Образованная 30 ноября 1967г. Народная Республика Южного Йемена (НРЮЙ) была самым близким идеологическим союзником СССР в арабском мире, особенно после прихода к власти в стране левого крыла Национального Фронта 22 июня 1969г. Те, кто боролся за освобождение страны от  английской колониальной зависимости с готовностью  восприняли  социалистические  идеи и искренне  считали  социалистический  путь  предпочтительным для осуществления  прорыва из средневековья в цивилизованное общество.

СССР уже 3 декабря 1967г. признал новое государство. Первым президентом страны стал лидер правого крыла Национального фронта (НФ) Кахтан Мухаммад аш-Шааби, назначенный Президентом Указом НФ, подписанным лидером партизанского движения в Адене, левым Абдель Фаттахом Измаилом. Однако узурпировавшие власть представители правого крыла Национального фронта всячески тормозили проведение страной прогрессивных преобразований, проводили курс на сохранение и развитие в стране капиталистических отношений. Они саботировали осуществление решений IV съезда Национального фронта прошедшего в марте 1968г., которые, так же предусматривали чистку армий от контрреволюционных элементов, ее реорганизацию и перевооружение, формирование по всех провинциях народной милиции, создание лагерей военной подготовки для членов Национального фронта, введение в армии и полиции института политических комиссаров.

При этом англичане не отказывались от идеи сохранить косвенный контроль над Южным Йеменом считая новое государство нежизнеспособным. На территории Южной Аравии (без Северного Йемена) до захвата англичанами Адена в 1839г. существовало несколько самостоятельных султанатов, эмиратов, территорий племен, во главе с шейхами, которые могли защитить себя от соседей, но и то не всегда. Англичане же, захватив два аденских полуострова и отразив несколько нападений наиболее сильных правителей южан, в середине 19 – начале 20 века создали территориально-стратегический буфер для Адена, заключив со всеми свободными территориями Юга (север с 1840-х годов был провинцией Османской империи) договоры о протекторате. Уже в 1960-х из Западных протекторатов и Адена была создана «протекторатная» Федерация Южной Аравии, а Восточные протектораты так и продолжали существовать в виде отдельных британских протекторатов: султанатов Куайти, Катири и Махра (Махра и Сокотра).

В октябре 1964 на Юге началось партизанское движение, которое привело в 1967г. к Женевским переговорам Британии с Национальным Фронтом (Кахтан аш-Шааби, Абдель Фаттах Исмаил и др.) Англичане стремясь вывести своих граждан и сторонников без потерь, избежать анархии в возникающей на основе 24 мелких территорий единой стране и обеспечить нормальное для внешнего мира функционирование Аденского порта и крупнейшего в регионе нефтеперегонного завода Бритиш Петролеум в Малом Адене, решили передать власть по договору самой идеологически неприемлемой, но самой сильной в тот момент партизанской южнойеменской организации – НФ.

При этом они отлично понимали, что возникает новое государство, которое не имеет экономически никаких шансов на существование: при береговой черте почти в 2000 км и такой же сухопутной границе (с территориальными спорами по всей длине!) и достаточно большой площади территории – населения меньше 2 млн. чел, экономики, кроме Аденского порта и нефтеперегонного завода – никакой. Собственных средств для создания и поддержания современных вооруженных сил, способных отстоять территориальную целостность в возможных конфликтах с соседями – нет. Так что англичане надеялись, что столкнувшись с трудностями и проблемами  новое государство так или иначе все же вернется под британский контроль. Тем более что по Женевским соглашениям с НФ англичане обязывались предоставлять экономическую и военную помощь, и оставляли около 70 своих военно-морских и авиационных специалистов в НРЮЙ.

После того как английское правительство было вынуждено принять решение о предоставлении народу Южного Йемена независимости и выводе английских войск из Адена, основная ставка была сделана на реакционное офицерство, которое по замыслу английских правящих кругов, должно было прийти к власти в стране после ухода колонизаторов, сохранить тесные отношения с Англией, стать проводником английской политики на юге Аравии.

Реакционное офицерство, пытаясь сохранить свои позиции в стране после провозглашения независимости и обеспечить себе в молодом государстве ведущую роль, прибегло к ловкому тактическому ходу. Командование вооруженных сил заявило в ноябре 1967г. о своей поддержке Национального фронта и о признании его в качестве единственного представителя народа. Таким образом, в период борьбы южнойеменского народа  за национальную  независимость значительная часть офицерского корпуса, прежде всего военная верхушка, выступала в качестве антинациональной силы. Именно эти офицерские круги занимали доминирующее положение в армии и определяли в большинстве случаев ее позицию по тому или иному вопросу.

С первых же дней после завоевания независимости армейская верхушка играла реакционную роль в молодом государстве. Армейскому командованию удалось сохранить вооруженные силы почти полностью в том виде,  в каком они были в период английского колониального господства. И не допустило чистке армию и полицию от реакционных элементов. Высший командный состав армии стал центром, вокруг которого объединялись все правые, антидемократические элементы. Реакционное офицерство выступило с требованием о роспуске народной гвардии — вооруженных отрядов Национального фронта, в некоторых районах армия начала разоружать эти отряды. Командование армии всячески саботировало мероприятия республиканских властей.

Возлагая особые надежды на южнойеменскую армию, находившуюся раньше под непосредственным контролем Великобритании,  английское  правительство предприняло шаги для увеличения контингента своих военных специалистов в стране. На кануне провозглашения независимости поставила несколько реактивных самолетов и вертолетов, а в декабре 1967г Англия передала Южному Йемену несколько сторожевых катеров, призванных стать основой военно-морских сил республикиа. Согласно договоренности в первое время команды этих судов должны были состоять только из английских военных моряков, в обязанность которых входила постепенная подготовка экипажей из южнойеменцев. Английские специалисты в ВМС и ВВС занимались разведывательной деятельностью и враждебной пропагандой против молодой республики. Англия. Десять английских офицеров оставались и в сухопутных войсках.

Враждебная деятельность английских специалистов начинала представлять ощутимую угрозу для республиканского строя. Поэтому министр обороны НРЮЙ Али Салем аль-Бейд, являвшийся представителем левого крыла НФ, не поставив в известность президента Кахтана аш-Шааби и премьер-министра, в одностороннем порядке 27 февраля 1968 г. издал приказ об увольнении всех английских специалистов из вооруженных сил НРЮЙ.

Решение об увольнении английских специалистов из армии, а также намерение правительства НРЮЙ установить контакты в военной области с Советским Союзом вызвало оппозицию в реакционных офицерских кругах. Стремясь помешать проведению в стране прогрессивных преобразований, группа офицеров подняла 20 марта 1968 г. мятеж. Однако этот путч закончился поражением. Часть офицеров армии НРЮЙ оказывала скрытое противодействие  налаживанию  сотрудничества между  вооруженными  силами  НРЮЙ и армиями социалистических государств.

Ситуация осложнялась тем что почти 300 тысяч членов Фронта освобождения Южного Йемена (FLOSY), в свое время созданого египетской спецслужбой для противодействия «левым», бежали в ЙАР, и стали действовать против Южного Йемена. Причем как спонсоры НФ египтяне, заставили НФ объединиться с ФЛОСИ в одну организацию. Когда же НФ разорвал отношения с ФЛОСИ, он оказался без материальной поддержки Насера. Эти беженцы стали одним из ключевых источников трений между двумя странами в течение следующих двух десятилетий.

Правительство ЙАР и руководители Юга изначально были арабскими националистами и рассматривали население Йемена как часть «Арабской нации». Север же и Юг воспринимался ими как единая страна – Йемен, которая должна быть воссоединена. Эта идея единства йеменцев овладела массами и не подвергалась сомнению открыто вплоть до 2007г. На самом деле проблема противостояния была в выборе  пути развития: по капиталистическому, как на Севере, или по социалистическому, как на Юге, по которому должен был идти Йемен, который обе стороны воспринимали как единое государство – но каждая в перспективе – под своим руководством.

22 июня 1969г. в результате государственного переворота, президент Кахтан Мухаммед аш-Шааби был смещен со своего поста. Левое революционно-демократическое крыло Национального фронта во главе с Абдель Фаттахом Исмаилом и  Салемом Рубейя Али сформировало новое правительство страны, осуществило изменения в высшем руководстве фронта. Пришедшие к власти революционные демократы повели страну по пути прогрессивных социально-экономических преобразований и стали уделять особое внимание вопросам укрепления обороноспособности республики. В широких масштабах была развернута чистка  государственных учреждений, аппарата Национального фронта, вооруженных сил.

Помощь в становлении вооруженных сил НРЮЙ Советский Союз начал оказывать еще до прихода к власти левого крыла НФ. На основании распоряжений Совета Министров СССР № 2419 от 8 декабря 1968 г., № 148 от 21 января 1969 г. и № 735 от 17 апреля 1970 г. в страну были направлены советские военные специалисты. А после 22 июня 1969г. сотрудничество стало очень тесным.

30 ноября 1970г. была принята конституция страны, в ней страна получила название Народная Демократическая Республика Йемен (НДРЙ).  По конституции Вооруженные силы, силы безопасности и народная; милиция рассматривались как орудия классовой защиты национально-демократического строя. В конституции провозглашалось, что НДРЙ никогда не использует свои Вооруженные силы против свободы другого народа.

В 1970г. Южный Йемен разорвал дипломатические отношения с США, а связи с социалистическими и дружественными странами становились все теснее. ГДР предоставила крупный кредит, Болгария, Югославия и ГДР готовят специалистов, а Ирак прислал драгу для углубления фарватеров, которые не подвергались чистке 12 лет. СССР оказал поддержку в открытии морских ворот страны. После того как Южный Йемен провозгласил независимость все 26 английских лоцманов, работавших здесь по 10-15 лет оставили свои посты. В этот трудный момент в страну прибыла группа советских лоцманов. С мая 1969г. в Аденском заливе трудятся четыре советских лоцмана. Только за первый год своей работы они провели более тысячи судов.

1 сентября 1971г. в НДРЙ было открыто военное училище, явившееся первым учебным заведением по подготовке командных кадров для национальных вооруженных сил.

В марте 1972г. состоялся V съезд Политической организации Национальный фронт (ПОНФ), на котором была принята программа национально – демократической революции. В 1972г. было создано политическое управление Вооружённых сил, обеспечивавшее проведение политической работы в частях, а в 1974г,  был избран Высший армейский  комитет, возглавивший деятельность организаций ПОНФ в Вооруженных силах и осуществлявший проведение политики - ПОНФ в армии.

В сентябре-октябре 1972г. произошел вооруженный конфликт между ЙАР и НДРЙ. 26 сентября 1972 года вооруженные отряды южнойеменских эмигрантов с наёмниками из разных стран вторглись из северного Йемена на территорию НДРЙ в районах Эд-Дали, Мукейрас и на остров Камаран. 27 сентября в район конфликта для уточнения обстановки по приказу главного военного советника Гореленкова К.И. выехали несколько советских советников, в том числе старший советник командующего бронетанковыми войсками Е.В.Чернышев. Незадолго до вторжения после получения разведывательных сведений в Эд-Дали на усиление пехотной бригады была отправлена танковая рота. Эмигранты и наемники сосредоточились в Каатаба и вдоль хребта по долине. От Каатаба шла дорога на Аден, до которого было всего километров 120 - 130. Подразделения НДРЙ действовали решительно, используя обходные пути вышли в тыл отрядам интервентов и нанесли им существенный урон, обратив в бегство. 4 октября в Аден прибыл посреднический комитет ЛАГ, а 13 октября они опубликовали в Адене обращение к правительствам северного и южного Йемена с призывом отвести части обеих сторон на 10 км. от границы. Конфликт был завершен.

Сотрудничество СССР и НДРЙ

25-28 июня 1968г. в Аден с первым визитом пришел отряд советских кораблей в составе КР «Дмитрий Пожарский», БПК «Стерегущий» и танкер «Полярник». Второй визит в порт  Аден  состоялся 2-7 января 1969 г. - РКР «Адмирал Фокин»,  ЭМ «Вдохновенный», БРК «Гневный», танкер «Дунай» и транспорт «Ульма». После того как в 1969г. было заключено соглашение с  НДРЙ о использовании их портовых сооружений для отдыха и пополнения запасов советских кораблей действующих в Индийском океане, Южный Йемен вышел на второе место после Сомали по количеству заходов наших кораблей в их порты. В 1969г. было 4 посещения, в 1970г. – 5, 1971г. – 15, 1972г. – 7, 1973г. – 14, 1974г. – 37, 1975г. – 34, 1976г. – 18.

Естественно это не осталось без внимания  западных стран, которые сразу заявили о создании Советским Союзом в Южном Йемене военной базы. Фактически в НДРЙ советской военно-морской базы не было, никаких специальных сооружений, хранилищ и складов. Советским кораблям разрешалось пополнять запасы в портах, ставать на якорь на удобных якорных стоянках в йеменских водах.

В июле 1973г. БДК с бортовым номером 344 из Адена в Мукалла за три рейса перебросил три танковых роты (30 танков Т-34) к границе с Оманом. Там впервые в истории Аравии было осуществлено их десантирование, а затем и 400-километровый марш в Тамуд. Танковые подразделения значительно усилили дислоцированную там пехотную бригаду и в целом - оборону нефтеносных районов Тамуда.

Осенью 1973 года вспыхнула скоротечная арабо-израильская война. В водах Аденского залива появился американский военный корабль. Йеменское руководство приняло решение организовать оборону острова Перим и перекрыть Баб-Эль-Мандебский пролив для прохождения военных кораблей. С этой целью на остров были переброшены пехотные и артиллерийские подразделения, зенитные средства. Принято решение перебросить туда и одну танковую роту. На плоты погрузили танки и отбуксировали к острову. Рота получила задачу занять оборону в восточной части острова и перекрыть огнем узкую часть пролива.  Артиллеристы должны перекрыть западную часть пролива. Вся эта работа проходила под контролем советских советников.

В ноябре 1976г. советником командующего флотом НДРЙ капитана 3 ранга (раид бахри) Хусейна Ахмада Амгильди, был назначен капитан 1 ранга Борис Петрович Нечитайло. Трудность заключалась в том, что назначили Нечитайло за рубеж без специальной подготовки, без знания страны, ее традиций и языка и в Йемене столкнулся с такими вопросами, которыми ранее заниматься не приходилось, кроме того ему  постоянно приходилось ходить по острию ножа, вот как он об этом вспоминал: «Такова суть работы тогдашних военных советников, если я дам йеменцам какой-то совет, раскрывающий наши военные тайны, меня отзовут в Союз, исключат из партии и уволят из ВМФ. И если в Йемене что-то сделаю не в пользу Союза - итог тот же ...» 

Военно-морские силы НДРЙ в то время флотом назвать можно было с большой натяжкой. Состояли они всего из 12 кораблей. Но уже через два года в строю насчитывалось 22 корабля, действовали дивизион ракетных катеров, бригада морской пехоты, две танковые роты.

С 1969г. в стране действует советско-йеменская рыболовная компания которая осуществляет лов промышленными методами. Благодаря помощи советских специалистов уловы росли, с 52 тысяч тонн в 1965г. до 143,1 тысяч тонн в 1975г. В феврале 1977г. в Аден пришли первые 2 из 5 средних рыболовецких траулера построенных на верфях СССР для НДРЙ.

С 1977 года в НДРЙ  начал осуществляться переход к комплектованию вооруженных сил  на основе закона о всеобщей воинской обязанности.

После того, как в ноябре 1977г. Сомали разорвала отношения с СССР и изгнало со своей территории советские военные объекты, они были переведены в Южный Йемен и после договоренности с Эфиопией о создании ПМТО - на архипелаг Дахлак. После потери аэродромов в Сомали, в Аден перевезли всю аэродромную технику – и отдали ее йеменцам. И именно Борис Петрович Нечитайл нашел место для размещения переброшенного из Берберы радиоцентра (космическая связь) на полуострове Малый Аден. Центр простоял там до 1992.

В 1977г. Южный Йемен поддержал Эфиопию в ее войне против Сомали, но реальную помощь они оказали эфиопам в борьбе против эритрейских повстанцев, осадивших порт Массауа. НДРЙ направил туда СДК пр.770 «Сира» бортовой № 137 с  десантом.  Контингент "добровольцев" из Южного Йемена составлял 2000 человек.

СССР в свою очередь оказал НДРЙ помощь в закреплении суверенитета над прибрежными островами страны, на которые претендовали сомалийцы. К операции был подключен БДК «50 лет шефства ВЛКСМ» бортовой номер 386 (капитан 3 ран¬га А.Маркин). Было решено перебросить 25 механизированную бригаду ВС НДРЙ в полном составе на Сокотру. Танки Т-34 (больше 10 единиц) были загружены в трюм БДК, личный состав помещен на верхней палубе на корме.

В январе 1978 президент Салем Рубейя Али (Сальмин) изъявил желание пройти на БДК "50 лет шефства» из бухты Ништун в 6-й Провинции (Махра) на Сокотру. Десанта на БДК не было - и чтобы Президент этого не заметил, часть плавсостава переодели в черную форму! Легенда была соблюдена. Из "морпехов" был выставлен и почетный караулом со знаменем корабля, которому Президент при прибытии и при убытии (на Сокотре) - дважды - поклонился "в пояс"

В марте 1977г. в Адене с визитом находился кубинский лидер Фидель Кастро, а в 1978г. в страну прибыли кубинские войска, остававшиеся там до 1984г.  В свою очередь военнослужащие НДРЙ входили в состав межарабских вооруженных сил в Ливане.

Строительство нового общества не обошлось без перегибов. Возглавивший в 1969г. Президентский совет Салем Рубейя Али стал инициатором мероприятий, нанесших революции большой вред: насильственного зачисления крестьян в кооперативы, преждевременной национализации собственности мелких предпринимателей, торговцев, владельцев транспортных средств, мастерских и т.п. Выдвигал идею создания системы псевдо-народовластия. Был против создания авангардной партии, ущемлял интересы интеллигенции, огульно зачислял всех лиц умственного труда в буржуазию.  Он и его сторонники пытались противопоставить Национальному фронту комитеты рабочего контроля и комитеты народной обороны, в которых насаждались анархистские нравы и вражда к государственно-партийному аппарату. Выступали против тезиса о руководящей роли пролетариата. Влияние Рубейя Али сильно упало. В этих условиях он спровоцировал конфликт с Северным Йеменом. 23 июня 1978 года, связавшись с президентом ЙАР Ахмедом Хуссейн аль-Гашми, он попросил принять его личного представителя с конфидициальным посланием. Во время визита последнего к аль-Гашими 24 июня в кабинете президента раздался взрыв. Заложенная в дипломате посланца бомба взорвалась, при этом был смертельно ранен аль-Гашими. Погиб и сам посланец.  Власти Северного Йемена обвинили президента НДРЙ в организации убийства. Как оказалось Салем Рубейя  давно готовил переворот. На тайных складах для этого собиралось оружие и боеприпасы, в воинских частях готовились послушные ему люди. Однако, его поддержали лишь свои соплеменники и одна пехотная бригада. Бронетанковые войска выступили на стороне Насера Мухаммеда, его главного противника. Члены Политбюро во главе с Али Антаром (министр обороны) и Абдель Фаттахом Исмаилом (лидер ОПОНФ) организовали ответные действия, в результате чего президентский дворец с утра 26 июня стали бомбить самолеты МО, а верные президенту части бригады из Хараза (бригада Басхиб) со стороны Баб-эль-Мандебского пролива были остановлены на подступах к столице. Президентский дворец был окружен, и к вечеру президент сдался. Тем же вечером Салем Рубейя, начальник его администрации и первый секретарь ОПОНФ Третьей провинции были расстреляны. Премьер-министром был  назначен Али Насер Мухаммед. Наши моряки стали свидетелями тех событий. Летом 1978г. в Аден с визитом пришел тральщик «Контр-адмирал Хорошкин» выполнявший переход на ТОФ, там находился БДК «Николай Вилков» и в первый день пребывания тральщика в гавани БДК «Николай Вилков» был обстрелян из пулемета, очередь прошла по рубке. Не долго думая, наши моряки открыли аппарель, на нее вышли танки – больше по нашим не стреляли. Утром выяснилось, что за обстрел советских судов был расстрелян ряд офицеров местных вооруженных сил.

Социалистическая ориентация НРЮЙ-НДРЙ поставила ее на грань постоянного военного противостояния с соседями – ЙАР, Саудовской Аравией, Оманом, что привело к нескольким пограничным войнам с каждым из них поочередно. Кроме того НДРЙ поддерживал материально, оружием и подготовкой кадров революцию в Дофаре (Оман)  и Народный фронт в ЙАР. Так что пришлось создавать и постоянно модернизировать современную армию. Почти все оружие в кредит поставлял СССР в рамках своих 5-леток. Фактически же стратегическую безопасность НДРЙ обеспечивал стратегический союз с СССР и вся военно-стратегическая мощь советского государства. С помощью Советского Союза Южный Йемен (НДРЙ) создал ВВС, ВМС и другие рода войск. Экономическая и военная помощь этой небольшой стране на юге Аравийского полуострова началась в 1968году и  продолжалась до начала 90-х годов. 

Южный Йемен пытался сделать свои ВВС боеспособными, для этого они обратились с просьбой к союзникам направить в страну пилотов. Первыми откликнулись египтяне, приславшие одного летчика-советника получившего ранения во время шестидневной войны 1967г., но он скоро покинул страну после разногласий с командующим ВВС.

С 1971г. СССР и Болгария поставили партию МиГ-21, а затем первые Су-20М. к концу 1971г. ВВС имели полные эскадрильи МиГ-17 и Миг-21, эскадрилью Су-20 и бомбардировщиков Ил-28, несколько вертолетов Ми-4 размещенные в Адене. Большинство из самолетов пилотировались советскими и кубинскими пилотами. В середине 70-х были поставлены Су-20М и в конце 1980г. Су-22М, что позволило организовать две эскадрильи, было поставлено много вертолетов Ми-24 т транспортные самолеты Ан-26. В 80-х получили 25 истребителей-бомбардировщиков МиГ-23БН.

За время существования состав ВВС рос количественно и качественно, в 1973г. было 20 боевых самолетов, в 1979г. – 109, 1982г. – 114, 1984г. – 103, 1988г. – 114, 1990г. – 94.

В середине 1971г. бронетанковые войска НДРЙ имели в своем составе танковый батальон "Т-34" и отдельные роты. Всего имелось 50 танков и около 200 английских бронетранспортеров "Центурион" и "Феррет". Подразделения были полностью укомплектованы личным составом. Офицеры и часть сержантов служили еще при англичанах. Они старались сохранить порядки, практиковавшиеся при них, переложить черновую работу на подчиненных. Сами же практически не участвовали в эксплуатационных и ремонтных работах. Постепенно часть их была заменена сержантами и солдатами, обученными советскими советниками. В начале января 1972г. в Аден из Одессы на пароходе (капитан Чекин) была доставлена новая партия из 40 танков «Т-34», за несколько месяцев в учебном центре созданном советскими советниками из них был создан боеспособный танковый батальон. Подготовку новых сил не прекращали. К 1974 году в бронетанковых частях  имелось 150 танков "Т-34". Организационно сформированные в три танковых батальона. В Салах-эд-Дине находился в основном один батальон. Остальные поротно были переброшены на усиление пехотных бригад, дислоцированных по периметру государственной границы. В середине 1973г. из СССР пароход привез более тридцати танков "Т-55", из них в ускоренном порядке подготовили танковый батальон. В дальнейшем НДРЙ получил из СССР и более современные танки Т-62. Помимо танков  поставлялись бронемашины «БМП-1», «БДРМ-2», бронетранспортеры «БТР-50», «БТР-60» и «БТР-152». Так что постоянно шел рост бронетанковых частей, в 1973г. они имели 50 танков, в 1979г. – 260 танков, в 1982г. – 470, 1984г. – 450, 1988 – 480, в 1990г. – 480 танков.

ВМС НДРЙ получили от СССР ракетные катера проекта 205У, артиллерийские катера проекта 1400МЭ, десантные корабли и катера, торпедные катера проекта 183.Часть этих кораблей была поставлена НДРЙ из наличия ВМФ в ответ на подписание соглашения о заходах советских кораблей в Аден, развертывании там для их обеспечения оперативного пункта связи.  На первых порах йеменские моряки нуждались в большой помощи. Этим занималась одна из групп специалистов ВМФ, командированных в эту страну, под руководством капитана 3 ранга В.Панина. Наши специалисты  организовывали занятия, разрабатывали необходимые документы и инструкции, показывали как надо действовать на материальной части. Присматриваясь к работе наших моряков, йеменские офицеры, ранее обучавшиеся в иностранных училищах, вскоре были вынуждены признать превосходство наших методов боевой подготовки.

В начале 1980-х гг. вооруженные силы НДРЙ получили из СССР тактические ракетные комплексы «Луна-М» и оперативно-тактические ракетные комплексы «Р-17Э».

Противостояние между ЙАР и НДРЙ привело к пограничной войне,  длившейся с 23 февраля по 16 марта 1979г. Южнойеменские войска вторглись на территорию ЙАР и захватили Qatabah. К счастью конфликт завершился благодаря посредническим усилиям арабских стран. 6 марта 1979г. американский авианосец «Constellation» с отрядом кораблей был направлен из Южно-Китайского моря в Аденский залив. Развертывание помимо цели контролировать борьбу между Северным и Южным Йеменом, также предназначалось для того, чтобы заверить руководство Саудовской Аравии, что Соединенные Штаты намереваются остаться в этом районе несмотря на свержения шахского режима в Иране. Присутствие авианосца сохранялось в области до 6 июня.

Согласно договоренностям между СССР и НДРЙ предполагалось создать «пункты маневренного базирования» для ВМС НДРЙ на Периме, в Мукалле, на Сокотре, в бухте Ништун.  Выбор мест маневренного базирования  проходил при участии советских специалистов. В 1978-1979гг. группа советских специалистов почти год работала на Сокотре в бухте Хаулаф проводила гидрографические замеры в целях подготовки строительства в Хаулафе «пункта маневренного базирования». При этом не забывались интересы и нашей стороны. Да и оборудование их не обходилось без нашего участия. Советник командующего флотом НДРЙ капитан 1 ранга Борис Нечитайло  контролировал возведение маневренного пункта базирования на острове Перим,  который в 1979г. оборудовал отдельный мобильный инженерный батальон ЧФ,  установивший причалы на о. Перим.  Для этого Б.П.Нечитайло летал на Перим в начале процесса.

25 октября 1979г. состоялось подписание Договора о дружбе и сотрудничестве между СССР и НДРЙ.

С ноября 1976г. по декабрь 1979г.  Адене посетили для отдыха и пополнения запасов 123 советских боевых корабля. Сменил Нечитайло в должности советника командующего флотом НДРЙ, 16 декабря 1979г. капитан 1 ранга Виктор Доценко. Перед отправкой за границу адмирал флота Георгий Егоров (с 1977 по 1981 г. начальник Главного штаба ВМФ) поставил перед Доценко три задачи: создать в НДРЙ еще более благоприятные условия для базирования наших кораблей, научить арабов стрелять и высаживать десант, "беречь людей - наш бесценный клад".
С 9 января 1980г. в Адене стали постоянно базироваться два советских противолодочных самолета Ил-38. После постройки военного аэродрома в Аль-Анаде авиакомендатура с Ил-38 находилась там до 1991г.
В сентябре 1980г. количество советских военных советников в стране по западным данным увеличилось до тысячи человек, а число кубинцев достигло четырех тысяч.

В 1981г. был принят закон о всеобщем резерве, на основании которого все лица в возрасте от 18 до 50 лет, годные к прохождению воинской службы, обязаны в случае объявления всеобщей мобилизации выступить на защиту родины.

Прошедшие в декабре 1981г. военные маневры «Радфан-81» целью которых как подчеркивала газета «Арбааташар октобр» была не демонстрация силы, а проверка уровня боеготовности частей и подразделений,  их способности защищать рубежи своей родины, показали высокую боевую выучку личного состава сухопутных войск, ВВС и ВМС.

С 1 декабря 1983 по 31 января 1984г. происходили боевые действия в ходе конфликта с Саудовской Аравией, в них по некоторым данным участвовали и советские специалисты.

В августе-сентябре 1984г. по просьбе руководства НДРЙ отряд советских кораблей провел поиск морских мин в районе порта Аден и в Баб-эль-Мандебском проливе, во время минного кризиса в Красном море. 18.08.-06.11.1984г. КР ПЛО «Ленинград» с БПК «Красный Кавказ» вели траление в Красном море, с применением вертолетов «Ми-14» и «Ка-25». По завершении операции крейсер совершил деловой заход в Аден (8-28.09.1984).

По просьбе правительства НДРЙ и в соответствии с решением Правительства СССР в декабре 1984г. на ОИС «Василий Головнин» и ГИСУ «Челекен» начались океанографические работы с целью определения наиболее подходящих мест для маневренного базирования военно-морских сил НДРЙ. Координирование проводилось с помощью квантового топографического дальномера КТД-1 и серийных оптических теодолитов. В качестве геодезической основы для развития сети тринометрических пунктов был принят метод транслокации с использованием спутниковых систем. Одновременно в бухтах страны велись инженерно-геологические изыскания и бурение скважин, их осуществляли прикомандированные ленинградские специалисты.

События в январе 1986г.

20 апреля 1980г. Пленум ЦК Йеменской социалистической партии удовлетворил просьбу А.Исмаила об освобождении от поста Генерального секретаря ЦК ЙСП и председателя Президиума ВНС "в связи с состоянием здоровья". Фактически Президент Абдель Фаттах Исмаил, желавший объединения с Северным Йеменом (ЙАР), ушел в отставку под давлением министра обороны Али Антара. Новым Генеральным секретарем ЦК ЙСП избран А.Мухаммед.

23 апреля А.Исмаил из-за серьезных политических разногласий с премьер-министром Али Насером Мохаммедом аль-Хасани, эмигрировал в СССР. Новый руководитель страны оказался гораздо более прагматичным чем Исмаил. Он улучшил отношения НДРЙ с соседями и считал, что в экономике необходим отход от социалистической доктрины. Но эти его идеи встретили негативную реакцию со стороны левого крыла в руководстве. В 1983г. противники компромиссов решили вернуть Исмаила и сместить А.Мухаммеда. Их усилия частично увенчались успехом в феврале 1985г. из своего изгнания в Москве вернулся А.Исмаил и он стал секретарем ЙСП. После этого Али Антар совместно с Абдель Фаттахом создал совместную фракцию в Политбюро, сорвал первую попытку вооруженного выступления сторонников Али Насера в мае 1985 и добился укрепления позиций своих сторонников в ЙСП на съезде партии в октябре 1985. Но вероломных действий со стороны «технократа» Али Насера он предугадать не сумел.

К январю 1986г. разногласия в руководстве правящей Йеменской социалистической партии (ЙСП) достигли апогея и  президент Али Насер Мухаммед решил кардинально покончить с противостоянием. 13 января 1986г. президент, он же Генсек ЦК ЙСП Али Насер Мухаммед назначил заседание Политбюро на 10.00 в зале заседаний в здании ЦК в у южного склона горы Шамсан. Но ни сам, ни его сторонники в Политбюро на заседание вовремя не прибыли. В 10.20 в зал заседаний, где уже сидели в ожидании Абдель Фатах Исмаил, Али Антар, Салех Муслах Кассем, Али Шае Хади, Салем Салех Мухаммед и Али Салем аль-Бейд (обо всем известно с его слов) вошли два охранника Президента Али Насера: один с «дипломатом» Президента, другой – с его термосом с чаем. Присутствующие подумали, что Президент и его сторонники сейчас появится. Но тут эти двое выхватили оружие и начали стрелять. Были убиты Али Антар, Салех Муслах и Али Шае. Абдель Фатах был тяжело ранен, он пропал без вести при попытке эвакуировать его через район Стимео – предположительно, его бронетранспортер был сожжен из ручных гранатометов прямо напротив ворот Военно-морских сил в Стимере, командующий ВМС и его подчиненные были на стороне Али Насера Мухаммеда.

В разработке детального плана участвовали министр внутренних дел, начальник Генштаба Абдалла Алейва, командующий ВМС НДРЙ капитан 3 ранга Ахмад Абдалла аль-Хасани. На утро 13 января были назначены "политзанятия" во всех госучреждениях и воинских частях. Идея была такая: всех полностью собирали в больших классах (естественно, без оружия), своих выпускали – не своих оставляли под арестом, а потом начинали уничтожать. Наиболее опасных – почти сразу, как и партийных функционеров из «не своего лагеря».

Но реализацию плана неожиданно нарушил командир танковой бригады  опоздавший на совещание в Министерство обороны. Случайно избежав расправы, он переоделся в гражданское платье и на другой машине (автомобиль комбрига знали и искали) вернулся в Салах Эд-Дин (30 км от Адена). По его приказу 96 единиц бронетанковой техники (Т-62, БТР и ПТ-76) пошли на Аден, причем плавающие танки пошли на столицу морем, через залив. В район расположения штаба флота, от которого до здания политбюро - рукой подать. В Адене начались вооруженные столкновения противоборствующих сторон. Различные части вооруженных сил присоединялись к различным сторонам. ВМС весь и часть ВВС выступили на стороне президента. Так командование ВВС в Адене выступало за президента, в штаб ВВС были вызваны командиры двух авиационных бригад не являвшимися сторонниками президента  и они были  зверски убиты, одним из них был Бакиль Хашим. Но авиация на авиабазе Аль-Анаде оказалась с оппозицией. Истребители MiG-23BNs которые базировались в Аль-Анаде  были брошены в бой против поддерживавших президента ВВС. В конечном итоге, почти 75 % ВВС НДРЙ были выведены из строя в ходе боев и противостояния, включая два истребителя MiG-21, подстреленные в Зинджибаре.

Все решилось после того как в Адена пришли танки Хейсама Касема (командующий БТВ) и пехота Мусанны Мусаида (командующий Аль-Анадским направлением) и завязали сухопутно-морское сражение между танками сторонников Фаттаха и ракетными катерами их противников. Йеменский флот представлял немалую силу в то время – 22 корабля, в том числе дивизион ракетных катеров, 2 танковые роты и бригада морской пехоты.

Крупнокалиберные береговые батареи, установленные еще англичанами, развернув башни, били своими тяжелыми снарядами по танкам, по ним же били и ракетные катера. По низколетящим самолетам била зенитная артиллерия кораблей и ПЗРК «Стрела». Только в первый же день было сбито 3 самолета. Но и  флот нес серьезные потери.  СДК пр.770МА бортовой номер 138 вел интенсивный огонь по самолетам и подбил один. В ответ СДК был атакован штурмовиками Су-7Б и поражен ракетами   в результате он  сгорел и был выброшен  на берег. Так как большинство бронетехники и пехотных частей оказалось на стороне погибшего Исмаила, то им удалось выиграть борьбу за столицу.

Аден понес основной ущерб от этой борьбы, около 10000 гражданских жителей были убиты, а 4500 иностранных граждан  были эвакуированы. Как только фракция Исмаила стала побеждать, Мухаммед отправился в Эфиопию и попросил чтобы Менгисту предоставил ему оружие и солдат. Менгисту отказал, и Мухаммед был вынужден возвратиться в НДРЙ. Хотя он пытался сплачивать своих сторонников в провинции Абьян, но его действия были неудачными, и он вынужден был бежать 24 января в ЙАР. Только тогда сторонники Исмаила объявили, что их лидер погиб во время боев. Гражданская война стоила жизни 13000-17000 человек, включая  военных и гражданских жителей, а до 65000 человек бежали в ЙАР.

Советский Союз приложил усилия, чтобы прекратить конфликт. Как только было оглашено официальное сообщение, что группа членов политбюро пыталась покуситься на генсека и президента Али Насера, так СССР осудил заговорщиков и поддержал Али Насера. Но потом, прояснив кто начал заваруху и поняв, что обе воюющие силы являются сторонниками социалистической ориентации и похоже равны, посольство СССР в Адене организовало 15-17 января переговоры между противоборствующими сторонами. Стороны относились к этой несущественной для них инициативе несерьезно, но им надо было выиграть время – друг у друга, а также позволить иностранцам попытаться вывезти своих в условиях небольшого перемирия: все-таки они люди гостеприимные и безопасность гостей им была важна.

Потом схватка перешла в решающую фазу, к этому времени СССР уже не поддерживал виновника столкновений Али Насера, а поддержал оппозицию в лице премьер-министра НДРЙ Хайдара аль-Аттаса. Он  занимал самую высокую должность из всех оппозиционеров, был известным человеком для мирового сообщества и разбирался в экономике. 19 января премьер-министр НДРЙ Хайдар аль-Аттас и министр иностранных дел НДРЙ А. ад-Дали находясь в Советском Союзе выступили с обращением к Политбюро и ЦК ЙСП, вооруженным силам и народу в котором призвали прекратить столкновения и нормализовать обстановку в целях сохранения прогрессивного режима.  8 февраля 1986г. Хайдар аль-Аттас был избран Председателем президиума Верховного Народного Совета, но действительным главой государства стал именно другой хадрамаутец – Али Салем аль-Бейд, член политбюро, ставший 8 февраля  Генеральным секретарем ЦК ЙСП. Он же на правах главы государства подписал с Президентом ЙАР 30 ноября 1989г. Объединительное соглашение, в соответствии с которым сам стал 22 мая 1990г. вице-президентом объединенного Йемена.

В конфликт оказались втянуты и советские граждане. По западным данным в стране находились тогда приблизительно 2000 советских советников, 8000-10000 советских специалистов и членов их семей  и 400 кубинцев.

Начавшиеся события не являлись сюрпризом для советской внешней разведки, которая в течение длительного периода информировала Центр о сложившейся взрывоопасной обстановке в южнойеменском руководстве. По предложению внешней разведки советское руководство пыталось примирить враждующие группировки и тем самым предотвратить кровавый конфликт в стране. Во время вооруженных столкновений в Адене резидентура предпринимала меры по разведению враждующих сторон и прекращению боев. Большую роль в этом сыграли советские военные специалисты в стране.

При этом жизни самих советских советников особенно в Адене оказались под угрозой, со стороны обеих противостоящих сторон. Они невольно оказались втянуты в боевые действия. В одном из районов города наши специалисты попали в самое пекло боя, деваться им было некуда, танки шли и стреляли по ним. И тогда двое рабочих и мичман, специалисты по ремонту орудий Владивостокского завода «Звезда», под обстрелом выкатили из мастерских в районе таможни на прямую наводку 100-мм противотанковую пушку (по другим данным наши использовали английское орудие береговой батареи) и подбили 6 танков и 4 БТР.

Не остался в стороне и советский флот. По международному соглашению руководство по эвакуации учреждений и граждан всех стран было возложено на Советский Союз. Поскольку Южный Йемен был социалистической страной, западным боевым кораблям предлагалось близко не подходить, было решено, что российские суда эвакуируют большинство тех, кто решит покинуть страну. В эвакуации советских и иностранных граждан из охваченного войной города, были задействованы как гражданские так и боевые корабли 8-й оперативной эскадры, в том числе МТЩ «Запал», плавбаза подводных лодок «Волга», БДК «БДК-101» ТОФ.

Уже 17 января 3 советских судна вышли из  Адена приблизительно с  1000 эвакуированных, главным образом с советскими гражданами и доставили их в Джибути. Это было не легко, плавбаза «Волга» во время эвакуации людей подверглось обстрелу с берега и было вынуждено уйти в море в зону недосягаемую для снарядов, а продолжение эвакуации перенесли на ночное время. А экипаж находившегося на боевой службе морского тральщика «Запал» ТОФ, проявив мужество и высокую выучку под обстрелом, вывез из  порта Аден 1500 советских и более 3000 иностранных граждан. За успешное выполнение поставленных задач командир МТЩ «Запал» награждён орденом «Красная звезда», замполит, командир БЧ-2-3, командир ЭМБЧ медалями «За боевые заслуги», несколько человек матросов медалями Ушакова.

В еще более сложной ситуации оказались моряки на наших транспортных судах. Когда начались бои на рейде Адена стояли советские торговые и рыболовные суда, балкер «Зоя Космодемьянская» ЧМП, ролкер Смоленск», «Павел Антокольский». Они подвергались нешуточной опасности. В ролкер «Смоленск» попал снаряд и ранил второго механика. Но наибольшие испытания выпали на долю танкера Тихоокеанского флота «Владимир Колечицкий». Так получилось что в момент начала столкновений он оказался в гавани Адена под завязку загруженный топливом.

Три дня танкер находился в бухте, в самом пекле боев, посол СССР в Адене никакой ответственности за разрешение на уход танкера из зоны конфликта на себя брать не хотел! На берегу, где продолжалась война, оставалось шесть тысяч беженцев, которых необходимо было на четырех семидесятиместных шлюпках и двух катерах перевезти на корабли: женщин и детей в буквальном смысле приходилось переносить на руках. Увозили людей в порт Джибути, до которого десять часов ходу через Аденский пролив. Начальник радиостанции «Колечицкого» В.Анищенко, самостоятельно установив по радио наличие советских специалистов нефтяников, забытых в районе Мукаллы, информировал об этом капитана, и еще около 100 человек было спасено моряками танкера.
Несмотря на героизм, моряки танкера никаких наград не получили, хотя 16 человек были представлены капитаном к орденам и 22 к медалям. Помешал «случай».

После того как январская 1986г. попытка переворота была разгромлена, в Южном Йемене уже не было больше президентского правления. Хотя как такового «президентского правления» и не было. После подавления переворота января 1986 фактическим главой государства стал Генеральный секретарь ЦК ЙСП Али Салем аль-Бейд. После этого отношения Советского Союза и Южного Йемена стали особенно теплыми.

В 1987г. советские геологи в провинции Шабва, которая находится как раз на "размытой" границе с Северным Йеменом,  нашли запасы нефти. Наши работали по методу "под ключ", но по какой-то причине пришедшие геологам на смену советские же нефтяники на серьезные объемы добычи выйти не смогли. Сразу, же разгорелись споры: кому принадлежит эта провинция? Власти Северного Йемена оперативно организовали выдачу своих паспортов жителям этой провинции. К паспорту "прилагалась" энная сумма наличных денег. Южане возмутились.

Через неделю несколько танковых батальонов с той и другой стороны сошлись в бою, а тем временем к границе стали перебрасываться войска двух йеменских государств. Война продолжалась два дня. На третьи сутки усилия дипломатов, которые прекрасно понимали, насколько опасен еще один военный конфликт в арабском мире, дали свои плоды - была достигнута договоренность о встрече президента Северного Йемена и Генерального секретаря правящей партии Южного Йемена.

Именно эта "двухдневная йеменская война" и стала, скорее всего, основной причиной. быстрого сближения двух Йеменов. В мае 1988г. ЙАР и НДРЙ подписали соглашение о сотрудничестве, в котором основное внимание уделялось совместной разработке нефтяных месторождений в пограничной зоне. Правительства обоих Йеменов учредили совместную компанию по добыче нефти. Оба государства создали вдоль границы демилитаризованную зону. 22 июня 1989г. начались переговоры об объединении, в конце ноября 1989г. было подписано соглашение об объединении ЙАР и НДРЙ в единое государство в течение года на основе проекта конституции 1981г.

22 мая 1990г. Северный и Южный Йемен (ЙАР и НДРЙ) объединились в единую Йеменскую Республику. Президентом нового государства стал президент ЙАР Али Абдаллах Салих, премьер-министром - Абу Бакр аль-Аттас, бывший премьер-министр НДРЙ. Был образован Консультативный совет в составе 301 члена, в который вошли 159 парламентариев бывшей ЙАР и 111 парламентариев бывшей НДРЙ, а также 31 вновь назначенный депутат, включая некоторых деятелей оппозиции. Объявлено о начале 30-месячного переходного периода для объединения всех политических институтов страны, по истечении которого должны быть проведены всеобщие выборы.

В 1991г. в связи с развалом Советского Союза военно-техническое партнерство было прекращено. С 1968 по 1991 в Южном Йемене побывали 5245 советских военных - 75 генералов, 3264 офицера, 212 прапорщиков и мичманов, 213 военнослужащих срочной службы, 1481 рабочий и служащий. Армия Йемена на 80-90% оснащена оружием и боевой техникой, произведенными в бывшем СССР. СССР поставил в Йемен (в основном конечно в НДРЙ) 34 ракетных комплекса Сухопутных войск, 1325 танков, 206 БМП, 1248 БТР и БРДМ,  683 РСЗО, а также другое специальное имущество на сумму более 6 млрд. долларов. Кроме того, Йемену были оказаны услуги военного назначения на сумму свыше 500 млн. долларов. А общий объем военно-технического сотрудничества оказался 7 млрд. 140 млн. долларов. В вузах СССР подготовлен 9021 йеменский специалист.

Истчоник: Александр Розин

 



Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна