Зарецкий Олег Борисович
Название подразделения: РДР 263 ОРБ
Года службы: 1994-
Воинское звание: подполковник
Место службы: Владивосток
Род занятий: Военный
Флот: ТОФ


Не знаю с чего и начать...? Вспоминаю часто и много. Постараюсь по немногу описывать, в принципе может быть много будет поучительно.


Бой вели трое: ст.л-т Фирсов Сергей, ст.м-с Сошелин Андрей, м-с Серых……
Помощи или прикрытия не было, связь отсутствовала… Командир группы принял правильное решение и …..роковое для всех. Незыблемый, известный по книжкам и учебникам принцип «Разведчики уходят все», ЧЕСТЬ ОФИЦЕРА, наличие в группе двоих 200-х, НЕ ПОЗВОЛИЛ ему отойти…. Он выслал м-са Серых за помощью – спас тем самым жизнь, хотя бы одному….. Андрей Сошелин, практически дембель (из всей роты мы привезли в ппд дивизии только 4-х, остальных уволили из Моздока), не бросил «шакала» Фирсова, тем самым поставив точку в своей жизни и прописав Имя свое золотыми буквами в вечности ….

 

……

Как хочется мне в руки взять гранату,
Подняться во весь рост и с русским матом…
Шагнуть навстречу пулеметной трели ….
В кровавой с ними лечь одной пастели…..
Плачь малина, плачь, кто еще помянет, из гранита обелиск не встанет….
Плачь малина, плачь толи еще будет, но мы тех парней – не позабудем…
Мы опоздали…… Простите НАС…..ВСЕ…..
отзывы можно оставить в теме форума...

Header_37 февраля разведгруппа под командованием ст. лейтенанта Фирсова С.А. в районе перекрестка улиц Сайханова и Новопромысловой в течении двух с половиной часов вела неравный бой с вооруженными бандитами. Организовав круговую оборону и, прикрываясь укрытиями, вынес с поля боя трех раненых и погибшего подчиненного в безопасное место.

При последнем возвращении был ранен в ноги, оценив обстановку, огнем из пулемета прикрывал отход оставшихся, а сам, прикрывая раненного телом, получая ранение за ранением, дотащил его до укрытия, после чего скончался. 

Подробнее...

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Человек жив, пока жива память о нем. 7 февраля - День памяти Сергея Фирсова, старшего лейтенанта, морского пехотинца, Героя России, погибшего в Чечне в 1995 году.

5-я рота морской пехоты из-за сильного огня противника смогла пробиться к обороняющимся разведчикам только к исходу дня. К вечеру при поддержке бронетехники боевики были отброшены.

По словам командира взвода лейтенанта Владимира Петрова, их взору предстала страшная картина боя. Истерзанные огнем тела погибших боевых товарищей, мертвой хваткой сжимавших оружие, в котором не осталось ни одного патрона. Вокруг лежали тела более трех десятков уничтоженных боевиков.

Не сумев победить живых, озверевшие от ярости бандиты в упор расстреливали мертвых морских пехотинцев. Только в теле Сергея Фирсова было обнаружено 72 пулевых попадания.

Разведгруппа 165-го полка морской пехоты в составе старшего лейтенанта Сергея Фирсова, сержанта Юрия Зубарева, матросов Вадима Выжимова и Андрея Сошелина геройски погибла, до конца выполнив свой воинский долг. Ценой своей жизни разведчики спасли десятки своих боевых товарищей.

За мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга, сержант Юрий Владимирович Зубарев, матросы Вадим Вячеславович Выжимов и Андрей Анатольевич Сошелин награждены орденом Мужества, а их командиру старшему лейтенанту Сергею Александровичу Фирсову Указом Президента Российской Федерации № 434 от 3 мая 1995 года присвоено звание Героя Российской Федерации. Посмертно...

15 лет прошло с того трагического дня, но подвиг разведчиков не забыт. На родине командира разведгруппы старшего лейтенанта Сергея Фирсова, в поселке Серебряные Пруды, его именем названы улица и районный физкультурно-оздоровительный комплекс.
С 2000 года по инициативе мамы Героя Натальи Федоровны Фирсовой, при поддержке администраций Московской области и Серебрянопрудского района, общественных организаций, ветеранов морской пехоты в октябре проводится Всероссийский юношеский турнир по дзюдо на приз имени Героя Российской Федерации Сергея Фирсова.

22 июля 2009 года по инициативе ветеранов 55-й дивизии морской пехоты и общественной организации «Маринс Групс» имя Сергея Фирсова было присвоено военно-патриотическому клубу «Альфа» из города Одинцово Московской области.

Вечно будут помнить подвиг Сергея и его командиры, и боевые друзья, приехавшие 7 февраля отдать дань уважения и памяти, возложить венки и цветы на его могилу, выразить бесконечную благодарность его маме - Наталье Федоровне Фирсовой. Среди них полковник запаса Игорь Алешин, который в 1995 году был заместителем командира 55-й дивизии морской пехоты по воспитательной работе. Полковник запаса Игорь Попов - бывший заместитель командира 165-го полка морской пехоты по воспитательной работе. Подполковник Олег Кацан - в 1995 году командир разведывательной роты, в которой служил Сергей Фирсов.

Полковник запаса Игорь Алешин, являющийся вице-президентом Общественного фонда оказания помощи ветеранам и инвалидам силовых структур «Омофор», сказал, обращаясь к Наталье Федоровне: «Мы восхищаемся вашей силой и материнским мужеством и благодарны за ту общественную работу, которую вы сегодня проводите по патриотическому воспитанию молодежи».

В своих выступлениях сослуживцы Сергея отмечали его прекрасные человеческие качества - целеустремленность, настойчивость, готовность всегда прийти на помощь.
- Подвиги таких героев нельзя забывать, - сказал Олег Кацан. - Благодаря их мужеству и самопожертвованию сотни ребят, которые были у них за спиной, остались живы. А значит, сотни сыновей, отцов и братьев вернулись домой целыми и невредимыми, они продолжают жить и работать во благо Великой России.

В Серебрянопрудском районе Подмосковья с 2001 года действует программа увековечения памяти земляков, погибших в локальных войнах и вооруженных конфликтах. В память о погибших установлен памятный камень, а в школах, где они учились, - мемориальные доски, проводятся дни памяти и турниры по различным видам спорта.

В 2002 году в районе создана детская общественная организация «Юные патриоты России». В ее составе около 500 человек, которые занимаются общественно-полезной работой: оказывают адресную помощь ветеранам Великой Отечественной войны, очищают берега рек и ухаживают за парками. Отделения «Юных патриотов России» есть во всех школах района.

Молодое поколение должно знать своих героев и воспитываться на их подвигах.

Екатерина НИКОЛАЕВА, «Красная звезда».

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

В ноябре 1994 года дивизия (!) готовилась к отправке досмотровой команды на боевую службу в Персидский залив. По причине недоукомплектованности 263 орб (или по какой другой - мне не известной) - для боевой службы назначили 165 пмп. Мы (орб), этим были оскорблены, т.к подобного рода мероприятия (как и многие другие - боевые мероприятия) были отнесены к нашей компетенции по причине наибольшей к ним подготовленности....

Но приказ есть приказ, (а морская пехота - не место для "надувания губок"), и Наши "ветераны" стали передавать опыт подобных действий л/с 165 пмп.

Через определенное время нас собирают на совещание, где НШ (м-р Захарюк) доводит к сведения, что Боевую службу пере возлагают на нас по причине направления 165 пмп в Чеченскую республику, для "Наведения конституционного порядка....".

От нас на БС назначались - 10 чел. от рдр, командир группы - ст.л-т Лаломов Д., страшина - пр-к Смирнов В.

Сидевший передо мной мой командир - ст.л-т Радченко А.Н. - сник... Ничего удивительного и смешного в этом проявлении слабости не было - кто знает, тот поймет, что обычно, командиром группы назначается штатный командир подразделения, он знает л/с, сам его готовил, л/с знает его, ему верит и т.д. В общем - не педагогично получилось.... Если не сказать больше...- опасно!

Командир роты, ст.л-т Радченко, к чести своей шкурой не был... После совещания прибыл к ком.бату и настоял о направлении вместо пр-ка Смирнова - одного из нас - молодых взводных, мир посмотреть, опыта набраться и т.д.

Был брошен честный жребий, в результате которого Фортуна от меня отвернулась и на БС был назначен ком. дшв л-т Норотов Р. Вскоре после этого группа приступила к подготовке.

В всязи с подготовкой 165 пмп к убытию в зону БД, нам была поставлена задача по передаче части своих БМ (БРДМ-2) в рр полка. Машины были сняты с хранения и переданы в установленные сроки.

Нужно упомянуть, что рр в Чечню попала все же без наших "гостинцев", т.к длительное нахождение на хранении машин привело в негодность резино-технические изделия двигателей, и их ресурс позволил единственно только осуществить их "перегон и передачу" рр полка.... В последствии свои машины мы забрали обратно, проведя ремонтно-восстановительные работы прямо в парке полка. А полк, полк ушел на полигон укомплектовав свою рр БТР-80.

В один из дней, меня вызвал НШ и в приватной беседе спросил мое мнение о ... направлении меня в командировку, не стану "рисоваться", но среди ДВОКов (выпускников Дальневосточного ВОКУ) преданность служебному долгу культивировалась "с младых ногтей", а тем более мне, сверх всяких ожиданий попавшему служить в разведку МП - отказаться было не возможно! Я честно ответил, что - направят пойду. На тот момент в батальоне я был один холостой, как патрон лейтенант. Ну поговорили и забыли.

Через некоторое время (дня эдак через 3-4) вызывают меня в штаб и сообщают, что я назначен заместителем командира рр 165 пмп по .....спец.пропаганде..... Что делать? Назвался груздем - полезай в кузовок! "Лапу к уху" и вперед. Сборы были не долги - "рексовка" была собрана давно (учителя были достойными), т.е с последних (и первых в моей жизни сборов разведчиков - не разбиралась), всегда старался быть готовым. Вместе со мной из орб на укомплектование рр 165 пмп убыли - ст.пр-к Смирнов Василий - старшиной роты , старший матрос Андрей Сошелин (в последствии погиб), матрос Ходячих, механики водители м-с Зинков и м-с Коровин.

Одно смущало - меня "боевого" командира и в ...замполиты....(пусть простят меня представители этой без сомнения нужной специальности - среди них посчастливилось узнать многих достойных и замечательных людей).

После прохождения регистрационных мероприятий, проходящих в спорт. комплексе дивизии прибыл в орб к ротному и попросил оказать помощь в "переназначении"..., т.е "соскользнуть" решил с пропагандистской должности, "...я же разведчик - готов идти по профилю, по крайней мере опыт приобрету". Ротный пошел к ком.бату, тот в свою очередь выше, и меня до срока решили оставить при батальоне. полк убыл на полигон, где приступил к подготовке (как она осуществлялась сказать не могу, т.к все время просидел в ппд в ожидании окончания ремонта машины спец-пропаганды (на базе БРДМ). Начальник разведки дивизии - п\п-к Е..., вызвал и довел, до меня, что "..сегодня вечером Вы убываете на полигон, если не своим ходом, так на буксире..." - чудесным образом машина завелась....

До последнего не верилось, что все проводимые в дивизии мероприятия есть подготовка к войне.., думали всякое - больше сходились на том, что это проверка готовности к мобилизационному развертыванию полка, отработка и корректировка планов моб. обеспечения и т.д.

На Бамбурово прибыли за темно, часа в 23, командира роты капитана К... вызвали на совещание, по прибытии с которого он сообщил, что по утру сворачиваемся и и совершаем марш в пункт посадки на БДК, а я по открывшейся вакансии назначен командиром развед.взвода.

Пока собрались ...., в общем к БДК подошли уже в сумерках. Если сказать, что флот к нашей переброске готов был не очень, значит сказать мало... Набились, как сельди в бочку, кто где: офицеры в кубрик, матросы ...везде - и на трапах, и на ... в общем везде, где можно было кости бросить, или хотя бы засунуть, приткнуть, прислонить и т.д.

Сидим, дым коромыслом, заходит кавторанг и с претензией:"...Это кто здесь курит?.." Повисла пауза. Он смотрит гневно на нас, мы с недоумением на него - "..Это ХТО"? Потом он видно догадался ( вероятнее всего по нашим нахальным рожам и ехидным ухмылкам, а может быть у него 10-е чувство сработало), "..а офицеры! - ну офицерам можно...). И удалился восвояси. Следует признать, что пехота на борту это ..стихийное бедствие для экипажа корабля, так сложилось, то ли наши предшественники о себе славу оставили, то ли давно корабль на БП не выходил, в общем за время перехода под Владивосток матроса-корабела я видел раза 2, не больше.

Разведчики вообще комплектуются отборным человеческим материалом, а тут получилась такая сборная солянка, что .... Прошвырнувшись по кораблю, наши бойцы обнаружили "безхозный" кубрик - "выселили из него хозяев", "грузанули" камбуз" и прибыли с докладом о размещении моего разведвзвода (второй разведвзвод прибыл в Чечню железной дорогой), параллельно с приглашением к столу! Приятно отужинав, объявили отбой.

Проболтавшись в море ночь, по утро приступили к выгрузке, куда уже прибыли грузовики. На машинах перебросили нас в аэ. Кневичи, где в ожидании погрузки "под парами" стояли несколько самолетов ВТА. В Кневичах время было заполнено разного рода мероприятиями - сдачей крови, заполнением различных анкет, составлялись всякие списки и т.д.

Утром вывели нас на ВПП к ожидавшим нас самолетам. Мой РВ и управление роты перелет должны были осуществить в составе дшб 165 пмп, которым командовал вполне достойный, но вскоре после того охаянный и ошельмованный офицер - майор Жовторипенко. Лично я с ним знаком не был, поэтому более точных характеристик дать ему к сожалению не могу. К самолетам прибыли ..."военторговские автолавки", где матросам предлагалось на выбор напитки и сладости - "естественно" за плату, за что персонал продавцов подвергся несчадной критике со стороны офицеров!

Через некоторое время поступила команда приготовиться к погрузке. К самолету прибыл ген.майор авиации и м-р Жовторипенко исходя из одному ему известных причин, в ответ на вопрос о готовности батальона к ведению БД - честно заявил, что "...личный состав к ведению БД не готов"! БАХ!

Эффект разорвавшейся бомбы!!!! Та-ра-ра ра!!! Генерала, как ветром сдуло, а мы стали обсуждать свершившееся на наших глазах... Что творилось во штабах - не знаю, приглашен не был, но представить, по причине развитого воображения могу.... Наверное весело было.

Прошло, какое-то время, к нам подходит летчик из экипажа одного из самолетов, и приглашает нас в самолет, где по его словам с нами будет говорить Командующий КТОФ адмирал Хмельнов (если не ошибаюсь в фамилии). Собравшись на борту, после некоторого замешательства - перешли на шутки: "...вот возьмут сейчас, аппарель поднимут и отправят нас одних!" В общем присутствия духа не теряли, как вдруг раздается команда "..Товарищи офицеры-ы-ы!" В салон заходит ...Командующий, и со словами, "...Ну видно еще не совсем перестали офицерами быть" (или близко к этому, все таки 12 лет прошло), обращается к ком.бату и после его повторного заявления о не готовности батальона и не дослушав обоснований до конца - заявляет ему "...я отстраняю вас от должности", затем подымает НШ батальона, которому даже рта открыть не дал "..ну, как нормальный НШ, ты наверное поддерживаешь своего командира - Вас я тоже с должности снимаю..". После этого что было как то из памяти стерлось, в общем мы вернулись к своим подразделениям несколько в возбужденном, но подавленном состоянии.

Вскоре после этого нас вернули в казармы аэродрома. Некоторое время спустя меня вызывают на КПП аэродрома, для встречи с родственниками, мои родственники жили далеко от Владивостока, но все же, как говорится :"чем черт не шутит...", побежал. На КПП оказалась мама моего товарища по училищу, у которых я некоторое время жил, она то меня и вызывала. В это время в тишину ночи нарушил звук приближающейся авто. колонны - это подходил 2(!?) эшелон полка для погрузки.....

Не заходя в казармы их направили сразу на погрузку и эшелоны поменялись местами....

Мы улетели на следующий день, или через день после сего. На ВПП остались лежать печки, лагерные палатки и некоторое другое имущество выгруженное из самолетов для высвобождения места под УАЗики Опер.группы БВ ТОФ.

Будем считать, что часть 1 окончена. Чуть позднее продолжу.

Честь имею.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Примерно 12-13 декабря 95 года объявили погрузку и для нас. Набили нас человек 25 в гермокабину Ан-26. Сидели, как сельди в бочке… Все по команде, т.е даже поворачивались разом. Не помню точно, сколько проходил перелет, но первую посадку для дозаправки совершили в Кемерово. Борт остановили вблизи аэропорта, надзирателей за нами не назначали – поэтому решил с однокашником (с разрешения ротного конечно) сходить прикупить чего – Старый Новый год на носу! Оружия никому, не передавая, мы вышли за пределы ВПП и пошли на привокзальную площадь… Деньги перед отправкой нам выдали полностью, так что было на что разгуляться, вот только настроения как такового не было, возбужденность была – настроения не было, да и в ларьках особо ничего не было. В общем, взяли батон и бутылку шампанского.

В целях ознакомления решили пройтись по аэровокзалу. Милиция по нашим следам следовала постоянно, но никаких претензий к нам не предъявляла, да и мы вели себя вполне достойно, т.е – не как оккупационная армия. Через стекло понаблюдали посадку в самолет Кемеровского ОМОНа. Побродив немного вернулись к самолету. Промерзли до костей.

Заправка еще не закончилась и мы «открыли» для себя способ обогрева – от работающих двигателей самолета. Выстраивались в колонну по одному за двигателем и периодически поворачиваясь «грели бока». Сильный горячий ветер прогревал насквозь.

Шампанское «оприходовали» после взлета и набора высоты, причем по чуть-чуть, но все (в развед. подразделениях царит обусловленная спецификой деятельности доля демократизма). В дальнейшем, практически ничего не зная о жизни разведчиков (ну не учет этому в мирное время) вспоминали прочитанные в детстве книжки про войну – и заводили бытовавшие ранее (в годы ВОВ, в Афганистане) взаимоотношения.

Летчики особо не распространялись в отношении маршрута. (Еще на ВПП во Владивостоке среди офицеров «шутили», что нужно лететь не на Кавказ, а в Москву…., а там и на Кавказе все настроится….) О аэродроме мы узнавали только при заходе на посадку, поэтому ротный к-н К…, принял решение о проведении тренировок исходя из приземления на занятый противником аэродром. В принципе правильно, позволило встряхнуться.

Следующая посадка была совершена на аэ.Укури(!), измотанные долгим и абсолютно не комфортным (даже по военным меркам) перелетом, голодные и злые спустились мы на землю…. И тут, о чудо, «на краю света» в голых Забайкальских степях нас встретил такой радушный прием, что наверное и «дома» по возвращению, нас так не встречали!

Командир части отрядил нам машину и выделил для проживания самую теплую казарму. По прибытию нас встретил к-н – командир роты аэр. обслуживания, он же Дежурный по части, он же гостеприимный хозяин. Сразу же был вызван старшина роты, истоплена сауна, весь личный состав был вымыт, произведена смена нательного белья, кому было необходимо - заменили обувь, накормили, в общем – жаль, что не помню фамилий хозяев, с преогромным удовольствием назвал бы ИХ и пожал бы руки! (Страна должна знать своих героев).

«Отбив» л/состав (предварительно навестив ларек) командный состав «присел» за трапезу! Ночь пролетела мгновенно, и утром мы прощались с приютившими нас, но так надолго и по теплому запомнившимися хозяевами….

Следующую посадку производили в Оренбурге, гарнизон крупный, от того, наверное, и прием был, мягко говоря - по хуже и по военному без излишеств. Здесь же в Оренбурге собрался весь полк. Наверное, что бы не «заскучали», по вполне военной традиции – нас привлекли к перегрузке самолетов. Не мерянное количество: мыла, котелков, камуфляжей и другого имущества было в основном распихано по бортам, частично разворовано, частично приведено в негодность. Была ли такая необходимость (тащить все это через всю страну) не знаю, очень даже может быть, но все же… .

На следующий день нас ожидал последний бросок…

Моздок встретил нас несвойственной для середины января (по Приморским, Сибирским, Забайкальским и Уральским меркам) теплой погодой, туманом и грязью. Город был переполнен войсками (бедные жители), поминутно взлетали и садились борта. Всюду сновали группы военных - потеряться было как два пальца….

Кое-как разместились, в каком то двух этажном здании. В тот момент в нем находились остатки, если не ошибаюсь - Майкопской бригады… Переживаемое и пережитое ребята топили в нашем национальном напитке. Зрелище было не однозначное, но мы не вмешивались. То тут, то там ночь вспарывали звуки выстрелов (это наши же (не МП ) приняв на грудь – наверное пугали чехов), наверное наше русское расп…во привело к гибели в этом приснопамятном городе не одного солдата.

На построениях нам довели информацию о действии в городе чеченской агентуры и снайперов, существующих при этом расценок за голову, и требованиях безопасности в условиях полнейшего бардака..

Вполне вероятно, что информация о боевиках и снайперах правдива, но все же больше погибло (как мне кажется) по причине выше описанной.

Информацией по дальнейшим действиям нас особо не перегружали….. Что было удивительно и не понятно. Приказали получить обезболивающие средства и ИПП, тут проявились присущие мор.пехам в общем, а разведчикам в частности такое не заменимое как в мирное время, так и на войне качество, как – обман (существуют и другие, но об этом позже). В общем «отоварились» мы по полному – умудрились сразу 2 комплекта отхватить!

При получении всякой этой медицины «познакомились» с Командующим то ли СКВО, то ли Нашей группировки…. Стоим, курим, вроде стали привыкать к обстановке, но бдительности не теряем! Смотрим дед какой то рядом ошивается, вроде бы в камуфляже, но уж как то странно себя ведет: то там постоит послушает, перейдет к другой группе – тоже постоит, вопросы разные задает… Ну в общем, сюжетец едва не стал похож на «Я – Зверев» Покровского! Благо (наверное для нас) подоспел прапорщик и совместно еще с каким то офицером доказали нам, что «дед» - есть самый большой воинский начальник в окрУге…

А так ничего, вполне приятное было общение, без угроз и обещаний…

Вскоре нам объявили о погрузке, озвучили боевой расчет, по которому я был назначен ….знаменосцем, т.е с двумя своими бойцами должен был вывезти Боевое Знамя полка в зону БД. (Отнеслись к этому более чем серьезно, боеприпасами загрузились под завязку … в общем – знамя противнику ни при каких обстоятельствах бы не досталось!)

Вертолетами нас стали перебрасывать под Грозный, в Андреевскую долину, через которую «входили» наверное, все подразделения нашей группировки.

Долина встретила нас так же непролазной грязью, разбитыми дорогами, звуком отдаленных разрывов и стрекотом вертолетов вывозивших раненых и погибших из полевого госпиталя. Только здесь наступило полное осознание факта происходящих вокруг нас событий. А так же то, что мы сами уже стали частью этих событий.

В этот момент, как у Симонова « ..судьба уже разделила нас – на живых и мертвых..»…

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Продолжаю повествование…

Часть 3…

Первое построение, сразу после высадки запомнилось – всеобщей нервозностью, криками, неразберихой и непролазной грязью…Андреевская долина, «врата» в ад представляла собой – падь, окруженную холмами, на гребне которых располагалось боевое охранение, выставляемое от прибывших подразделений. В низине располагались: полевой госпиталь, вертолетная площадка и палаточные городки подразделений. К моменту нашего прибытия в долине, помимо госпиталя находились тылы подразделений уже ушедших в город…

НШ п/п-к Р….. в свойственной ему манере (!) «настраивал» л/с на выполнение боевой задачи. Вот так! Чай не в детском саду!

После проведения командованием рекогносцировки и определения с местом расположения - подразделения были разведены для инженерного оборудования района сосредоточения. Все хорошо и правильно, «как в школе учили», да вот только с обустройством вышла «загвоздочка», не большая такая, махонькая – середина января, а ни палаток, ни печей – не было….. На «взлетке» они, во Владивостоке остались… Вот такая штука «…дАрогие россияне, панимаш ли!»… Все по …., и через…

Хвала Русскому Прапорщику! Сколько их (зачастую несправедливо) охаивают, пренебрегают, а вот мне хочется сказать Большое спасибо! Да и наверное не только мне.

Старшиной нашей роты, был пр-к Василий Смирнов, пришедший со мной из развед.бата, где служил в должности старшины РДР СпН.

35 летний, спокойный и уравновешенный он быстро сориентировался «на местности», «по доброму» помянул матушек нашего командования и нетрадиционную ориентацию последних, и …. исчез. Во всяком случае, мне «зеленому» лейтенанту о причинах и цели своего исчезновения сообщать не стал. Ну, да у меня и без этого работы хватало.

Поняв, что «вертолета с питанием» (по результатам общения с МП США, те, в ходе общения с нашими матросам, исходя из своего опыта войны в Заливе спросили: «.. что будут делать наши бойцы (прошедшие уже Чечню), если на позицию не подвезут горячий обед?..» ((Учения «Партнерство с моря»- 95 на Гавайских о-вах (сам автор участником не был)) не будет, а выкручиваться как то нужно – решили закапываться в землю матушку. В последствии к подобному «приему» (делать что-нибудь, хоть на шажок – но «двигаться»), прибегали не раз – выручало, и от некоторой растерянности, и от безделья!

Разделения на «белых и черных» не делали, взялись за работу и «грызли» землю всем миром…Сначала ВСЕ - «яму» для офицеров, затем «таким же Макаром» для бойцов. Наверное, тогда и заложилась традиция – от «коллектива» не отрываться, возросла уверенность друг в друге, «вырисовался» фундамент взаимопонимания и уважения.

Вдруг, откуда ни возьмись – появился…, нет, не то, что вы подумали, а старшина Василий!!! Преисполненный старшинским долгом, он в это время все свои усилия целеустремил на «обустройство быта» вверенного (в соответствии с его предназначением) его отеческой заботе личного состава. То есть Вася – искал, во что бы «спрятать, от лишнего глаза» тела его бойцов и офицеров, как их обогреть (середина января), высушить (грязь и сырость) и накормить!

Пока мы там, «в себя» приходили, Василий, прошвырнувшись по не успевшим «ускользнуть» от его «цепкого» взгляда подразделениям Братьев-славян (тылы уже вошедших в Грозный частей), насчет палаток и всего одной, но так выручившей нас печке – договорился (пришлось, правда, вечерком за содружество родов войск горькой испить, ну так это мы завсегда - рады стараться, и даже без повода).

В общем картина-а-а, достойная кисти баталиста… Таких масштабных земляных работ я не выдел никогда, ни до, ни после..! На ограниченном скатами сопок пространстве, закапывался (не окапывался, а именно закапывался) – полк. Палаточное «наличество» присутствовало в …2-х экземплярах: штаб и мед.пункт с передвижными КШМ и перевязочной…

В рекордно короткое время присоединились мы к «избранным», и дым из трубы возвестил на весь лагерь о еще одной нашей победе, победе над человеческой (командирской) тупостью и …..

В общем гордые Василием, устроили мы в нашей палатке пункт обогрева и просушки. Расслабились, да видно рано… Не ожидали мы подвоха, а он, не изменяя себе – подкрался незаметно, причем с самой не ожидаемой стороны!...

Глядим НШ, как «Мороз воевода..» прохаживаясь по лагерю и осматривая ход работ – подходит. Подзывает он ротного, задал пару вопросов в отношении «неучтенного имущества» и приказывает ему к 17.00 «найти» себе, т.е нам, еще одну печку!

Тронутый заботой «большого» начальства командир стал докладывать НШ о Планах в отношении использования «нашего сокровища», дескать, спасибо за заботу, попытаемся, конечно, но пока и одной управляемся, у других, то и этого нет…. Тот его обрывает и … «…ты не понял, я у вас эту печь забираю в штаб, а вы к 17.00 себе другую «найдите» и мне доложите!..» Так вот она какая – отеческая забота… Оговорюсь сразу, во избежание пополнения копилки «шакальих грехов», что за 20 лет службы, из которых 2 полных года срочных – пришлось увидеть и узнать многие типы человеческих натур, среди которых были в высшей степени и достойные и низкие – причем, как в рядах офицеров, так и среди солдат и матросов. Все зависит не от погон и количества знаков на них, а от Человека! (О взаимоотношениях офицер-матрос, изложу позже. Для многих, приводимые примеры наверняка окажутся познавательными и поучительными).

Подходит ротный и доводит нам приказание… Ну, полковые (т.е штатные) офицеры повозмущались и загрустили, а мы с Василием …., в общем Вася выразил всеобщее настроение и переполнявшие нас чувства одной фразой – «..Пошел он на …..!. Ни отдам!» Просто не верилось в подобное. На том и успокоились… Да видно преждевременно…

Ровно в 17.00 - видим «стук» по тенту. Входит матрос и докладывает, что пришел по распоряжению НШ печь снимать…. Предела возмущения всегда уравновешенного старшины не было предела. Ротный молчал. Старшина буйствовал. Матрос ждал…. Ждал, пока не дождался.. Используя богатое, основанное на жизненном опыте и подстегнутое ситуацией воображение, творчески используя полученные знания «Великого и могучего..» в цветах и красках объяснил старшина матросу: кому и что, а вместе с тем - куда и зачем ….

Не прошло и нескольких минут, как ротного вызывали в штаб, видимо за разъяснениями в отношении «обозначенного Василием маршрута»! Не успевший выговориться и остыть Василий, как «автор проекта» увязался с ним. Не было их минут 40… Что там было и как не знаю (а их рассказа – не помню), но печь осталась у нас! В копилку Побед, (пока только над собой), занесли мы и эту - Васину Победу!

Проверив л/с, назначив, выставив и проверив охранение, отужинав чем Бог послал, уставшие как никогда, мы плавно перешли ко сну… Над долиной повисла тишина и ночь, изредка нарушаемые выстрелами и всполохами осветительных ракет. Вдалеке, в направлении Грозного гремела канонада…. Кто знает что такое усталость, тот догадается – ничего это нас уже «не трогало»….

А на утро выпал снег….

 

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Часть 4.

Снег, выпавший в ночь, припорошил землю и «спящий в ней» полк.

Рядом, в распадке располагался полевой госпиталь. Прямо у госпитальных палаток был расстелен «платочек» - кусок брезента, на котором раскладывали вывезенные из Грозного трупы, как военнослужащих, так и местных жителей. Между городом и долиной «курсировала» МТ ЛБ. Стазу вспомнилась легенда из истории Древнего мира 5 класса о Хароне, лодочнике на Стиксе… Сколько не старался никогда не мог заблаговременно обнаружить ее. Машина всегда появлялась внезапно. Было такое ощущение, что она с одной стороны госпиталя загружалась, а на другой его стороны разгружалась… - специально для нас, для «повышения нашей психологической устойчивости»….

Утром, позавтракав личный состав роты (точнее ее взвода, второй взвод совместно с техникой перебрасывался эшелоном по железной дороге) привлекался к загрузке вертолетов ранеными и убитыми… Мне, да и, наверное, не только мне - никогда не доводилось видеть такого количества обезображенных увечьями и самой смертью трупов людей.

Впервые прочувствовали тяжесть мертвых тел… Помню одного из тяжело раненых офицеров, которых мы по раскисшей земле грузили в вертолеты. Желтое, безжизненное лицо, синие губы, заострившиеся черты – напрочь развеяли все сомнения относительно дальнейшего. Все осознали, как коротка жизнь. Увиденное угнетало…

Однажды, «прошла» информация о том, что керамическая пластина бронежилета – лучше стальной держит пулю. В лагере началась практически «охота» за керамикой. Искали их везде! Искали в палатках ушедших подразделений, искали в мусорных кучах, искали в снегу, воровали друг у друга. Однажды возвращаясь с занятий, проходили мимо госпиталя. Рядом с хирургической палаткой была вырыта яма, куда сбрасывалась «отработка» - куски человеческой плоти, окровавленные бинты и т.д, были там и бронежилеты снятые перед операцией с тел солдат и офицеров.

Сквозь разодранный материал бронежилетов виднелись вожделенные пластины. Керамика! Все хотят выжить! Стоим, мнемся, поглядываем друг на друга, но «занырнуть» в яму не решаемся… Так бы, наверное, и не решились бы, да «помог» пробегавший рядом подполковник медик: «..Что стоите? Доставайте, завтра сами можете к нам попасть….»

Дважды просить не потребовалось… Яма была «почищена» основательно! Обтирая здесь же о снег пластины, мы радовались «приобретению» и «представившейся» возможности выжить…

На следующий день для полка были подвезены палатки и так необходимые печи! Началась довольно напряженная боевая подготовка.

Как воевать в условиях города не знал ни кто! «Полигон рождался на ходу». По выпавшему снегу, ногами – были вытоптаны контуры зданий, соответственно и улиц. Были «выстроены» таким образом и контуры подъездов и этажей с квартирами. По ходу «пьесы» делили л/с, на тройки и четверки, прогонялись по импровизированному «полигону». Используя «прозрачность» стен корректировали действия «номеров». В ходе занятий добивались максимально четкого действия, понимания и взаимодействия. Вспоминались мемуары фронтовиков, афганские рассказы и на их основе вырабатывали свои способы. Спорили, доказывали, корректировали уже по ходу занятий, но хоть чуть-чуть подготовились. Здесь же, на импровизированном стрельбище выверяли и пристреливали оружие, знакомились с образцами, с которыми сталкивались только в «букварях». Для личного состава пришедшего с кораблей очень многое было в новинку…, но, безусловно приобретенный в ходе занятий опыт благополучно сказался в последствии, уже в Грозном.

Примером к сказанному было трагически закончившееся «ознакомление» л/с с РПГ-22 в одной из рот, кажется Балтийского батальона….

Каждую ночь от полка выставлялось охранение и назначалось дежурное подразделение для решения внезапно возникающих задач. Периодически дежурное подразделение периодически «подымалось» по тревоге, «чесали» полуразрушенные фермы и др. ….

Штаб занимался изучением и планированием, но самое «интересное» было то, что ….на начальном этапе разведкой никто не занимался… Начальник разведки полка, еще во Владивостоке был назначен на должность командира батальона и мы …осиротели.

В «курс дел» предстоящих полку разведку не вводили, и складывалось впечатление, что о нас забыли.

Однажды к нам прибыл капитан 1 ранга (фамилию которого я не запомнил) назначенный от РУ ТОФ, который впервые, при свечах, расстелив схему Грозного на топчанах, ввел нас в обстановку, ответил на возникшие вопросы и ориентировал о предстоящих действиях. Не смотря на требования руководящих документов, на разведывательное обеспечение внимания в тот момент не обращалось никакого (силами штатной развед. роты во всяком случае)… В дальнейшем, события показали, что порядок организации и использования развед. подразделения в ходе БД полка командованием представлялось слабо (мое субъективное мнение основанное на постоянном отвлечении части л/с на решение не свойственных рр задач) или сомнении в проф.пригодности оного…

Перед вводом полка в Грозный «подоспели» первые (и как в последующем оказалось скудные) награды, за … «то, что не струсили» (как я это для себя определил). Официально, за усердие и успехи в подготовке л/с к предстоящим БД. Был награжден и я, что все же было приятно.

Через несколько дней мы «засобирались». Пришла и наша очередь вспомнить слова английского адмирала Нельсона, и несколько «модернизировав» их применительно к нам понять: «..Россия ждет, что каждый из нас исполнит свой долг». Как к Этому Относиться Каждый Должен Решить Сам, я – исполнял свой долг, хотя все сходится к тому, что нами решали задачи в интересах узкого круга всем известных лиц. В интервью, данному не задолго до смерти А. Караулову (ТВЦ) генерал Рохлин ненадолго задумавшись, ответил: «.. интересы мафии…».

Впечатление, произведенное Грозным, было тягостным. Как в Сталинград попали… Пустые, выжженные глазницы домовых окон, остовы сгоревшей техники, трупы и даже сам воздух, какой-то особенный, насыщенный чем то не известным – сулили мало…

Штаб полка (при котором была размещена разве. рота) развернули не вдалеке от штаба группировки войск у стадиона на территории тепличного комплекса (оранжерее) . Рота «получила» для размещения одно из сооружений и мы приступили к обустройству! Через непродолжительное время порядок в разграбленном помещении был наведен и даже определенного рода уют был создан. Все жили в одном помещении и матросы и офицеры, что, на мой взгляд, создало необходимые условия для установления нормальных взаимоотношений, вырабатывало доверие и уважение.

С питанием было не густо… Рядом были расположены ПАКи штаба полка и батальонов. В связи с проблемой доставки чистой воды – под посуду для приема пищи использовали - то ли детские пластиковые ведерки, то ли цветочные горшки которых в теплицах обнаружили не мерянное количество.

Все было впервые, все не знакомо и отличающееся от того, чему обучали в училище…. Никто не рассказывал и соответственно не обучал тому, как ЖИТЬ на войне… Как то само собой (наверное навеяно воспоминаниями из прочитанных в детстве книжек о войне) настроилась жизнь, при которой каждый четко выполнял свою работу, не вмешиваясь в деятельность других. Старшина Вася Смирнов, как и положено старшине «вел» всю бытовуху (в последствии частенько действовал в составе развед.групп) - практически сразу «подмял» под себя расход продуктов питания (эталонных пайков) которые мы получали дополнительно (иногда …крали на продскладе) для питания в период действий вне полка. Ни один из офицеров на эту Васину «епархию» не покушался, что в свою очередь также воспитывало бойцов. Благодаря этому нам удавалось скрашивать более чем скудное питание, получаемое с пункта питания. Бывало так (!): возвращаемся с выхода (выезда) сидим уныло глядим в то, что начпрод громко называл ПИЩЕЙ, а «это» … даже словами выразить не могу… Ротный Олег К. говорит старшине: «..Старшина, давай по банке тушенки (или другого какого лакомства) на двоих раздадим ?!, но Василия так просто было не взять! Преисполненный важностью момента и собственной в связи с ним значимостью Старшина (по одному ему известным соображениям) предложение ротного либо отвергал, либо Утверждал, иногда (практически всегда) ограничивал – «… (ну в общем то, что в гражданской жизни лицом называется) - треснет, Одна на троих (четверых)!!! Сомнению старшинское решение не подвергалось никогда и было можно сказать свято для ВСЕХ…

Периодически состав роты привлекался к разгрузке машин с гуманитарной помощью полку и продовольствием! Вот где фантазия разгуляться могла… Каждый «добывал жорик» как мог, но в расположение приходил с «подарком» в общий котел, что немедленно бралось старшиной на учет, раскладывалось по ящикам и коробкам по виду, классу и принадлежности! Таким образом питание было налажено вполне достойное, рацион АБСОЛЮТНО прозрачный, втихаря никто не жрал, что наверняка по достоинству было оценено, даже спиртное (крайне редко, но все же), по 50 капель раздавали…

Иногда Василия все же грабили….. Назначает как то меня ротный технику отогнать на заправку. Ехать нужно было на окраину Грозного, где был развернут ТПУ полка. Подходят бойцы и спрашиваю разрешение «старшину пощипать». На мой отрицательный ответ мне объяснили, что вдоль дорог встречаются голодные дети…. , после чего Вася «обеднел» на несколько эталонов….! Действительно, вдоль маршрута встречались группы детей знаками просящие еду.

Зрелище было не из легких – коробка пайка не успевала до земли долететь….

Утро начиналось выполнением гигиенических мероприятий и процедур, в ходе которых ВЕСЬ личный состав (январь -5-+5 -февраль и далее) по голому торсу умывался на улице, проводил тщательный телесный осмотр и осмотр нижнего белья, вода для этого ночью грелась на печьке-буржуйке под присмотром дневального. Подобная мера позволила нам практически без вшей пройти через всю компанию! В дальнейшем при штабе группировки был развернут полевая баня, в которой можно было вполне сносно вымыться и заменить белье. Но все же основную роль в поддержании телесной чистоты и гигиены вообще сыграло установление старшины и командира роты.

В связи с выше рассказанным вспоминаются слова стихотворения С.Я. Маршака: «…была проиграна война – от того что в кузнице – не было гвоздя..»

 

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Часть 5.

Первоначально в Грозный входили без своей техники, она «шла» эшелоном, поэтому решением Командующего группировки нам были придана оставшаяся техника 503-го мсп (может быть несколько ошибаюсь). Роту регулярно привлекали на выполнение разного рода мероприятий…

В 20-х числах января по тревоге выехали во 2-й батальон…. Погиб офицер – ст. л-т Русаков Максим…

В целях безопасности, в особенности в ночное время, подразделения подстраховываясь, прикрывали наиболее опасные и трудно контролируемые участки тем, чем могли, а именно - минно-взрывными заграждениями типа «растяжка», так же офицерами устанавливались мины посерьезнее….. На одной такой мине подорвался Максим. Нет, это была не оплошность Макса – профессионального сапера, это была та, не укладывающаяся в сознании нелепая, трагическая случайность, которая подстерегает многих из нас…

Подъезд к комплексу зданий, в котором держал оборону 2-й батальон, тоже был прикрыт (по рассказам офицеров батальона МОН-50). Местность, а это был пустырь на промзоне, простреливался со всех сторон, кроме того, наличие большого количества разного рода подземных коммуникаций способствовал боевикам нападать внезапно, дерзко и плодотворно, так же, как и в последствии исчезать, растворяясь в никуда…

В батальон, действующий на отдельном направлении на значительно больших чем устанавливалось Боевым уставом расстояниях от соседних подразделений., можно сказать в отрыве от остальных сил полка. Пищу, боеприпасы, вывоз раненых и доставку пополнения осуществляли силами полка, чаще всего силами нашей развед. роты по протяженной, пролегающей между корпусами заводов, изрядно испорченной авиацией и артиллерией дороге. Действия боевиков, вооруженных РПГ – выталкивала нас на броню, а угроза снайперов заставляла в эту самую броню вжиматься, смотреть во все глаза и … надеяться!

В ночное время задача усложнялась. Вот где водители приобретали мастерство вождения… По вполне понятным причинам ездили без света, т.е без фар. Кто знает (я нет) с какой скоростью летит сигнальный патрон ? Наверное очень быстро… Я однажды «ехал» вровень с выпущенной мною ракетой. Зачем? Корпус патрона оказался помятым, в темноте я этого не обнаружил, а обозначение себя РСП зеленого огня было необходимым условием ночного передвижения, во избежание быть обстрелянным своими блок-постами.

Матросы, ребята - безусловно, нормальные, но молодые и не опытные… Нужно было быстро снять мину и впустить подъезжающий БТР… Максим побежал сам, задачу под огнем выполнил. С отъездом БТР мину нужно было установить обратно, Максим пошел снова…. БТР – лакомый, денежный кусочек… Гранатометчик промахнулся, но мина, у которой в тот момент уже (а может быть еще) находился Максим …. С детонировала от близкого разрыва гранаты РПГ…. Максим, все что от него осталось, долго, до самой темноты лежал на дороге, лежал еще живой… Плотный огонь не давал возможность добраться до него…

С наступлением темноты по команде прибыли мы, ротный назначил меня и нескольких бойцов прикрывать его, а сам с офицерами батальона вытащил тело Максима.

Мы, загрузив его на броню БТРа, вывезли и передали на эвакуационный пункт… Запах обгорелого тела, первый наш погибший товарищ ….

Как то спонтанно появляются-исчезают мысли о жизни и смерти…, началось привыкание к обстановке. Потери полка, в большей степени санитарные на тот момент были невелики, погиб один – ст. л-т Макс Русаков, командир исв идр 165 пмп, выпускник Тюменского училища инженерных войск.

Вот таким он был…..

28-го января осуществляли зачистку пром.зоны от снайперов. Выдвинулись по тихому, да взаимодействующие товарищи от 2-го бат-на «нашумели» - стрелок и ушел. В ходе зачистки двое подорвались на гранате. Заняли здание хим. лаборатории, закрепились, приготовились к круговой обороне. Я со своей группой «держал» 1-й этаж. Всю ночь на ногах… Удивлялся парням – спали черти, где приткнутся… Вот и приходилось, где убеждением, а где и методами не совсем педагогичными объяснять: что ждут дома…

С тех пор в бронежилете только на броне. Утром поступил приказ оставить позицию и вернуться в расположение штаба полка.

Боевики откатились за Сунжу и там закрепились. Наша артиллерия систематически обрабатывала берег реки. Стали ходить слухи о скором наступлении. В разговоре с медиками удалось узнать прогноз потерь - … до 600 человек…. Узнанное не вдохновляло.

Периодически вели разведку наблюдением. Однажды попытались по тихому переправиться на другой берег, да не срослось… Были обнаружены… Вернулись.

30-го января с наступлением темноты проводили демонстрационную перегруппировку войск. Там, где люди боятся даже курить на открытом месте мы, с включенными фарами, на броне верхом… Слава Богу туман пал! Хоть и создал он нам некоторые неудобства передвижения как такового, все же он нас уберег, по крайней мере от прицельного огня.

Комбат п/п-к Д (наш бывший НР) для которого наши «эволюции» стали, как гром среди ясного неба, долго чертыхался и пытался склонить нас к нарушению приказа… Говорит: «…слушай, духи и так по нам каждый день из миномета бьют, продохнуть не дают, а тут после ваших «хитростей» из Града влупят. Посиди на блоке у дшб, а я своевременно буду сообщать о прибытии-убытии…» …. И все же приказ мы выполнили полностью. А под утро чехи атаковали передовые посты охранения батальона… Благодаря бдительности охранения внезапности достичь не удалось, наши потери 4 раненых, 1 убит, у них до 10 погибших… На память о той ночи в музее Тихоокеанского флота хранится клинок, с которыми «серые волки» (так называлось подразделение боевиков атаковавших батальон) напали на наше охранение.

Во время «тактических пауз» на блок-посту в ДШБ узнал об подробностях гибели мл. сержанта контрактника Эдуарда Положиева.

С поста он заметил передвигающегося по пром.территории человека. На перехват выдвинулась группа. Были сделаны предупредительные выстрелы. Через какое то время раздался гул двигателя и появилась ЗСУ «Шилка» с эмблемой ВДВ на борту, обозначая себя, нашими зеленой ракетой был подан сигнал.

Не смотря на обще известное обозначение «Шилка» открыла прицельный огонь по блок-посту….

Пока разобрались ….

Командир дшв ст.л-т Кирилов – контужен, л-т Цуканов ранен, мл.с-т Положиев получил множественные ранения и скончался не приходя в сознание в эвакопункте группировки….

Позже выяснилось, что ЗСУ принадлежала 21-й бригаде ВДВ, и человек которого пыталась задержать группа дшб принадлежал той же бригаде……

Между тем, положение в городе (на занятой нашими войсками территории) по степенно стало налаживаться. Местное, преимущественно русское население в разгар боев прятавшееся по подвалам стало «выходить» наружу. Время от времени приходилось общаться.

Морально-психологическое обеспечение было организовано «наверное не плохо». Регулярно поставлялись газеты, проводилась работа по воздействию на боевиков посредством звуко вещания на «их» территорию….

Однажды у такой «полит-просвет палатки», где были выложены стопки газет основных Российских изданий, увидел двоих мужчин. Стоят, мнутся, подойти ближе не решаются… Подозвал. Выяснилось, что они русские, предки которых уже давно жили и живут в Чечне. Хотели бы газету попросить, да не решаются…. Страшная все же война, в особенности для гражданского населения.

Поговорили о житье-бытье в период Ичкерийской самостийности….

Город (его свободная от боевиков часть) подвергался тихому, но планомерному разграблению, сигареты, спиртное… Кто-то обнаружил склад обуви, хорошие такие мокасины «Боксер». Раздали по полку, практически каждому. Удобные, практичные, легкие. Многие матросы, скинув казенную уже разваливающуюся обувь, проносили «трофеи» до самого вывода. Вскоре дошло до обидного…. «Наводя общественный порядок», подразделения МВД взяли под контроль всю «злачность», и ….. стали ею родимой приторговывать.

Обидно и досадно, да ладно….

 

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна