадишо советский п/х «Иван Сеченов» доставил оборудование для молокозавода строящегося с помощью СССР. Советские специалисты передали правительству Сомали проектное задание на порт Бербера который страна будет строить при помощи нашего долгосрочного кредита. Кроме «Сеченова» в Сомали за последнее время побывали «Магнитогорск», «Андижан», «Восток», «Наманган» и другие. 

Договоренность о строительстве СССР нового порта в Бербере, который на тот момент имел один пирс с одним пятитонным краном, состоялось в 1962 году и уже в конце того года в Берберу прибыла изыскательская экспедиция «Союзморниипроекта», а в середине 1965г., в соответсвии с договором, в Берберу прибыла первая группа советских специалистов для начала строительства порта. Тогда же началась доставка необходимого для строительства оборудования.

15 января 1966г. в Бербере был заложен первый камень будущего порта строящегося с участием СССР.  Директором строительства являлся сомалиец Мухамеджан Абди, но все ведущие специалисты были из СССР. Всего в Бербере проживали  около ста советских специалистов и членов их семей. Они — рабочие, техники, инженеры: моряки и монтажники, водолазы и водители  автомашин, бульдозеристы и экскаваторщики, работали вместе с сомалийцами. При этом перед нашими специалистами стояла задача подготовить квалифицированные кадры из местного населения, ведь здесь  наперечет даже люди со средним техническим образованием. По разным причинам в том числе и из-за коррупции, республика испытывает некоторые финансовые затруднения. Зарплата сомалийским рабочим выплачивается несвоевременно. Но люди не уходят  со стройки, пока не получат специальность. И если они овладели той или иной профессией под руководством советских специалистов, то  все знают, что эти рабочие — люди высокой квалификации.

В конце 1966г. линия шпунтов уже протянулась почти на всю длину будущих причалов. В Бербере смогут одновременно обрабатываться два крупно тоннажных судна. Естественные глубины здесь составляли в то время 9 метров. Но их  планировалось и углубить, если в том будет необходимость. На берегу шло строительство склада генеральных грузов, здания управления порта, крупных механических мастерских.

В канун Первомая 1968г. состоялось открытие нового причала порта Бербера, первым удостоился чести пришвартоваться к нему советский черноморский теплоход «Адмирал Ушаков».

Эксплуатация порта в Бербере началась с апреля 1969г. Он был механизирован, имел два портальных и три автокрана. Он вышел на первое место по числу обрабатываемых судов и на второе по тоннажу судов. На Берберу приходится 50% сомалийского грузооборота. Ежемесячно в порт заходит около 40 судов. За год через порт отправляется на экспорт свыше 1 мил. голов скота. За три года после начала эксплуатации в порт зашло 800 судов, суммарный грузооборот составил более 440 тысяч тонн и было вывезено свыше 3,5 млн. голов скота. Экспорт из Берберы идет в арабские страны, главным образом в Саудовскую Аравию и НДРЙ, в меньшей мере – в Кувейт и Бахрейн. С самого начала порт функционировал как рентабельный объект.

Почти одновременно со строительством СССР порта в Бербере, США сооружали порт в Кисимайо. До его сооружения суда обслуживались на рейде. Через порт вывозились бананы и древесный уголь, а ввозился цемент, лес, продовольствие. Изучение показало, что районы Приджубья обладают большим потенциалом для развития сельского хозяйства. Поэтому еще до провозглашения независимости возникла необходимость строительства порта в Кисимайо. В ноябре 1959г. представители американского Корпуса военных инженеров провели предварительные изыскания по строительству порта Кисимайо. Затем был составлен проект работ и началось строительство. В 1967г. было завершено возведение основных сооружений порта, после чего продолжилось строительство служебных зданий и коммуникаций. Революция в Сомали спутала расчеты монополистического капитала на увековечение господства в республике. В мае 1970г. США объявили о прекращении помощи СДР. Были лишь отпущены средства для завершения давно начатых работ, в том числе строительства кисимайского порта. Озлобление американцев было настолько велико, что по завершении работ в порту они сбросили часть оставшегося оборудования (фермы, балки и др.) в море у Змеиного острова.

Техника и оборудование была основным что поставлял СССР в Сомали, так в 1966г. на долю машин и оборудования приходилось 83,3% советского экспорта в Сомали. Помимо этого поставлялись и другие товары, так в 1968г. из СССР было поставлено 4 мил. метров хлопчатобумажных тканей, 30 тысяч тонн цемента, 4 тысячи тонн пшеничной муки.

17-24 апреля 1968г. в Могадишо с первым официальным визитом пришел отряд боевых советских кораблей под флагом командира эскадры Тихоокеанского флота Н.И.Ховрина, в составе КР «Дмитрий Пожарский», БПК «Стерегущий» и танкера «Полярник». В мероприятиях визита участвовали руководители Сомали и вооруженных сил этой страны, а также чрезвычайный и полномочный посол СССР в Сомали С.П.Дюкарев и военный атташе полковник М.М.Зверев.

Вовлечение армии в политическую борьбу, майские события в 1969г.в Судане и опасность осуществления плана премьер-министра М.Х.Ибрагима Эгаля объединить армию с полицией и поставить во главе её "удобного человека" сплотила и объединила большую часть офицерства вокруг Сиада Барре. 15 октября 1969г. собственным охранником  был убит президент А.А.Шермарк. Группировка Эгаля выдвинула кандидата на пост президента М.Богора, миллионера, ярого противника политики нейтралитета и сторонника проамериканской ориентации Сомали.  Угроза прихода к власти прозападных реакционных элементов, поддерживавшихся империалистическими кругами, вынудила патриотические силы Сомали принять решительные меры. В ночь на 21 октября 1969 прогрессивные офицеры сомалийской армии под руководством командующего армией генерал-майора Мохаммеда Сиада Барре осуществили революционный переворот и взяли власть в стране в свои руки. Министры прежнего правительства были арестованы, парламент, политические партии, общественные организации распущены. Вся власть перешла Верховному революционному совету (ВРС), президентом которого стал Мохаммед Сиад Барре. Сомали было провозглашено Сомалийской Демократической Республикой (СДР). После переворота региональные кланы не получили мест в центральном правительстве, из-за чего они перестали подчиняться ему. Возник вооруженный конфликт. Сомалийское правительство стало использовать помощь, поступавшую из СССР, для борьбы с оппозицией. Сомалийский режим на время оказался главным партнером Советского Союза в Африке. В 1970г. новое руководство провозгласило строительство в своей стране социализма. С этого момента объемы советской помощи с каждым годом нарастали, а в ответ сомалийская территория рассматривалась как возможный район базирования.

С целью поддержки нового сомалийского руководства от попыток свержения СССР привлек флот. 1-14 декабря 1969г. порты Кисимайо, Могадишо и Бербера с официальным визитом пришел отряд кораблей в составе 2 БПК «Владивосток», «Строгий», БДК «БДК-66» и танкера «Егорлык». Отряд выполнял переход из Севастополя на  Дальний Восток  вокруг Африки. Корабли отряда выполнили аналогичную миссию,  посетив и Судан. В апреле 1970г. несколько боевых советских кораблей посетили Могадишо в тот момент, когда новый режим опасался возможного государственного переворота, поддержанного имперскими властями Эфиопии.

27 апреля 1970г. в Могадишо было объявлено о разоблачение заговора против режима. Заговорщики предположительно пытались развязать конфликт с Эфиопией, чтобы отвлечь армию, и в это время свергнуть режим Сиада Барре. СССР использовал находившиеся в Сомали свои корабли для демонстрации поддержки существующей власти.  17 апреля, за десять дней до объявления о разоблачение заговора, два советских боевых  корабля пришли в Могадишо для пятидневного официального визита. Но  дружественный визит превратился в демонстрационный. Хотя суда, как намечалось должны были уйти 22 апреля, но не последовало никаких объявлений об их отъезде, вопреки обычной практике при официальных посещениях. Очевидно, они оставались в порту до второй недели мая, чтобы быть уверенными в стабильности режима Сиада Барре.

В июне 1970г. США и ФРГ объявили о прекращении гуманитарной помощи Сомали.

По случаю первой годовщины «сомалийской революции» (21 октября) в Могадишо прибыла партийно-правительственная делегация во главе с членом Политбюро ЦК КПСС, первым зампредсовмина Д.С.Полянским. Сомалийцы при переговорах высказывались за расширение советской помощи. В Совместном коммюнике 30 октября 1970г. стороны подтвердили заинтересованность в дальнейшем развитии разносторонних связей. 19 ноября 1970г. в Заявлении стороны констатировали наличие отношений дружбы и сотрудничества в различных областях. Была достигнута договорённость о сотрудничестве в строительстве на р. Джуба плотины с ирригационными каналами и ГЭС и по ряду др. экономических вопросов.

В декабре 1971г. подписано соглашение о строительстве Советским Союзом в портах Сомали трех нефтехранилищ.

С 1969г. до  октября 1972г. советские военно-морские силы выполнили 45 посещений портов Сомали (1969 – 2, 1970 – 7, 1971 – 22, 1972 (весь год) – 20), из 171 визита советских кораблей за этот период в страны  Индийского океана.  

В феврале 1972г. Сомали в составе правительственной делегации посетил МО СССР Маршал Советского Союза А.А.Гречко. Специально для этого с визитом в Могадишо в период с 10 по 19 февраля пришел отряд кораблей под командованием контр-адмирала В.С.Круглякова в составе РКР «Варяг», БПК «Строгий» и МТЩ. Министр  совместно с президентом Верховного революционного Совета Сомали Мохаммедом Сиад Барре посетил РКР «Варяг». По приказу Гречко при стоянке с крейсера «Варяг» была произведена стрельба двумя зенитными ракетами комплекса ЗРК «Волна». При этом стрельбы едва не привели к международным осложнениям с западными странами. В ходе  этого визита в 1972г. было достигнуто соглашение о заходе советских кораблей в порты Сомали и создании там ПМТО, для чего заключили соглашение о модернизации порта Бербера.

В апреле 1972 г. было достигнуто соглашение с правительством Сомали о периодическом базировании самолётов Ту-95РЦ и Ил-38 на аэродроме Бербера. Для обеспечения базирования и поддержания аэродрома в эксплуатационном состоянии затрачивались значительные средства, были созданы огромные запасы горюче-смазочных материалов. Но когда из-за создавшейся политической обстановки личный состав и самолёты покинули Сомали, все запасы материальных средств пришлось оставить.

26 июля 1972г. между СССР и Сомали был подписан протокол о сотрудничестве в области рыболовства.  

В Бербере был создан 527 ПМТО. В проектировании и строительстве ПМТО принимали участие руководители и ведущие специалисты Медицинской службы ВМФ. В 1974г. у причала стояла плавказарма «ПКЗ-98», а на берегу был развернут зональный узел связи. Командир ПМТО (в 1974) капитан 1 ранга Григорий Федорович Ус, начальник узла связи капитан 1 ранга Владимир Бондарь.

В 1973г. советские корабли посетили порты Сомали 50 раз (по другим данным 42), в том числе 15-20 марта в Могадишо  с официальным визитом пришел отряд кораблей под командованием контр-адмирала В.С.Круглякова в составе КР «Адмирал Сенявин» и МТЩ. Во время этого визита 16 марта на борту крейсера побывали 1-й заместитель командующего сомалийской национальной армией бригадный генерал Абдулла Мохамед Фадил и командующий ВМС Сомали подполковник Мохамед Геле Юсуф. В 1974 посещений было уже 85 раз (по другим данным 61)

В марте 1974г. ПМТО в Бербере впервые посетили советские атомные лодки ПЛАРК пр.670 «К-201» (капитан 2 ранга В.Д.Хайтаров) и АПЛ пр.671 «К-314» (капитан 2 ранга В.П.Гонтарев) выполнявшие в составе отряда кораблей переход с Северного флота на Тихоокеанский южным путем. Первым из состава отряда в Берберу 23 февраля начала переход плавмастерская «ПМ-129». Ночью 7 марта в Аденском заливе по распоряжению командующего отряда подводные лодки всплыли в надводное положение и, следуя в кильватер за ЭОС «Башкирия», направились в Берберу, где их экипажи должны были отдохнуть и произвести своими силами профилактический ремонт некоторых механизмов. В Берберу пришли 10 марта. Две недели личный состав атомоходов отдыхал в порту. Вместе с тем командование уделяло большое внимание корректности при общении с местным населением, охране подводных лодок и бдительности. 26 марта отряд покинул Берберу.

В 1974г. первоначально планировалось использовать Берберу как главный пункт базирования тральных сил при разминировании Суэцкого залива, но потом воспользовались Хургадой. Тем не менее, с 27 сентября по 3 октября 1974г. в ПМТО в Бербере на обратном пути после окончания траления Суэцкого залива с визитом находились ПКР «Ленинград» и «БПК «Скорый». По решению МИДа корабли в порт не заходили, он был мал для «Ленинграда», а стояли на рейде. Связисты узла связи «Палас» ПМТО обеспечивали переход «Ленинграда» и «Скорого» вокруг Африки.

11 июля 1974г. СССР заключил с Сомали  Договор о дружбе и сотрудничестве на 20 лет, в Могадишо его с Мохаммедом Сиадом Барре подписал Н.В Подгорный. В целом, это был обычный по своему содержанию документ, которым в те годы мы подписывали с рядом дружественных нам африканских и азиатских стран. Это не был договор о воен¬ном союзе или взаимной помощи (типа тех, что заключались на¬ми с «братскими социалистическими странами»), обязывающий стороны оказывать друг другу непосредственную военную поддержку в случае агрессии с третьей стороны и т.п. Почему мы пошли на заключение с сомалийцами такого договора? Думается, что основной мотив заключался в стремле¬нии получить возможность укрепить военно-политические позиции Советского Союза в данном стратегически важном районе в противовес позициям там США и их союзников в контексте об¬щего противостояния между Востоком и Западом в период «холодной войны». Играли, конечно, свою роль и идеологические соображения относительно «естественного союза сил социализма и национально-освободительного движения», причем совершенно очевидно, что нами  переоценивались «прогрессивные возможности» и, наоборот недооценивались националистические стремления. Так что самым большим недостатком этого договора было то, что, пойдя на этот договор, советская сторона не смогла обеспечить контроль за его реализацией и тем самым вольно или невольно какое-то время шла на поводу у своего партнера.

13 июля 1974г. в  Коммюнике сомалийская сторона выразила благодарность СССР за помощь в развитии экономики, подготовке кадров и укреплении обороноспособности Сомали.  В стране находилось несколько тысяч советских и кубинских военных советников и специалистов. Начались поставки сомалийскому авиационному корпусу истребителей МиГ-21МФ и "спарок" МиГ-21УМ (всего было заказано 40 самолетов), около десятка бомбардировщиков Ил-28, вертолетов Ми-8 и транспортных самолетов Ан-24. Для ПВО поставлялись зенитно-ракетные комплексы. Для усиления ВМС поставлялись современные корабли и катера.

Боевые корабли и катера переданные Советским Союзом ВМС Сомали в 1974-1977гг.
1 патрульный катер пр.1400Э в 1974.
2 ракетных катера пр.205У №125 в декабре 1975: тип 21.
4 торпедных катера пр.205Т №107, пр.205ЭТ в 1976: тип 20.
1 СДК пр.770МА в декабре 1976: тип 100.

В декабре 1974г. в Сомали с визитом побывал командующий советским ВМФ Адмирал Флота Советского Союза С. Горшков, который посетил ПМТО. К этому моменту Сомали получила от СССР вооружений и техники с 1961г. на 165 миллионов долларов. Число советских военных советников увеличилось от 300 в 1972г., до  1000 в 1974г. СССР продолжал развитие пункта базирования  в Бербере и для использования нашим флотом и аэродромов для наших самолетов разведчиков держащих под своим контролем большую часть Индийского океана.

Но несмотря на активное сотрудничество с СССР, Сомали искала новых союзников, в первую очередь в арабском мире. Для этого они вступили в Лигу арабских государств, сблизившись с Египтом. 

Советский Союз пришел на помощь Сомали когда многочисленные ее районы пострадали от катастрофической засухи в 1974-1975гг, тогда только погибших насчитывалось 20 тысяч человек. В апреле-июне 1975г. с нашей помощью проводилось переселение кочевников из пострадавших районов. Всего переселено 120 тысяч человек, в том числе около 20 тысяч на побережье Индийского океана, для занятия  рыболовством. Для перевозки людей СССР предоставил 12 самолетов «Ан-12» с экипажами и 165 грузовиков ЗИЛ-157 с водителями.  В Харгейсу из Одесского военного округа самолетами было направлено два автотранспортных батальона.

К операции  по обеспечению доставки гуманитарных грузов был привлечен и советский ВМФ. Буквально после первых дней работы советского автотранспортного и авиационного отрядов стало ясно, что имеющихся на аэродроме запасов авиационного керосина на долгую работу не хватит. Доставка топлива в короткие сроки была возможна только морским путем в порт Бербера. В соответствии с решением Правительства Главком ВМФ приказал командующему ЧФ подать топливо в порт Бербера танкером, а далее на аэродром Харгейса перекачивать его по тру¬бопроводу ПМТ- 100, который проложить вдоль шоссейной дороги Бербера-Харгейса.

15 июля 1975 года поступило конкретное распоряжение: командующему ЧФ направить в порт Бербера большой десант¬ный корабль – с бортовым номером 412, на котором, доставить комплект  ПМТ-100, а также 50 тонн автобензина в металлических бочках. Для обеспечения руководства погрузкой ПМТ-100, и автобензина, размещения и сопровождения груза на корабле, а также для прокладки и эксплуатации трубопровода в Сомали, была сформирована группа военнослужащих-специалистов службы горючего ЧФ, в составе 5 офицеров и 30 матросов. Руководство группой было возложено на заместителя начальника службы горючего полковника Олега Алексеевича Боговича.

Корабль загрузился  в Севастополе и в 17.00 17 июля 1975 г. Транспортировка была нелегка. С продвижением корабля на юг температура в трюме начала расти. При подходе к Красному морю наблюдаемые показатели достигли значений: воздуха в трюме +33°, у поверхности бочек +36°, забортной воды +26°С. После пересечения кораблем северного тропика Рака и вхождения в тропический пояс в 16.00 27 июля  эти показатели достигли: воздуха в трюме +42°, бочек + 46°, воды +29", а в 20.00 трюм нагрелся до +48°, бочки до +53°, забортная вода была +29-30°. Отдельные бочки вспучились, прокладки пробок разбухли, на верхних торцах начал выступать бензин. Для предотвращения возгорания паров бензина, пришлось включить си¬стему орошения забортной водой. Орошение продолжалось вплоть до швартовки БДК к причалу порта Бербера. Корабль подошел в порт Бербера 29 июля. Утром 30 июля  началась разгрузка бочек с бензином и передача их тыловому пункту ЧФ в Бербере. 1 августа войны трубопроводчики вдоль шоссейной дороги провели рекогносцировку по планируемому маршруту прокладки трубопровода Бербера-Харгейса. Но к этому времени стало ясно что необходимость в прокладке трубопровода отпала. Планами предусматривалось окончание вывоза последних эвакуируемых до 5 августа 1975 года. Вариант подачи авиационного керосина по трубопроводу Бербера-Харгейса предусматривался лишь на случай задержки эвакуации. Авиационный керосин был доставлен самолетами на другие аэродромы Сомали. Так трубопроводчики на этом же БДК 7 августа отправились обратно.

В 1976 г. находящаяся на БС в Индийском океане ПЛАРК «К-45» (к-2р. Г.М. Заварухин) выполнила заход в сомалийский порт Бербера, где простояли около 2-х месяцев. Экипажу удалось попутешествовать по африканской полупустыне, побывать в г. Харгейсе.

Фактически так оно и было,  реально  какое-то подобие базы ПМТО стал принимать только к концу своего существования. В Сомали работала самая крупная советская группа специалистов-строителей, которая по проектам 23 ГМПИ построила две отличные военно-морские базы: в Кисимайо и в Бербере. И если база в Кисимайо была небольшой и использовалась сомалийским флотом, то Бербера использовалась советским ВМФ. Как выше говорилось в Бербере был создан 527 ПМТО, к 1977г. в  Бербере советские строители с привлечением сомалийских специалистов сделали много. Первоклассный аэродром с взлетно-посадочной полосой длиной 4 км. На такую полосу можно базировать любые тяжелые сверхдальние самолеты как военные, так и гражданские. На берегу имелись: специально построенный узел связи, станция слежения, хранилище для тактических ракет, хранилище на 175 тыс. баррелей топлива. ПМТО имел пункт беспричальной бункеровки, плавучий док «ПД-66» приведен в конце 1975г. и плавучую судоремонтную мастерскую, с конца сентября 1976г. это была «ПМ-156». Последнее — жилой и казарменный городок на 1,5 тысяч человек, в котором была опреснительная станция на основе ионообменных элементов,  госпиталь. Отлично спроектированный, хорошо построенный и оборудованный госпиталь   был сдан в эксплуатацию в июле 1977г.

ПМТО работал, за пять первых месяцев 1975г. советские корабли посетили порты Сомали 22 раза, а всего за весь 1975г. было 54 посещения. В 1976г. визитов было 75. А всего с 1969г. по 1976г. советские корабли заходили в Сомали 283 раза.

Советско-сомалийские торговые и экономические отношения успешно развивались, чему в немалой степени способствовал труд моряков торгового флота. Только за 1975г. товарооборот между нашими странами вырос на 50%. И в 1975г. 30 судов Черноморского пароходства посетили сомалийские порты Кисимайо, Берберу и другие. Помимо гражданских судов грузы – военные перевозили и военные корабли. В 1976г. БДК «Николай Фильченков» БФ выполнил правительственное задание по доставке военной техники и грузов в порты Могадишо и Бербера.

В начале 1977г. правительство Сомали обратилось к правительству Советского Союза с просьбой обследовать морской порт Могадишо с целью выявить возможность создания там военно-морской базы, на место выехала группа специалистов. Уже во время работы президент Сомали решил разместить базу в другом месте, подальше от столицы.

При содействии Советского Союза была создана мощная сомалийская армия. СССР поставлял в Сомали вооружение и военную технику для всех этих видов вооруженных сил. Поставки включали: танки Т-54 и Т-55, зенитные пулеметные установки ЗУ-2 и самоходные ЗСУ-57-2, бронетранспортеры БТР-152 и БТР-60ПБ, боевые разведывательно-дозорные машины БРДМ, стрелковое оружие — автоматы АКМ, пистолеты ПМ, пулеметы, ручные противотанковые гранатометы, артиллерийские орудия (76-мм пушки ЗИС-3,122-мм гаубицы М-30 и др.), 82-мм и 120-мм минометы, боеприпасы к поставленному вооружению, инженерную технику, истребители МиГ-17 и МиГ-21, военно-транспортную авиацию (самолеты Ан-12 и вертолеты Ми-8), аэродромное оборудование, авиационные тренажеры, автоматические системы управления зенитными ракетными комплексами с радиоуправляемыми ракетами, автомобили многоцелевого назначения (УАЗ-462, ГАЗ-66, ЗиЛ-131, «Урал-375» и др.), артиллерийские тягачи, подвижные средства ремонта и обслуживания ВТ, торпедные, сторожевые катера, полевые кухни и другое военно-техническое имущество.

По линии Главного технического управления ГКЭС были построены:
- три аэродрома с твердым покрытием ВПП в городах Бербера, Дафет, Кисмаю, со всеми необходимыми сооружениями, обеспечивающими эксплуатацию и ремонт авиатехники;
- военно-техническое училище;
- ВМБ в Кисмаю для торпедных катеров;
- сеть снабжения армии ГСМ;
- войсковые учебные центры;
- стрелковые и артиллерийские полигоны;
- объединенные мастерские по ремонту вооружения и военной техники и другие объекты.

В тот период в Сомали находилась большая группа советских военных и военно-технических советников. Для производства строительных работ в Сомали был создан практически советский строительный трест, и туда поставлялась необходимая строительная техника. Все работы выполнялись советскими специалистами — военными строителями с привлечением местной рабочей силы. А всего с 1964 по 1977 гг. в Сомали по линии МО СССР побывало 3911 человек, в том числе 12 генералов, 2419 офицеров, 123 прапорщика, 405 сержантов и солдат и 952 рабочих и служащих СА и ВМФ. За этот период погибло (умерло) 7 человек, в том числе 5 офицеров и 2 рабочих и служащих СА

В 1977г. 25 тысячная армия Сомали имела 200 танков  T-34, 50 средних танков  T-54/55, 60 БТР-40 и 250 БТР-152, более чем 100 76-мм. орудий, 80 122-мм  гаубиц и приблизительно 150 зенитных орудий калибра до 100-мм. ВВС состояли приблизительно из 66 самолетов: 10 бомбардировщиков "Ил-28", 12 истребителей "МиГ-21",  44 истребителя "МиГ-17" и "МиГ-15".  Офицерский корпус был нами обучен, к этому времени в СССР прошли обучение 3066 человек, в том числе окончили вузы Сухопутных войск – 1169 человек, ПВО – 510 человек, ВВС – 590 человек, ВМС – 450 человек, тыла – 80 человек и другие – 267 человек. К 1975г. под сомалийским флагом ходили уже 20 торговых судов.

Разрыв

В 1977г. началось заметное обострение обстановки на границах с Эфиопией. В январе 1977г.  в эфиопской провинции Огаден Освободительный фронт западного Сомали (WSLF) начал боевые действия против эфиопских властей. Эфиопские силы в провинции были вынуждены отступать и укрепились на базах Джиджига, Харэр и Дыре-Дауа. За партизанами начавшим восстание в Огадене стояли власти Сомали. 

Это было не первое военное противостояние этих стран, однако в этот раз ситуация осложнялась тем что и Сомали и Эфиопия являлись дружественными странами для СССР и обе от нас получали вооружения. Советское руководство предпринимало усилия для предотвращения конфликта. В феврале 1977г. Кремль предложил Сомали и Эфиопии создать федерацию, в марте кубинский лидер Фидель Кастро в ходе визита в страны Арабского Рога договорился о встрече между эфиопским лидером Менгисту и президентом Сомали Сиадом Барре в Адене. Но Сиад Барре нашел призывы Кастро к урегулированию отношений с Менгисту  на основе социалистического братства неубедительными, и отклонил предложение. Тем не менее сомалийцы обещали Кастро, что «они никогда не вторгнутся в Эфиопию, и они никогда не применят свои  вооруженные силы для нападения на исконную территорию Эфиопии». При этом сомалийцы никогда не рассматривали Огаден как часть законной территории Эфиопии и не желали отказываться от исторической возможности включать Огаден в состав Сомали. Лидеров Сомали больше не впечатляли  советские просьбы быть "терпеливым", и они решили активизировать действия.

Получив заверения советского руководства что Сомали воздержится от втягивания в конфликт Аддис-Абеба несколько успокоилась, более того в апреле эфиопская армия переместила артиллерию и бронетанковый батальон от Годе, в северо-западные районы страны для борьбы с эритрейскими сепаратистами. А ведь Годе имел стратегическое расположение  около сомалийской границы с единственным хорошим аэропортом в Огадене. Но в мае 1977г. два отряда в  3000 и 6000  подготовленных в Сомали бойцов Освободительного фронта западного Сомали (WSLF)  пересекли границу, чтобы присоединиться к силам местных лидеров сопротивления. Их непосредственной  целью  было перерезать единственную железнодорожную линию страны, которая связывала Аддис-Абебу с Джибути и нанесение удара по экономике Эфиопии. В июне партизаны напали на поезд и вскоре после этого взорвали пять мостов, остановив все движение. Гарнизоны были также атакованы, особенно авиабаза в Годе, и близлежащие казармы 5-ой бригады 4-й армии.

13 июля 1977г. в боях на территории Эфиопии стали принимать участие первые регулярные соединения армии Сомали. 23 июля началось полномасштабное вторжение, режим Сиада Баре  бросил 42 тысячную  армию – 12 механизированных пехотных бригад, 250 танков, сотни артиллерийских орудий, более 30 современных самолетов  стремясь  захватить  часть  территории  в Эфиопии (до этого в шестидесятые годы их нападения были отражены дважды).  Эфиопы располагали в провинции только 3-й пехотной дивизией и рядом отдельных частей - всего 10200 человек, 45 танков M41/M47, 48 артиллерийских и 10 зенитных орудий. Уже через несколько дней после начала военных действий сомалийцы взяли города Дагабур и Кебри Дехар. Особенно болезненной для Эфиопии оказалась потеря военно-воздушной базы Годе. Менее чем через неделю, к концу июля, сомалийцы захватили примерно 60 % Огадена.

В июле регулярная армия Сомали приняла непосредственное участие в боевых действиях с частями Эфиопии в провинции Огаден. В июле-августе 1977г. в Москве состоялись раздельные закрытые встречи заместителя министра иностранных дел Л.Ф.Ильичева с правительственными делегациями Сомали и Эфиопии в целях склонения обеих сторон к проведению мирных переговоров, но они закончились ничем. Но даже и тогда в Москве не оставили попыток уговорами и угрозами остановить конфликт. В виде "пряника" выступило подписание в августе нового экономического соглашения с Могадишо, а когда сомалийцы опять отказались отвести войска из Эфиопии им продемонстрировали "кнут" – прекратили поставки топлива и оружия.

В начале сентября 1977г. Сиад Барре совершил визит в Москву, где попытался добиться нейтрального  отношения СССР к своим акциям в Огадене и увеличения советских военных поставок. Но Москва не пошла на встречу предложениям сомалийского лидера. На обратном пути из Советского Союза С.Барре сделал остановку в Египте, который за год до этого  разорвал отношения с Кремлем. Президент А.Садат поддержал позицию Сомали, пообещав помощь и поддержку. Сигналы о готовности предоставить Сомали вооружения поступили также от Саудовской Аравии, Ирана, Пакистана и Судана. В середине июля администрация США проявила готовность снизить «зависимость Сомали от СССР путем предоставления оборонительной военной техники».

После  того  как во  время  начавшейся  агрессии  сомалийской  армии  против  Эфиопии  Куба  и СССР  выступили  на  стороне  последней  отношения  длившиеся   много  лет  между  нашими  странами  были  разорваны. 13 ноября 1977г. президент Сомали Сиад Баре  обьявил  о  прекращении  действия  советско-сомалийского  договора  от 11 июля 1974г.  Страну  до 20 ноября должны были покинуть  две тысячи советских  специалистов и членов их семей. Кроме того, 20 ноября сомалийцы предложили покинуть страну корреспондентам ТАСС и АПН, лишив тем самым советское общество возможности следить за событиями в Сомали. В стране оставались только семь служащих посольства СССР в Могадишо – таков штат посольства Сомали в Москве. Одновременно сомалийцы прервали дипломатические отношения с Кубой, страну должны были в течение суток покинуть приблизительно 45 кубинцев. Кроме  того  всё  советское  имущество  находящееся  на  территории  страны  было  обьявлено  собственностью Сомали.

Когда действующая в Индийском океане 8-я ОПЭСК которой командовал вице-адмирал Николай Яковлевич Ясаков, подтянула к берегам Сомали свои корабли, отношения сомалийцев с нашими людьми изменились.

Командование  сомалийской  армии  знало  на  что  способны  советские  морпехи  не  по  наслышке. По  этому  в  ноябре 1977г. после  высадки  десанта в Могадишо с одним плавающим танком  ПТ-76 и двумя бронетранспортерами БТР-60, сомалийцы  не  пытались  противодействовать  действиям  наших  моряков  и  ни  во  что  не  вмешивались.

Когда наши корабли из Аденского залива подтянулись к Бербере, было уже известно, что сомалийцы объявили о конфискации всего советского имущества и возможны провокации со стороны сомалийцев, вплоть до захвата кораблей в порту. Советскую колонию окружили внутренние войска, идут обыски, вывозить или выносить за пределы советской колонии ничего не разрешается. До моряков доходили слухи, что и в аэропортах над нашими людьми творились бесчинства. Руководством Сомали был издан указ, запрещающий нашим кораблям приближаться к сомалийским портам. Ждать детальных указании из центра командованию 8-й оперативной  эскадры  ВМФ  времени не было: надо было срочно спасать соотечественников. По этому им пришлось прибегнуть к небольшой психической демонстрации. Орудия и ракеты кораблей привели в боевое состояние, десантники открыто готовились к десантированию. Все обошлось без выстрелов и эксцессов и было проделано в кратчайший срок.

В основе нашего «поражения» в Сомали лежал ряд нега¬тивных факторов как объективного, так и субъективного характера.

Во-первых, существовал огромный разрыв между высоким уровнем политических связей с руководством Сомали и солидным объемом двустороннего военного сотрудни¬чества, с одной стороны, и с другой - сравнительно мизерным объемом экономических и торговых связей, когда основная часть сомалийского экспорта (бананы и скот) шла в западные страны (ЕЭС, Италия) и соседние богатые арабские страны и когда в импорте Сомали эти же страны играли весьма существенную роль. Фактически мы не располагали сколько-нибудь значитель¬ным рычагом финансово-экономического воздействия на страну и ее руководство, на «болевые точки» социально-экономической структуры сомалийского общества. У нас, в отличие от бывших колонизаторов-итальянцев, например, не было «вросших интере¬сов» в Сомали, как не было и экономических возможностей для глубокого внедрения там. Поэтому осложнение в отношениях на политическом уровне существенно сказалось на потере нашего влияния в целом в этой стране.

Во-вторых, необоснованная переоценка на Старой площади, идеологического фактора, подлинного значения созданной Сиадом Барре верху¬шечной партии, используемой им марксистской фразеологии, тем более в условиях преобладания политически отсталого населе¬ния, веками ориентированного на приоритеты кланово-племенных отношений. На деле эта партия была просто инструментом личной власти Сиада внутри страны и своеобразной «приманкой» для соцстран, «пропуском» в «социалистический коммунистический клуб». Кстати сказать, мы недооценивали роль национального фактора в обществе и в политике сомалийского руководства также, как и роль фактора мусульманского в качестве доминирующей в стране «идеологической силы». Таким же образом мы недостаточно учитывали внешнее воздействие на Сомали других мусульманских стран, прежде всего богатых и консервативных арабских государств, типа Саудовской Аравии. Это были просчеты кардинальные (решающего значения), которые предопределили такое положение, когда к моменту обострения советско-сомалийских отношений в стране не было сколько-нибудь влиятельной внутриполитической силы, способной изнут¬ри воздействовать на Сиада Барре, в выгодном нам направлении. Сиад Барре, разумеется, жестоко пресекал всякие проявления роста таких сил.

В-третьих, немалую роль, как уже говорилось, сыграло наше излишнее доверие Сиаду, его заверениям, заявлениям в «антиимпериалистическом духе» и пр. Как и для многих других ли¬деров развивающихся стран, сближение с СССР было нужно Сиаду и для «большой игры» в контексте противостояния между Западом и Востоком, прежде всего для получения советской ши¬рокой помощи и поддержки, которую он рассчитывал использо¬вать для наращивания собственных мускулов в целях осуществления «под шумок» советско-американского соперничества дав¬них сомалийских замыслов на Африканском Роге. Преимущественное влияние Запада в Эфиопии, других соседних с Сомали странах на протяжении ряда лет широко эксплуатировалось Сиадом в политико-пропагандистских целях. Революция в Эфиопии и ее заметное сближение с СССР внесли коррективы лишь внешнеполитического порядка в остав¬шиеся неизменными планы Спада и в сроки их осуществления, причем в новых условиях Сиад, по-видимому, рассчитывал, что его действия в Огадене, нарушавшие положения советско-сомалийского договора, встретят благосклонное отношение на Западе и в арабском мире. Что и имело место. Вот эти основные причины и явились причиной нашего «поражения» в Сомали.

Оставшись без советской поддержки Сомали принялись активно искать новые источники для пополнения арсеналов таявших в войне с Эфиопией. Западные страны отказались поставлять сомалийцам оружие пока шел конфликт, но поддержку оказали мусульманские страны, Египет, Саудовская Аравия, Пакистан, Иран, только Египет за время войны передал Сомали военного снаряжения на 30 мил. долларов. Тем не менее сомалийская армия столкнувшись с эфиопскими войсками вооруженных советской техникой, которых поддерживали кубинские части и советские советники потерпела поражение и в марте 1978г. объявила о уходе из Огадена.

Режим С.Барре сблизился с американцами. В августе 1980г. США и Сомали подписали соглашение предоставляющее право американским боевым кораблям пользоваться сомалийскими портами, а американским ВВС авиабазами в Бербере, Могадишо и Кисимайо. В замен американцы осуществляли поставки вооружений для сомалийского режима. В стране шла вооруженная борьба различных группировок.  В 1991 в результате вооруженных столкновений между правительственными войсками и оппозиционными группировками к власти пришел Объединенный сомалийский конгресс. Президент М. С. Барре был свергнут. Страна погрузилась в хаос в котором фактически пребывает до настоящего времени.

Источник: Александр Розин

 


Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна