Советский ВМФ в сдерживании китайской агрессии против Вьетнама в 1979г., и создание ПМТО Камрань.

После завершения Вьетнамской войны и объединения Северного и Южного Вьетнама,  несмотря на всю советскую помощь во время войны вьетнамские руководители, не желая зависеть от СССР, вели независимую политику и отношения между нашими странами, несколько охладились. Но вскоре выяснилось, что попытка опереться на Китай может привести к еще большей зависимости страны, тем более что китайцы хотели доминировать во всем регионе. В результате выбор вьетнамского руководства остановился на Советском Союзе, но до китайской агрессии в феврале-марте 1979 года  отношения все равно были прохладными. Китайское нападение  заставило руководство Вьетнама пойти на сближение с СССР, в том числе и в военно-морской сфере.

 

На рассвете 17 февраля 1979 года китайские военные после многочисленных провокаций начали агрессию против СРВ.  Поводов для китайского вторжения было множество. Социалистическое преобразование экономики на Юге нанесло урон, прежде всего крупной китайской общине во Вьетнаме. Ее конфликты с вьетнамцами приобрели форму межэтнической розни и отрицательно сказались на отношениях Вьетнама и Китая. В 1978–1980 страну покинули, по крайней мере, 750 тыс. человек (более половины из них этнические китайцы). Многие вернулись на историческую родину сушей, а часть отправилась в путь по Южно-Китайскому морю на лодках. К тому же Китай выступал на стороне  режима Пол Пота в Камбодже. А Вьетнам в декабре 1978 ввел свои войска в Камбоджу и сверг промаоистский режимом Пол Пота, устроивший геноцид в стране (погибли 1,7 миллиона человек из 7-миллионного населения). Кроме того, около 25 тысяч вьетнамских солдат находилось в Лаосе. Момент нападения на Вьетнам выбран был не случайно. Пекин завершил психологическую военно-политическую подготовку, провел дипломатическую разведку. Дэн Сяопин побывал в Вашингтоне (29.01-05.02.1979) и  на обратном пути в Токио, где рассыпаемые в адрес Вьетнама угрозы не получили должного отпора. В действиях США и Японии  политические эксперты усматривали позицию явного пособничества. И Вашингтону, и Токио был с ряда сторон выгоден вьетнамо-китайский конфликт. Для пекинских властей благоприятные позиции создавали китайско-японский договор, установление дипломатических отношений с США. Уступки, сделанные американцами по тайваньской проблеме, позволили КНР снять часть войск и перебросить на вьетнамскую границу.

Незадолго до агрессии 29 июня 1978г. Вьетнам вступил в СЭВ, 3 ноября 1978г. в Москве между СССР и Вьетнамом был заключен Советско-вьетнамский договор о дружбе. Помимо стандартных положений о торговле и культурном сотрудничестве, пакт содержал важные военные положения, касающиеся «совместной обороны», подразумевающей «совместные консультации и эффективные действия по обеспечению безопасности обоих стран». Для Пекина заключение договора было болезненным уколом. А ведь признаки увеличения советско-вьетнамского сотрудничества появились уже летом 1978г., на фоне обострения противоречий Вьетнама с Китаем. По данным из официальных американских источников  к августу 1978г.  во Вьетнаме было 4 000 советских советников и специалистов, а к середине 1979г. их было 5000-8000. В сентябре 1978г. СССР начал осуществлять новые поставки оружия (самолеты, ракеты, танки и боеприпасы) во Вьетнам, воздушным  и морским путем.

К этому моменту советско-китайские отношения испытывали большие трудности. 1 ноября 1977г. орган китайских коммунистов «Жэньминь жибао» в передовице обозначила  СССР как самого опасного врага Китая, в то время как Соединенные Штаты теперь рассматривались союзником. 26 марта 1978г.  Министерство иностранных дел Китая китайско-советской границе, полностью удалила советские части из МНР, и снизила их число на всей китайско-советской границе. В ответ на требования Китая, Генеральный секретарь Центрального комитета КПСС Леонид Брежнев, в начале апреля 1978г. посетил Сибирь и Тихоокеанский флот, и объявил, что на границе будут развернуты новые системы вооружения в дополнение к  уже имеющемуся на китайско-советской требования Пекина, заявив, что дополнительные советские отряды были размещены по границе с Китайской Монголией по просьбе  Монголии, в ответ на  увеличение китайских войск на границе. Ситуация на границе усложнялась. В мае 1978г. на советско-китайской границе произошел самый серьёзный пограничный инцидент с 1969 года, в нем участвовали даже вертолёты. СССР в свою очередь оказывал активное давление на Китай с целью добиться продления истекающего 30-летнего Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи с Китаем, который был подписан 14 февраля 1950г. потребовало, чтобы Москва, в дополнение к признанию существования проблемных областей на границе. Это новое оружие, как заявил Брежнев, будет способствовать обеспечению безопасности и нашим социалистическим друзьям против возможной агрессии, источник агрессии он не указывал, но это было ясно. В дополнение к советским заявлениям, 12 апреля 1978г. Улан-Батор также публично отверг

15 февраля 1979г. Дэн Сяопин объявил о намерении "наказать" Вьетнам, это был первый день возможного формального выхода из 30-летнего договора Китая с СССР. 16 февраля он заявил  Москве о готовности Китая к полномасштабной войне с СССР. До 1,5 миллиона солдат  китайской армии находились на советской границе (общая оценка НОАК тогда - 3,6 млн. человек), с советской стороны на границе находилось свыше 40 дивизий.

17 февраля 1979 года НОАК семью корпусами после 30-35 минутной артподготовки перешла вьетнамскую границу в 26 местах на протяжении всей 1460-километровой границы. Первый удар двумя корпусами с севера китайцы нанесли в направлении города Каобанг вдоль долины реки Красная. Главный удар - пятью корпусами - шел с северо-востока - к городу Лангшон, откуда до Ханоя оставался всего 141 километр. Еще один удар, вспомогательный, был нанесен на северо-западе - в сторону города Лайтяу. Атакующим противостояли лишь одна регулярная и одна "сельскохозяйственная" дивизии Вьетнамской народной армии (ВНА), пограничные части и силы народного ополчения. В  начале силы вторжения насчитывали 120-144 тысяч человек, потом они увеличились по американским данным до 300 тысяч, командовал силами вторжения генерал Ян Дэчжи (заместитель командующего китайскими силами в Корейской войне). Китайское командование перед войны создало мощную авиационную группировку из 700 истребителей (J-6, J-7 и А-5), которая базировалась на приграничных аэродромах Наннинг, Дебао, Гуангнань и Менгзи. Китайская авиация выполнила несколько десятков вылетов для поддержки армии вторжения, однако из-за плохих погодных условий результаты ударов оставляли желать лучшего. Кроме того, опасаясь вьетнамских ПВО, они ограничились районом действий вблизи границы. Дату китайского вторжения, возможно, определило  то что накануне «Дня Д» вьетнамское руководство -  Фам Ван Донг, начальник генштаба Ван Тьен Дунг и члены кабинета министров Вьетнама отбыли в Пномпень для подписания договора о дружбе между СРВ и режимом Хенг Самрина. 18 февраля китайцы захватили города Лаокай (Lao Cai) и Монгкай (Mong Cai). Наибольший урон понесли вьетнамские части, сосредоточенные вокруг городов Лаокай, Мыонг Кыонг, Каобанг, Лангшон и Монгкай. Вьетнам обратился в  ООН, дипломатические отношения с КНР Вьетнам не прерывал. СССР и Тайвань обвинили США в поддержке КНР.

19 февраля  было опубликовано первое «Заявление советского правительства» в нем среди прочего говорилось: «… Героический вьетнамский народ, ставший жертвой новой агрессии, способен постоять за себя и на этот раз, тем более, что у него надежные друзья. Советский Союз выполнит обязательства, взятые на себя по Договору о дружбе и сотрудничеству между СССР и СРВ.

Тем, кто определяет политику в Пекине, следует остановиться, пока не поздно…

Советский Союз решительно требует прекращения агрессии и незамедлительного вывода китайских войск с территории Социалистической Республики Вьетнам…»

Основную тяжесть борьбы должны были вынести вьетнамцы, но и СССР не собирался отступать от своих обязательств. Во Вьетнаме советские специалисты сразу приступили к боевой деятельности совместно с вьетнамцами. В дополнение к ним из СССР начали подтягиваться подкрепления. Был установлен воздушный мост СССР-Вьетнам. 19 февраля 1979г. в Ханой прибыла группа из 20 советников и специалистов по основным видам войск, во главе с генералом армии Г.Обатуровым которая помогла вьетнамским военным в сложной обстановке. Коротко приняв дела у старшего группы специалистов ПВО генерал-лейтенанта М.Воробьева, Г.Обатуров ознакомился с докладами начальника Генштаба ВНА Ле Чонг Тана и министра обороны Ван Тьен Зунга об обстановке на фронте. После поездки в район боевых действий, они убедили руководителя СРВ Ле Зуана начать переброску армейского корпуса из Кампучии на Лангшонское направление, выдвинуть туда же вновь сформированные на основе поставок из СССР реактивный дивизион БМ-21, отмобилизовать ряд соединений и частей, вывести из окружения дивизию, воевавшую в тылу противника. Внесли свой вклад в победу и немногочисленные советские специалисты. Летчики транспортной эскадрильи на «Ан-12» осуществляли переброску армейского корпуса из Кампучии на Лангшонское направление, связисты узла связи главного военного советника (около 120 человек находилось там с августа 1978г. и 68 было переброшено после начала конфликта) обеспечивали связью наших советников, в том числе и в районе боевых действий. В марте советский советнический аппарат понес потери, при заходе на посадку под Данангом разбился вьетнамский транспортный «Ан-24» и 6 летчиков-инструкторов во главе с генерал-майором авиации Малых погибли.

СССР также предпринял действия остановить войну с привлечением Организации Объединенных Наций, советские представители поставили вопрос о осуждении Китая как агрессора, но из-за политики западных стран действия китайцев не были осуждены. Еще 22 февраля  советский военный атташе во Вьетнаме пригрозил китайцам  «выполнением СССР своих обязательств по договору с Вьетнамом», но пока конфликт был ограниченным, СССР не хотел разжигать большую войну. Однако, несмотря на заявленные по началу цели: «Нам не нужно ни пяди вьетнамской земли. Все, что нам нужно – это стабильная мирная ситуация на границе. После наказания агрессоров наши пограничные части вернутся на китайскую территорию и будут охранять рубежи Родины»,  китайцы пусть медленно но продолжали наступление по направлению к Ханою, 2 марта ими захвачен Каобанг (Cao Bang), 4 марта  захвачен Лангшон (Lang Son). По этому 2 марта было опубликовано второе «Заявление Советского правительства», в нем говорилось: « Агрессия Китая против Социалистической Республики Вьетнам  продолжает расширяться…

… Советский Союз  считает необходимым заявить со всей определенностью: действия Китая не могут оставлять безучастными тех, кто по настоящему заинтересован в обеспечении безопасности народов, в сохранении мира.

Китайские войска должны быть немедленно выведены из пределов Вьетнама…»

Китайцам было однозначно заявлено, что если их армия  немедленно не уйдет из Вьетнама, ему придется воевать на два фронта. «Тайм» в марте 1979г. писал: «До тех пор, пока вьетнамские войска будут держаться, СССР будет продолжать войну на пропагандистском фронте. Опасность состоит в том, что если Пекин пойдет дальше, атаковав Ханой и Хайфон, или решит сохранить присутствие своих войск на вьетнамской территории, СССР, не желая демонстрировать слабость и нерешительность, ввяжется в конфликт. Каковы будут действия Советов в этом случае? По мнению экспертов, простор для них велик. СССР может еще больше увеличить военные поставки Вьетнаму, послать в СРВ большое количестве советников и даже предпринять прямые военные акции. Гораздо более опасной выглядит перспектива акций СССР на 4500-километровой границе с КНР, вдоль которой ныне дислоцированы 44 советские дивизии. Советские войска могут появится на заснеженных равнинах Синьцзяна, однако более вероятной целью будет Маньчжурия – центр китайской тяжелой индустрии. В качестве еще одной цели «судного дня» эксперты называют китайские ядерные объекты в районе Лобнора (эта цель выглядит более предпочтительной в глазах советских военных)». Советское заявление подкреплялось реальной силой. В готовность № 1 были поставлены советские ракетные части, дивизии, стоявшие на советско-китайской границе. Группировка, имеющая в своем составе 250 тысяч человек с авиационной поддержкой, начала концентрироваться вдоль границы. О серьезности намерений говорит факт упомянутый Евгением Верхозиным, в ту пору командовавшего 8-й ротой 390 ПМП. В феврале-марте 1979г. осуществлено  развертывание 390 полка морской пехоты в составе 55 дивизии морской пехоты до штата военного времени в связи с агрессией Китая во Вьетнаме. Было проведено тактическое учение дивизии на границе с КНР с высадкой  морского десанта и проведено несколько батальонных тактических учений с боевой стрельбой. Неожиданностью для китайцев это не было, и  они, не желая проверять серьезность советских намерений и сочтя свои цели достигнутыми, 5 марта  заявили о выводе своих войск и прекращении вторжения.

Агрессия обернулась крахом китайской военной машины – 300 тысяч китайцев, оснащенных тяжелым оружием, были сдержаны не вьетнамской армией, а пограничниками, милицией и народным ополчением приграничных провинций. При этом за 30 дней конфликта максимальное продвижение китайцев составило около 80 км. Потери китайцев по вьетнамским данным составили  убитыми 62,5 тысячи человек, а также 280 танков и бронемашин, 118 орудий и минометов, несколько самолетов. Китай оценил свои потери в 15 тысяч человек. Уже 5 марта Пекин сделал заявление, что начинает выводить войска, с 16 марта 1979 Китай начал очищать занятые территории, а к концу года окончательно ушел с нескольких удерживаемых небольших участков. В результате агрессии во Вьетнаме было уничтожено более 45 тысяч крестьянских домов, более 900 школ, 428 больниц, 25 шахт, 55 промышленных предприятий.  По китайским данным  только за первую неделю войны вьетнамцы потеряли 10 тысяч человек.

Очень многие, оценивая результаты китайского вторжения, подтверждая, что китайская армия в военном отношении показала свою слабость, тем не менее, говорят о дипломатической победе Китай над СССР. Якобы СССР не смог помочь союзнику, показав себя "бумажным белым медведем", данное утверждение сомнительно и строится только на рассуждении, что Советский Союз не нанес прямого удара по Китаю. А то, что цель была достигнута более простыми мерами, в расчет не принимается.  А ведь именно твердая позиция СССР в купе с стойкостью вьетнамцев, в итоге и вынудила остановиться китайцев, которые даже не добились своих целей. Вьетнамские войска из Кампучии не ушли, ликвидировать просоветскую полосу на своих южных границах не удалось, более того вьетнамское присутствие в Кампучии и Лаосе увеличилось, как и количество войск на вьетнамо-китайской границе. Кроме того, Вьетнам предпринял ряд акций на дипломатическом фронте. 15 марта 1979 г. МИД СРВ опубликовал меморандум о китайско-вьетнамской границе, в статье 9 которого впервые прямо осуждается оккупация Китаем Парасельского архипелага в январе 1974г. А СССР в результате китайской авантюры расширил свое присутствие в этом регионе, создав ряд своих баз и оказав значительную помощь своим новым союзникам. Только в 1979-1982 годах советская военная помощь Кампучии и Лаосу составила 100 мил. долларов.

Тихоокеанский флот тоже не остался в стороне от событий и внес свой посильный вклад. Когда после начала агрессии, в СССР прошли митинги, осуждающие китайское вторжение, моряки ракетного крейсера «Владивосток» недавно вернувшиеся из дальнего плавания, гневно осудили агрессию Китая и поддержали Заявление советского правительства, моряки заявили, что они будут поддерживать высокую боевую готовность, чтобы выполнить любой приказ правительства. Вскоре им выпала возможность доказать это делом, в начале марта «Владивосток» вышел в поход. Еще раньше, в начале февраля, когда стало ясно, что очень высока вероятность начала боевых действий, началось развертывание наших подводных лодок. Командир «Б-88» Федор Иванович Гнатусин вспоминал: «В начале 1979 года мы расслаблялись - стояли в очередном заводском ремонте, когда началась эта малопонятная война двух азиатских социалистических государств. Но уже через неделю нас выпнули из завода в море. Скоростная сдача задач, погрузка боевых мин и торпед, еще неделю - загрузка и утрамбовка в и так-то тесных отсеках тонн регенерации, ЗИПов, продовольствия, аппаратуры прикомандированных разведчиков... Мы шли на войну. Во Владивостоке, Находке, Одессе грузились караваны военной помощи маленькому азиатскому государству. Завтра в Южно-Китайском море их могли встретить джонки и мотоботы-камикадзе, артиллерийские и торпедные катера, СКРы и эсминцы "братьев навек", с которыми вступят в бой советские катера, СКРы и эсминцы тех же самых проектов. А мы, подводники, будем встречать огнем и мечом китайские ВМС на путях их вероятного подхода к берегам Вьетнама. Мы не одни. Только с Улисса к берегам Вьетнама уходили пять корпусов. Плюс Конюшки, Авангард, Ракушка, Совгавань, Магадан и Бичева. Нас много и мы все в тельняшках!»

Корабли Тихоокеанского флота находились на боевой службе в узловых районах Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей. Еще в  июне 1978г. после пограничных инцидентов на границе Вьетнама с Китаем, крупное советское соединение состоящее из  двух крейсеров и двух эсминцев провело учение  в проливе Баши между о.Tайвань и Филиппинами. В январе-феврале 1979г. советский  крейсер и эсминец  находились в Южно-Китайском море, чтобы продемонстрировать советскую поддержку Вьетнаму, после информации, что Китай собирается  «наказать» вьетнамцев. После начала войны к  ним  присоединялись и другие корабли, сформировавшие крупное соединение, в двадцатых числах февраля в эскадре было уже 13 советских военных кораблей в Южно-Китайском море, и они ожидали подхода новой группы кораблей во главе с  крейсером «Адмирал Сенявин». В марте в эскадре уже насчитывалось 30 судов. Вспоминает Глухов Владимир Ефимович - капитан 2 ранга, гидрограф ВМФ: «Я был уже начальником штаба дивизиона и меня назначили старшим за переход наших судов во Вьетнам. К походу мы подготовились за сутки, а через пять уже вошли в порт Дананг. Задача у нас была такая - срочно обеспечить заход советских боевых кораблей во вьетнамские порты. Определяли глубины, пути подхода, течения и так далее. Обследовали даже существующие причалы. А потом пошли на остров Камрань, где создавалась советская военно-морская база. Ударно работали месяц, ожидая подхода отряда боевых кораблей Тихоокеанского флота. Ветра были сильные, жара невыносимая. Море было горячим. Ребята-подводники, говорили потом, что чувствовали себя, как в кипящей кастрюле. Я считаю, что благодаря оперативным действиям нашего Военно-морского флота, война между Китаем и Вьетнамом стала небольшим военным эпизодом». Наши корабли были готовы не только демонстрационными действиями поддержать Вьетнам. Как утверждает Глухов В.Е.: «Если б Китай начал развитие боевых действий, наши корабли вошли бы в Тонкинский залив. А там... там уже могли пойти в ход ракеты. И слава Богу, что подобного не произошло».

Соединение советских кораблей пребывало в Южно-Китайском море  до апреля 1979г. Результатом их действий было и то, что Южный военно-морской флот КНР не принимал участия в нападении, а ведь он насчитывал 300 кораблей, хотя большинство из них и составляли небольшие корабли береговой обороны.  Кроме того, они обеспечивали безопасный переход и доставку грузов во Вьетнам, так во время боевых действий в Хайфонском порту который находился в 100-250 км от линии фронта, находились под разгрузкой 5-6 советских теплоходов доставивших военное оборудование, в том числе ракеты и радары. Кроме них тут были и суда других социалистических стран – Польши, ГДР и Болгарии. В марте среди прочих в Хайфоне разгружались «Георгий Чичерин», «Валерий Межлаук», «Бела Кун». Кстати, разгрузку судов осуществляли тоже советские граждане. В  портах  Хайфон  и  Сайгон  более  3 месяцев  в 1979г.  работала  большая  группа  докеров из  Владивостока, Находки, Корсакова  и  Ванина под  руководством  начальника  Находкинского  порта  Г.И.Пикуса  доставленная  на  теплоходе  «Ольга Андровская». Они  отработали  26 судов  и  перегрузили  более  100 тысяч  тонн  грузов.

Помимо китайцев проблему представляли и подошедшие в район американские военные корабли. Авианосно ударное соединение во главе с авианосцем «Constellation» (CV-64), находилось на боевой службе у берегов Юго-Восточной Азии с 6 декабря 1978г., в соединении были помимо прочего крейсер «Leany» (CG 16), эсминец «Morton» (DD 948), транспорт «Takelma» (ATF 113). 25 февраля авианосно ударное соединение во главе с авианосцем «Constellation» (CV-64) расположилось недалеко от побережья Вьетнама в Южно-Китайском море, с целью как заявили американцы – контролировать ситуацию. Для того, чтоб держать их подальше от района широкомасштабных боевых действий, американским кораблям перекрыли пути подхода наши дизельные подводные лодки. Часть из них оставалась на глубине, а некоторые в наглую держались в надводном положении. Нервы наших моряков оказались крепче - американцы созданную морскую заградительную линию перейти не решились. 6 марта АУГ во главе с авианосцем «Constellation» ушло в район Аденского залива, где бушевал конфликт между Северным и Южным Йеменом.

Так что круг задач решаемых нашими кораблями был значителен. В составе соединения были: КРУ «Адмирал Сенявин» (с февраля по май), РКР «Адмирал Фокин» (капитан 2 ранга А.Самофал), БПК «Василий Чапаев», «Способный», «Строгий», ЭМ «Возбужденный» (капитан 2 ранга Н.Иванов), СКР «Разящий» и другие. За мужество и героизм, проявленные при выполнении поставленной задачи, 36 моряков эскадры ТОФ были награждены правительственными наградами.

ПМТО Камрань.

Китайская агрессия ускорила подписание Соглашения  между  Правительством Союза Советских Социалистических Республик и Правительством Социалистической Республики Вьетнам о заходе и стоянках советских военных кораблей и  о посадках  советских  военных самолетов Военно-Морского Флота в военном порту и на аэродроме Камрань.

Выигравший войну и объединенный Вьетнам занимал стратегическое положение для действий советского флота в этой части океана, и наше флотское командование не собиралось игнорировать эту возможность. В мае 1978г. в бухту Камрань заходил РКР «Адмирал Фокин».

В декабре 1978г. представительная делегация офицеров центральных управлений ВМФ и Тихоокеанского флота под руководством адмирала В.Козлова прибыла в Социалистическую Республику Вьетнам. Главком ВМФ Адмирал Флота Советского Союза С.Горшков при инструктаже дал указание  ознакомиться с тем, что осталось в Камрани после ухода оттуда американцев. Нужно было выяснить отношение вьетнамского командования к возможности использования этого места для базирования кораблей боевой службы ТОФ (не исключая, конечно, совместного его использования). Вьетнам начинал получать новые корабли и катера советского производства, в наших учебных центрах и училищах прошли обучение почти 2 тыс. моряков из ДРВ. Причем приехавшим самим удалось увидеть, как идет сотрудничество. Советская делегация облетела и объехала пункты базирования вьетнамского ВМФ: Хайфон, Халонг, Нячанг, Вунгтау, Дананг. В последнем, встретили группу советских военных моряков, помогавших вьетнамцам осваивать недавно переданные им сторожевики пр. 159 «СКР-82» и «СКР-96». Руководил их обучением капитан 1 ранга А.Коломнин. Наши моряки тогда успешно выполнили непростую задачу и впоследствии все были награждены вьетнамскими медалями.

Ознакомиться  с бывшей американской базой Камрань нашей делегации разрешил  командующий вьетнамским ВМФ контр-адмирал Кыонг. База занимала большую территорию, чтобы объехать ее территорию, потребовалось около трех часов. Судоремонтная мастерская, снабженная гидроподъемниками по 100 тонн, привлекла особое внимание наших инженеров. Два бетонированных причала могли принимать корабли любого класса. Правда, один из них был серьезно поврежден взрывом в центральной части. Все объекты на побережье соединялись системой водоснабжения и энергоснабжения, также основательно поврежденной отступавшими американцами. Внимание авиаторов привлек аэродром с двумя взлетными полосами протяженностью более 3 тыс. метров. Одна полоса нуждалась в достройке - полностью разрушенным оказался командный пункт управления. Изучение этого объекта заняло несколько дней, наших всегда сопровождали вьетнамцы, удивлявшиеся работоспособности и знаниям наших специалистов. Морскую рекогносцировку пришлось проводить на джонке с подвесным мотором.

Завершив ознакомительную работу, 25 декабря вся группа самолетом возвратилась в Ханой. Из советского посольства В.Козлов связался с Москвой по закрытому телефону и переговорил с начальником ГШ ВМФ Г. Егоровым, а затем доложил об увиденном и самому главкому. Вывод мог быть один: после восстановительного ремонта в Камрани можно иметь хороший пункт материально-технического обеспечения наших кораблей. По рекомендациям Адмирала Флота Советского Союза С. Горшкова подготовили проект протокола и ряд справочных материалов для обсуждения с вьетнамским руководством. Согласование текста протокола с командующим ВМФ контр-адмиралом Кыонгом было сложным. Затем В.Козлов и Кыонг направились на доклад к первому заместителю министра обороны генерал-полковнику Чан Ванча. В часовой беседе оговорили принципиальные положения, остановились на возможности совместного использования пункта базирования советскими и вьетнамскими морскими силами. Решили вопрос и по использованию аэродрома, который нуждался в создании оборудованного КП авиации. 30 декабря вместе с командующим ВМФ подписали протокол, и в тот же день наша делегация отправилась самолетом в Москву.

Окончательные переговоры по созданию ПМТО и его совместному использованию, как и подписание двустороннего соглашения, были проведены в Ханое первым заместителем главкома ВМФ адмиралом флота Н. Смирновым  2 мая 1979г. Фактически был, заключен договор о бесплатной аренде на 25 лет, по нему разрешалось  одновременное  присутствие здесь 10 надводных  кораблей, 8 подводных  лодок  с  плавбазой и 6 вспомогательных военно-морских  судов.

6 марта 1979г. советское боевое судно поставили в  док в Дананге. В марте-апреле 1979г. отряд из 3 кораблей которым  командовал капитана 1 ранга Д. Чериватый в составе БПК «Василий Чапаев» (командир Э. Знахуренко), сторожевика «СКР-46» и тральщика выполнили заход в Камрань. В мае 1979г. по иностранным данным советская субмарина впервые зашла в  залив Камрань (по некоторым данным это была АПЛ пр.659 «К-45»), а с сентября на аэродроме Дананг стали базироваться советские самолеты разведчики. 5-10 ноября 1979г. с первым официальным визитом  во вьетнамский порт Хайфон при возвращении с боевой службы в Индийском океане пришел отряд кораблей под командованием первого заместителя командующего ТОФ вице-адмирала Н.Я.Ясакова в составе РКР «Адмирал Фокин», БПК «Строгий» и ЭМ «Возбужденный».

В декабре 1979 года, Главнокомандующий Адмирал Флота Советского Союза С. Горшков посетил Камрань, посвятив знакомству с ее объектами целый день. Главкома сопровождал назначенный командиром ПМТО капитан 1 ранга Анохин. Горшков остался недоволен медленными темпами восстановительных работ, в результате чего, тут же последовали необходимые распоряжения. Его указания вскоре дали результат. В  апреле  1980 года  на  борту «ПМ-156» на  полуостров  Камрань прибыл первый  состав  ПМТО  в   количестве  50 человек.  Используя базу в Камрани Советский Союз использовал свой флот для продвижения своей политики в районе юго-восточной Азии. Этот район находился в непосредственной близости к нескольким экономическим, политическим и военным центрам Китая,  государствам блока  АСЕАН, Индийскому океану, Малаккскому и индонезийским проливам. Советский флот расширил районы своего присутствия. Флотилия из четырех кораблей во главе с авианесущим крейсером «Минск» появилась в Сиамском заливе в октябре 1980, после боевой службы в Южно-Китайском море в сентябре, одиночный крейсер появился у Сингапурского побережья  в феврале 1983. Советское военно-морское присутствие в  западной части  Тихого океана неуклонно росло: 6900 ходовых часов в 1979, 10 400 в 1980 году и 11 800 в 1981. В течение пяти лет, СССР сформировал в заливе Камрань крупнейшее соединение кораблей, если в 1979г. там было приблизительно  8 судов, то к концу 1983г. их там уже стало 22 судна, включая 4 субмарины (атомных и дизельных), и  6 крупных надводных кораблей. С 1983г. здесь  стала  базироваться 15-я оперативная  эскадра Тихоокеанского  флота. К 1984г.  до 24 советских кораблей находились постоянно в Камрани. В апреле 1984г. советское соединение, в составе которого был авианосный крейсер «Минск» и БДК «Иван Рогов» осуществило в ходе учения  первую высадку советских десантников на вьетнамском побережье.  Вскоре  с  Вьетнамом  был  заключен  контракт  на  строительство  объектов  в  счет  безвозмездной  помощи  СРВ  со  стороны  СССР. За  период  с  1984  по  1992 год  было  построено  около  30 объектов, в  том  числе  станция  слежения  за  спутниками. На  аэродроме  базы  размещался отдельный смешанный авиационный полк, в состав которого входили 4 самолета Ту-95, 4 - Ту-142, эскадрилья Ту-16 различных модификаций (порядка 20 единиц), эскадрилья МиГ-25 (порядка 15 единиц), 2 транспортных самолета типа Ан-24 и 3 вертолета Ми-8. Действуя с этого аэродрома, экипажи вели разведку в околоэкваториальных широтах и омывающих восточное побережье Азии морях. В 1979 и 1980 годах с двух аэродромов Вьетнама произведено 76 самолётовылетов, для сравнения за тот же период самолёты Ту-95РЦ выполнили с аэродромов Гавана, Конакри и Луанда около 450 самолётовылетов.

Характеристика ПМТО Камрань

Количество одновременно базирующихся кораблей – 10.

Количество причалов – 7.

Емкость складов нефтепродуктов тыс. тонн – 7.

Емкость склада боеприпасов тыс. тонн – 0,15.

В конце 80-х началось сокращение советского военного присутствия на базе. В 1998 году Ханой напомнил Москве о том, что срок аренды базы истекает в 2004 году, и предложил продлить ее с ежегодной арендной платой в 300 млн. долларов. В это же время Китай и США предлагали за аренду Камрани 500 млн. долларов. В 2000 году командование ВМФ России официально заявило, что отныне будет более активно использовать пункт материально-технического обеспечения (ПМТО). В Главном штабе ВМФ заявили, что "это связано с возобновлением активных действий кораблей в Тихом и Индийском океанах", и пообещали, что "в ближайшее время на неотложные ремонтные работы на ПМТО поступят 500 тысяч рублей". Однако уже через год, в мае 2001-го, появились первые сообщения о том, что Россия решила не возобновлять договор об аренде Камрани. 24 июля 2001 года министр обороны России Сергей Иванов заявил, что России "надо уходить из Камрани". Окончательное решение было принято на основании доклада главкома ВМФ адмирала Владимира Куроедова о нецелесообразности дальнейшего содержания базы. По словам начальника Генштаба Анатолия Квашнина, расходы на базу были сопоставимы с содержанием атомной подводной лодки с современным оборудованием. 2 мая 2002 года был подписан акт о передаче бывшей российской военной базы вьетнамскому правительству. В настоящее время в Камрани не осталось ни одного российского солдата.

Источтник: Александр Розин

 



Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна