Часть 6.

МАЛИНА

В конце января, наконец-то мы вновь обрели свою технику и воссоединились с товарищами, коим «посчастливилось измерить» протяженность нашей необъятной Родины и вынести все перипетии передвижения воинским эшелоном.

Жизнь стала веселей, если так можно сказать.

Примерно числа 3-4 февраля в роту прибыло пополнение. К нам прибыли ст.л-т Фирсов Сергей и ст.пр-к …… Зенон. Ребята сразу влились в коллектив и стали в полном смысле слова своими. Сергей Фирсов кроме этого был разведчиком, командиром развед.взвода 40-й дбо (дивизии береговой обороны – ппд п. Смоляниново Прим. Край) не задолго до этого переданной в состав флота.

7-го февраля 1995 года начался давно ожидаемое наступление…..

От разведроты были назначены две развед.группы. Одну из групп возглавил л-т Алексей У.., за пару дней до этих событий я слег с температурой и ….. Просыпаюсь от шума, открываю глаза и вижу, что л/с куда то готовится. На мой вопрос, что случилось и почему без меня – успокоили, сказав что ничего страшного, время выхода уже переносили, так что … в общем - выздоравливай….. Таким образом, мою группу возглавил Сергей Фирсов, пришедший в роту и на 3-й день отправленный на выход…

Днем, «квартировавший» в роте старшина одной из рот вдруг замолчал после оживленного разговора, а потом и говорит: «…у вас потери ребята..». После выхода групп личного состава осталось мало, мы сразу же стали переспрашивать его - что и как, он осекся и сказал, что пошутил… Высказали ему все, что думали, но мрачное предчувствие, навеянное сказанным все же осталось.

Через некоторое время в расположение роты зашел зам.командира дивизии полковник Кондратенко С., и приказал приготовить ему сопровождение на выезд…. По причине того, что в роте больше никого не было, а недоброе предчувствие надрывало душу – старшим поехал сам. Уже сидя на броне БТР, спросил п-ка Кондратенко о группах. Он подтвердил наши самые страшные, всячески изгоняемые предчувствия – у нас были потери…. Сколько, кто, как – ответов не было….

Прибыли во 2-й бмп штаб которого занял комплекс зданий лес.пром.хоза расположенного на другом берегу Сунжи в частном секторе. Спешились. Уже зная, что группы действовали в интересах этого батальона стал спрашивать, что и как с группой….

Каково же было удивление, смешанное с негодованием, когда услышал слова ком.бата п/п-ка Г……обращенное матросу: «…ну что, я буду сегодня курицу есть….»….

П-к Кондратенко должно быть услышавший то же - стал «распекать» ком.бата за …бездеятельность…. Услышанное оправдание обескуражило: «…это люди Малины, вот пусть Малина их и вытаскивает»……. Малина – позывной развед.роты, позывные групп были: Малина-1 и Малина-2.

Тут же, усилиями п-ка Кондратенко стали готовиться к эвакуации группы. Что с группой, какова тяжесть ее потерь – не представляли – связи с группой не было, а ведь она была в каких нибудь 300-400 метрах от кнп батальона…….

На вопрос полковника, где направленные на усиление батальона танки комбат ответил, что направил их в другую роту ….

Рано испортив зрение, я пользовался контактными линзами, одну из которых, за не имением физ. раствора для стерилизации «стерилизовал» во рту, и … проглотил…. Скрывая от всех свой «недостаток» уцелевшую линзу установил на левый глаз и вместе с п-ком Кондратенко направился в роту, на усиление которой были отправлены танки.

Доехали. Нашли танкистов. Объяснили ситуацию и зам.ком.дивизии приказал выдвинуть 1 танк к штабу батальона. Ротный танкистов уперся. Начав войну в самом ее зародыше, участвуя в Новогоднем штурме Грозного, потерявшего уже половину своего первоначального состава и не единожды сменившего машину, его можно было понять….

Форму приказа сменила простая, человеческая просьба, на которую, поставив условие по прикрытию его машин пехотой, танкист согласился.

Вернувшись с усилением – 1 танком, с радостью и смутным предчувствием увидел л-та Усачева. Собрав добровольцев и наскоро прикинув порядок наших действий – начали выдвижение. На пол пути остановились и провели рекогносцировку. Прикинув окончательно, что и как, пришли к выводу о необходимости еще одного танка, и я выехал за ним. Командир танкистов уже не колебался, и вскоре группа добровольцев усиленная ЗСУ «Шилка», двумя танками и БТР с десантом добровольцев (практически одних офицеров, матросов не брали умышленно – не хотели рисковать, только водитель БТР м-с Зинков Алексей, да наводчиком КПВТ посадили м-са Ходячих) выдвинулись на спасение попавшей в засаду группы…..

Единственной располагаемой информацией о ситуации и обстановке были скупые рассказы офицеров батальона да не прекращающаяся стрельба из предполагаемого места боя….

В метрах 100 от поворота дороги встретили матроса Серых, одного из бойцов группы вышедшей с Сергеем Фирсовым. По его словам в группе были потери, в том числе, выражаясь скупыми казенными словами – потери безвозвратные, но 2-е: ст.л-т Фирсов и ст. м-с Сошелин Андрей были еще живы. Р/станция в первые минуты боя была выведена из строя и его Фирсов отправил за помощью, но снайпера, засевшие в зданиях «гоняли» его около часа, поэтому полученная информация была несколько устаревшей, но все же обнадеживающей….Кроме того полученная от него информация несколько скорректировала наши действия.

Мы начали….

Первой на дистанцию прямого выстрела «выскочила» «Шилка» и выпустила б/к по одному из зданий, следом пошел танк стреляющий по многоэтажке, БТР и замыкал наш отряд второй танк ведший огонь по зданию магазина.

Местность, на которой происходил бой, представляла собой дорогу, справа от которой располагался огражденный металлическим, решетчатым забором тепличный комплекс, прямо по ходу движения был корпус не достроенного многоэтажного дома из которого по группе был открыт плотный огонь, слева от дороги располагалось одноэтажное здание магазина, в котором так же засели боевики… Таким образом группа ст.л-та Сергея Фирсова попав в засаду , практически на открытом месте вела круговой бой….

Я (и офицеры-добровольцы) ехал в десантном отделении БТР и держал аппарель на натянутом тросике, через открытую половину наблюдал за местностью. В поле зрения попадает один лежащий, мы едем дальше….., второй, мы едем дальше….

Дальше все происходило очень быстро. Колонна остановилась, сидящий за КПВТ матрос Ходячих начал стрелять, отпустив трос мы выскочили и рассыпались по земле….

Лежащие на земле наши ребята уже признаков жизни не подавали…..

Я не помню как в нас стреляли, все мысли были сфокусированы на …телах наших ребят….Позже, восстанавливая хронологию событий этого эпизода выяснилось, что ответный огонь боевиков по нашей группе, был такой, словно по броне БТР не переставая сыпали горохом.

Упав за дерево и полоснув по «стреляющим глазницам дома» несколько очередей прикрылись дымами и приступили к эвакуации…

Подбежал к Сереге Фирсову. Он был мертв. Оружия при нем уже не было. Уже потом в эвакопункте при опознании убедились в том, что и его и до последнего отстреливающегося с ним ст.м-са Андрея Сошелина – добивали….

Расслабленное тело неимоверно тяжело… раскисшая земля под ногами в разы увеличивала вес и усилия… Действовали на «автомате», как заведенные. Эмоций не было. Они пришли позже….

Ст.м-с Андрей Сошелин лежал практически рядом с Фирсовым…. Закрыв руками голову, он по всей видимости был еще жив, когда чеченцы добивали раненого Фирсова, а затем и его самого….

….Группа попала под плотный, перекрестный огонь. Первым погиб мл.с-т Зубарев Юра… Рослый, сильный парень, практически «дембель», которого я не особо хотел брать на выходы – убеждал меня: «…тов. л-т возьмите меня! Я высокий, духи подумают, что я командир, меня первым убьют, а Вы останетесь живы……………………………………..».

Вот как получается…………………………………………………..

На помощь Зубареву пополз м-с Выжимов Вадим, молодой матрос «душара», попавший к нам из СпНаза флота «Холлулай»…Осколками минометной мины ему снесло пол черепа и оторвало стопу….

Бой вели трое: ст.л-т Фирсов Сергей, ст.м-с Сошелин Андрей, м-с Серых……

Помощи или прикрытия не было, связь отсутствовала… Командир группы принял правильное решение и …..роковое для всех. Незыблемый, известный по книжкам и учебникам принцип «Разведчики уходят все», ЧЕСТЬ ОФИЦЕРА, наличие в группе двоих 200-х, НЕ ПОЗВОЛИЛ ему отойти…. Он выслал м-са Серых за помощью – спас тем самым жизнь, хотя бы одному….. Андрей Сошелин, практически дембель (из всей роты мы привезли в ппд дивизии только 4-х, остальных уволили из Моздока), не бросил «шакала» Фирсова, тем самым поставив точку в своей жизни и прописав Имя свое золотыми буквами в вечности ….

На гибель группы одним из офицеров батальона л-том Владимиром П.., написано стихотворение…..

«Малина плачь, им не случилось плакать,

Малина не жалей святую мякоть,

Роняя слезы сочных ягод с веток, словно кровь на их бронежилетах…

Плачь малина, плачь, кто еще помянет, из гранита обелиск не встанет….

Плачь малина, плачь толи еще будет, но мы тех парней – не позабудем…

……

Как хочется мне в руки взять гранату,

Подняться во весь рост и с русским матом…

Шагнуть навстречу пулеметной трели ….

В кровавой с ними лечь одной пастели…..

Плачь малина, плачь, кто еще помянет, из гранита обелиск не встанет….

Плачь малина, плачь толи еще будет, но мы тех парней – не позабудем…

Мы опоздали…… Простите НАС…..ВСЕ…..