Однако Моздок, последние вылетевшие из Оленегорска самолёты,  принять по погодным условиям в этот день не смог. Двум бортам предстояло провести ночь на военном аэродроме Милярово, что в Ростовской области. Утром командование местного соединения организовало для нас очень хороший завтрак в местной солдатской столовой и после завтрака мы полетели в Моздок. Час полёта и мы уже садимся в прифронтовом североостенинском городе. Видимость плохая, над взлёткой туман. Но, что какой-то туман для военных лётчиков, сели без особых проблем. Открылась рампа самолёта, мы вышли на взлётку и пред нашими глазами предстала завараживающе-страшная картина. Много машин, гудят самолёты, капашаться люди, садятся и вновь взлетают вертушки и штурмовики. Из вертушек выносят раненых - они все грязные и в окровавленных бинтах. Один из них с перевязанной головой, проходя мимо нас, на все наши вопрошающие взгляды просто произнес- "... там жопа..." - и побрёл дальше. За ранеными стали выносить трупы-их было очень много и они ещё не были обёрнутыми в специальную фольгу. Трупы были грязными, у многих было разорвано обмундирование. Мимо нас проносили  трупы с оторванными конечностями  Всё это зрелище было много страшнее даже самых жестоких фильмов про войну. Страх был, прежде всего,  в естественности всего происходящего.

Мы все буквально были шокированы той обстановкой, что царила на взлётке. Аэродром и прилегающие к нему окрестности был похож на конвейер. Вертолёты привозят из Грозного  убитых и раненных, обратно загружаются «под завязку» бойцами и улетают. И так в течении всего светового дня. Я поймал на себе растерянный взгляд одного из матросов. Что матрос- интересно какой взгляд был у меня? Видавший виды, наш "афганец" Володя Ульянин, отводил глаза, лишь один раз произнёс он- "...Ну мы попали...". Да, это был действительно очень сложный момент в начале нашей компании. Уже, расположившись, на прилегающей к аэродрому территории, мы узнали, что одна из наших рот уже в Грозном, а нам туда завтра. За время нахождения в Моздоке меня не покидало  ощущение дискомфорта от каких-то не организованных действий со стороны принимающего нас командования. Несколько раз к нам подходили старшие офицеры-полковники, интересовались, откуда мы и сообщали нам, что мы завтра то в центр Грозного летим, то в колонне куда-то за город движемся, то в резерве остаёмся в Моздоке. За оставшееся время нам необходимо было довооружиться и утром вперёд. Весь день мы только тем и занимались, что чем-то довооружались - в этом отношении у нас всё было в порядке. Выдали подствольные гранатомёты - правда, я увидел эту штуку в первый раз в жизни, распаковывали ящики с патронами и гранатами. Предстояла ночёвка в учебном корпусе местного гарнизона. Я в ту ночёвку дежурил около своих боеприпасов и амуниции. Сидел у костра с прапорщиком Витей Ровенским - он был из моего первого батальона и его прикомандировали старшиной во вторую роту. Мы с Витей о чём-то всю ночь проговорили - ему тоже было не по себе, хотя он, как и наш Ульянин то же был в Афганистане. Помню над нами звёздное небо и где-то в сторону Чечни оно из тёмного перекрашивалось в богоровый цвет. А потом в пять утра, был подъём. Мы очень быстро грузились в КамАЗы- всё проходило в суете и спешке - многие наши подразделения не успели даже загрузить тюки с вещевым довольствием, многие, но не наше- мы загрузились полностью. И вот поехали. По дороге, которая занимала где-то 3-4 часа мы видели первые картины войны- упавший вертолёт, сгоревший танк, кучи убитых животных. В населённых пунктах, мимо которых мы проезжали, к дороге выходили жители и абсолютно без эмоций наблюдали за нами. Ближе к Грозному стала слышна орудийная канонада. Нас привезли в аэропорт Северный. На календаре- 10 января.

 


продолжение следует...

предоставленно Варваровым Владимиром

 



Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна