Примерно 12-13 декабря 95 года объявили погрузку и для нас. Набили нас человек 25 в гермокабину Ан-26. Сидели, как сельди в бочке… Все по команде, т.е даже поворачивались разом. Не помню точно, сколько проходил перелет, но первую посадку для дозаправки совершили в Кемерово. Борт остановили вблизи аэропорта, надзирателей за нами не назначали – поэтому решил с однокашником (с разрешения ротного конечно) сходить прикупить чего – Старый Новый год на носу! Оружия никому, не передавая, мы вышли за пределы ВПП и пошли на привокзальную площадь… Деньги перед отправкой нам выдали полностью, так что было на что разгуляться, вот только настроения как такового не было, возбужденность была – настроения не было, да и в ларьках особо ничего не было. В общем, взяли батон и бутылку шампанского.

В целях ознакомления решили пройтись по аэровокзалу. Милиция по нашим следам следовала постоянно, но никаких претензий к нам не предъявляла, да и мы вели себя вполне достойно, т.е – не как оккупационная армия. Через стекло понаблюдали посадку в самолет Кемеровского ОМОНа. Побродив немного вернулись к самолету. Промерзли до костей.

Заправка еще не закончилась и мы «открыли» для себя способ обогрева – от работающих двигателей самолета. Выстраивались в колонну по одному за двигателем и периодически поворачиваясь «грели бока». Сильный горячий ветер прогревал насквозь.

Шампанское «оприходовали» после взлета и набора высоты, причем по чуть-чуть, но все (в развед. подразделениях царит обусловленная спецификой деятельности доля демократизма). В дальнейшем, практически ничего не зная о жизни разведчиков (ну не учет этому в мирное время) вспоминали прочитанные в детстве книжки про войну – и заводили бытовавшие ранее (в годы ВОВ, в Афганистане) взаимоотношения.

Летчики особо не распространялись в отношении маршрута. (Еще на ВПП во Владивостоке среди офицеров «шутили», что нужно лететь не на Кавказ, а в Москву…., а там и на Кавказе все настроится….) О аэродроме мы узнавали только при заходе на посадку, поэтому ротный к-н К…, принял решение о проведении тренировок исходя из приземления на занятый противником аэродром. В принципе правильно, позволило встряхнуться.

Следующая посадка была совершена на аэ.Укури(!), измотанные долгим и абсолютно не комфортным (даже по военным меркам) перелетом, голодные и злые спустились мы на землю…. И тут, о чудо, «на краю света» в голых Забайкальских степях нас встретил такой радушный прием, что наверное и «дома» по возвращению, нас так не встречали!

Командир части отрядил нам машину и выделил для проживания самую теплую казарму. По прибытию нас встретил к-н – командир роты аэр. обслуживания, он же Дежурный по части, он же гостеприимный хозяин. Сразу же был вызван старшина роты, истоплена сауна, весь личный состав был вымыт, произведена смена нательного белья, кому было необходимо - заменили обувь, накормили, в общем – жаль, что не помню фамилий хозяев, с преогромным удовольствием назвал бы ИХ и пожал бы руки! (Страна должна знать своих героев).

«Отбив» л/состав (предварительно навестив ларек) командный состав «присел» за трапезу! Ночь пролетела мгновенно, и утром мы прощались с приютившими нас, но так надолго и по теплому запомнившимися хозяевами….

Следующую посадку производили в Оренбурге, гарнизон крупный, от того, наверное, и прием был, мягко говоря - по хуже и по военному без излишеств. Здесь же в Оренбурге собрался весь полк. Наверное, что бы не «заскучали», по вполне военной традиции – нас привлекли к перегрузке самолетов. Не мерянное количество: мыла, котелков, камуфляжей и другого имущества было в основном распихано по бортам, частично разворовано, частично приведено в негодность. Была ли такая необходимость (тащить все это через всю страну) не знаю, очень даже может быть, но все же… .

На следующий день нас ожидал последний бросок…

Моздок встретил нас несвойственной для середины января (по Приморским, Сибирским, Забайкальским и Уральским меркам) теплой погодой, туманом и грязью. Город был переполнен войсками (бедные жители), поминутно взлетали и садились борта. Всюду сновали группы военных - потеряться было как два пальца….

Кое-как разместились, в каком то двух этажном здании. В тот момент в нем находились остатки, если не ошибаюсь - Майкопской бригады… Переживаемое и пережитое ребята топили в нашем национальном напитке. Зрелище было не однозначное, но мы не вмешивались. То тут, то там ночь вспарывали звуки выстрелов (это наши же (не МП ) приняв на грудь – наверное пугали чехов), наверное наше русское расп…во привело к гибели в этом приснопамятном городе не одного солдата.

На построениях нам довели информацию о действии в городе чеченской агентуры и снайперов, существующих при этом расценок за голову, и требованиях безопасности в условиях полнейшего бардака..

Вполне вероятно, что информация о боевиках и снайперах правдива, но все же больше погибло (как мне кажется) по причине выше описанной.

Информацией по дальнейшим действиям нас особо не перегружали….. Что было удивительно и не понятно. Приказали получить обезболивающие средства и ИПП, тут проявились присущие мор.пехам в общем, а разведчикам в частности такое не заменимое как в мирное время, так и на войне качество, как – обман (существуют и другие, но об этом позже). В общем «отоварились» мы по полному – умудрились сразу 2 комплекта отхватить!

При получении всякой этой медицины «познакомились» с Командующим то ли СКВО, то ли Нашей группировки…. Стоим, курим, вроде стали привыкать к обстановке, но бдительности не теряем! Смотрим дед какой то рядом ошивается, вроде бы в камуфляже, но уж как то странно себя ведет: то там постоит послушает, перейдет к другой группе – тоже постоит, вопросы разные задает… Ну в общем, сюжетец едва не стал похож на «Я – Зверев» Покровского! Благо (наверное для нас) подоспел прапорщик и совместно еще с каким то офицером доказали нам, что «дед» - есть самый большой воинский начальник в окрУге…

А так ничего, вполне приятное было общение, без угроз и обещаний…

Вскоре нам объявили о погрузке, озвучили боевой расчет, по которому я был назначен ….знаменосцем, т.е с двумя своими бойцами должен был вывезти Боевое Знамя полка в зону БД. (Отнеслись к этому более чем серьезно, боеприпасами загрузились под завязку … в общем – знамя противнику ни при каких обстоятельствах бы не досталось!)

Вертолетами нас стали перебрасывать под Грозный, в Андреевскую долину, через которую «входили» наверное, все подразделения нашей группировки.

Долина встретила нас так же непролазной грязью, разбитыми дорогами, звуком отдаленных разрывов и стрекотом вертолетов вывозивших раненых и погибших из полевого госпиталя. Только здесь наступило полное осознание факта происходящих вокруг нас событий. А так же то, что мы сами уже стали частью этих событий.

В этот момент, как у Симонова « ..судьба уже разделила нас – на живых и мертвых..»…