Vietnam"ТЯО БАН" по-вьетнамски - "ДОС" по-казахски

Более тридцати лет прошло с той поры, как мужественный народ Вьетнама обрел мир и покой на своей земле. "Я прошел эту войну наравне со своими вьетнамскими товарищами, - рассказал корреспонденту "ЭК" ветеран, офицер морской пехоты СССР, капитан II ранга в отставке Кусаин Садыков. На боевом счету бывалого морского пехотинца операция "Тет" в Сайгоне и пять захваченных языков - офицеров противника.

Это был мой интернациональный долг

Родился и вырос Кусаин Садыков в Северном Казахстане. Однако сейчас проживает во Владивостоке. Лучшие свои годы прослужил в морской пехоте, потому и остался жить там, где находится его родная войсковая часть. Южную столицу он посетил ненадолго, был приглашен в качестве гостя на свадьбу.

- Кусаин Сагындыкович, по официальным сведениям, СССР оказывал Вьетнаму широкомасштабную военно-техническую помощь. Непосредственное участие в боевых действиях принимали лишь расчеты противовоздушной обороны и зенитно-ракетных комплексов. Каким образом вы оказались в Индокитае? - В 1966 году сразу после учебки меня направили в город Балтийск. Там на базе 336-го гвардейского мотострелкового полка только сформировали отдельный полк морской пехоты. В то время я рассчитывал попасть в парашютно-десантные войска. Физическое развитие и рост позволяли. Но мне повезло больше. Я ведь не знал, что такие войска есть. В 1956 году решением военного руководства части морской пехоты были расформированы. Но в 1963-м без морпехов якобы провалились какие-то стратегические учения войск Варшавского договора. Наши офицеры рассказывали о том, что возрождению способствовала война во Вьетнаме. Там участились столкновения с американскими "морскими котиками". И "наши вьетнамцы" явно уступали им в боевой выучке.

После полуторагодичной службы нескольким ребятам из моей роты предложили поехать на полгода во Вьетнам. Процессом отбора занимался особист (сотрудник КГБ в вооруженных силах. - Авт.) из штаба округа. В основном подбирал смуглых на лицо и ребят восточной национальности. В приватной беседе предложил проверить боевую выучку и любовь к Родине, исполняя свой интернациональный долг во Вьетнаме. С его слов, с нашими восточными лицами из нас получились бы великолепные вьетнамские инструкторы. Взвесив все "за" и "против", прислушавшись к голосу чекистского разума, я согласился. Время было такое - патриотичное. Все мы верили в победу коммунизма. Да и кровь по молодости играла, подвигов хотелось.

- Каковы были первые ощущения, когда вы попали во Вьетнам, в чем заключалась ваша миссия?
- Первое чувство - тревога. Страшно стало, когда наш военно-транспортный самолет приземлился не во Вьетнаме, а в Лаосе. Там находилось несколько военных баз коммунистов. Через них шла поставка оружия и солдат Северным Вьетнамом на юг и запад Южного Вьетнама. Это были тайные пути наподобие всемирно известной "тропы Хо Ши Мина". Хотя на самом деле это была не тропа, а сложная система горных и лесных дорог, которые связывали оба Вьетнама, Камбоджу и Лаос. К 1968 году "тропа" уже представляла собой сложную инфраструктуру с подземными госпиталями, складами. Некоторые участки были заасфальтированы и могли использоваться в качестве взлетно-посадочных полос.

Труднее всего было привыкнуть к влажному климату джунглей. А ведь нам даже не дали толком акклиматизироваться. Оно и понятно. Фактически война велась на территории Южного Вьетнама собственными силами. Это и была национально-освободительная армия - местное нерегулярное ополчение, плохо вооруженное и обученное. Оно годилось только для выполнения роли наблюдения, разведки и "пушечного мяса". Американцы о них говорили: "Этот вьетконг (сокращенно от "вьетнам конг шан" - вьетнамский коммунист. - Авт.) - фермер днем, партизан ночью".

Были и регулярные войска, хорошо укомплектованные и вооруженные. Но они состояли наполовину из северовьетнамцев. И это несмотря на то, что Северный Вьетнам отказывался признавать факт участия своих солдат в военных действиях. Естественно, инструкторами при них были офицеры и солдаты из СССР. И не только потому, что вооружение у них было исключительно советским.

На меня и моего товарища родом из Бурятии была возложена задача в течение двух месяцев подготовить две разведывательно-диверсионные группы общей численностью пятьдесят человек. Как потом стало известно, мы же эти группы впоследствии и возглавили. Кстати, моим непосредственным командиром был назначен полковник Нгуен Динь Ки, он сносно знал русский. Поэтому я его, сначала в шутку, начал обучать казахскому языку. У него неплохо получалось. Первые несколько слов, которые он выучил, были "нан", "ет", "казы" и "рахмет". Как он сам говорил, это самые нужные слова для вьетнамца в Казахстане. Я его спрашивал, как сказать по-вьетнамски "спасибо" - "кам-ын". Узнал, что это слово в иероглифической записи означало бы буквально "Тронут вашей милостью".

Как я потом узнал, у него был родственник Нгуен Као Ки, тоже полковник, только с другой - южно-вьетнамской - стороны. Что поделаешь? Любую гражданскую войну можно смело называть братоубийственной.

Вообще, все вьетнамцы оказались очень способными учениками. Выносливы, трудолюбивы и, что немаловажно для морпеха, храбры и имели высокий боевой дух. Причем многие профессионально владели местной разновидностью восточных единоборств "нят-нам". Это старейшая вьетнамская школа боевого искусства. Отрицательно на подготовке сказывалось только отсутствие образования и общего языка.

Морально давило сильно: чужая природа, чужая земля. Но каждое утро я просыпался с мыслью о том, что поступил правильно. Я ведь воин, и это был мой интернациональный долг.

Приказ: "Стать героем"

- В каких операциях Вьетконга вам довелось участвовать? Сказалась ли ваша школа на их успешном проведении?
- Мои подопечные всегда приходили на базу с победой. Иначе нельзя, ведь девиз советских морских пехотинцев: "Где мы, там - победа"! Мои ребята это знали очень хорошо.

Особенно запомнилась мне широкомасштабная операция "Тет", начавшаяся в канун вьетнамского Нового года. В январе 68-го регулярная армия Северного Вьетнама фактически сковала действия американцев в демилитаризованной зоне района Кхешань. Одновременно Вьетконгом было совершено нападение на десяток городов среднего значения, в том числе Дананг, Контум и Плейку. Небольшим группам были поставлены задачи по проведению диверсионных актов на отдельных заранее выбранных объектах. Я готовил свою группу к операции по нападению на американское посольство в Сайгоне, которое даже без моего непосредственного участия прошло блестяще.

В общей сложности благодаря работе моей группы были ликвидированы три средние базы поставки войск НАТО. Мои ребята организовали четыре удачных засады возле столицы - Сайгона. В общей сложности мы взяли в плен пять офицеров армии США. Только на моем счету два американских вертолета морской пехоты H-34D и один Н-21.

- Сколько в общей сложности вы пробыли во Вьетнаме?
- Полгода, до получения ранения. Разведка США донесла о месте дислокации наших баз. Мы попали под массированный удар американской авиации. Чудом уцелел. А от моего взвода осталась пара парней. Пришлось целую неделю через джунгли пробираться до своих. Хорошо вьетнамские товарищи помогли, а то мог бы и к янки в руки попасть. Нам живым в плен сдаваться было запрещено. Был приказ последний патрон держать для себя. Живым не сдаваться.

Через три месяца меня уже выписали из госпиталя. Предложили демобилизоваться. Но я решил продолжить карьеру военного и поступил в Дальневосточное высшее общевойсковое командное училище. Дал кучу расписок и подписок о неразглашении государственной тайны в течение двадцати пяти лет. Даже после этого почти каждый год со мной проводили профилактические беседы люди из КГБ. Напрочь говорить охоту отбили. Хотя по молодости так хотелось стать героем!

Вместо послесловия

В настоящее время начали проходить мероприятия с представителями комитетов ветеранов войны городов Ханоя и Хошимина. В Москве регулярно проводятся встречи бывших братьев по оружию. Но в основном это военные специалисты противовоздушной обороны, зенитно-ракетных и военно-воздушных сил. Каждый год собираются ветераны войны во Вьетнаме. Со слов Кусаина Садыкова, это лишь малая часть тех, кто действительно участвовал в этой страшной войне. Многие погибли во время выполнения интернационального долга, некоторые позже - в Афганистане. Остальные до сих пор боятся нарушить данную КГБ клятву.
Справка "ЭК"

Вьетнамский военный кризис по сегодняшний день является самым крупным вооруженным конфликтом в период после Второй мировой войны. Причиной для развязывания военных действий послужило развитие коммунистического движения в Южном Вьетнаме. Перед США была поставлена цель - воспрепятствовать строительству социализма в Северном Вьетнаме и сохранить его в качестве военно-стратегической базы в Юго-Восточной Азии.

В 1964-м во Вьетнаме находилось уже 25 тысяч американских военных. Однако сайгонская армия, даже вооруженная американским оружием и руководимая американскими военными советниками, оказалась не в состоянии противостоять ударам Вьетконга.

Официально с 1961 по 1975 год во Вьетнаме погибли 56 555 американских военнослужащих, полмиллиона получили ранения. У вьетнамцев погибли не менее 200 тысяч сайгонских солдат, примерно миллион солдат-коммунистов и полмиллиона гражданских лиц. Еще несколько миллионов человек получили ранения, около десяти миллионов остались без крова.

"Экспресс К", № 74 (16222) от 27.04.2007
Вячеслав ШЕВЧЕНКО, Алматы

 



Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна