Мало кто знает о продолжительной и кровопролитной эпопее на Неве, развернувшейся на плацдарме, именовавшемся "Невский пятачок" в 1941-1943 гг. Между тем это одна из самых героических и трагических страниц отечественной военной истории. На крохотном клочке земли - 2,5 км по фронту и 700 м в глубину - с сентября 1941 г. по январь 1943 г. непрерывно шли изнурительные бои. Каждую ночь сюда, пополняя неисчислимые потери, высаживались батальоны советских воинов. Здесь в общей сложности полегли 200 тыс. бойцов - сынов почти всех народов СССР, и для половины из них могилой стала Нева.

В сентябре 1941 г. германская группа армий "Север" под командованием генерал-фельдмаршала Лееба отрезала Ленинград от остальной страны. Оставалась только Ладога - единственный водный путь из города на Большую землю и обратно. Началась невиданная по своей жестокости в истории человечества 900-дневная голодная блокада трехмиллионного мегаполиса....

Разорвать кольцо окружения и деблокировать город на Неве решено было на самом узком участке - шлиссельбургско-синявинском выступе, где гитлеровцы вбили клин десятикилометровой ширины между войсками двух фронтов - Ленинградского и Волховского. Этот выступ немцы назвали "фляшенхальс" - "бутылочное горло". Используя благоприятные для обороны условия местности, враг в кратчайшие сроки возвел три мощных оборонительных рубежа.

В ночь с 19 на 20 сентября батальон 4-й отдельной бригады морской пехоты, полк 115-й стрелковой дивизии и полк 1-й стрелковой дивизии НКВД из района Невской Дубровки на правом берегу Невы под ураганным огнем противника форсировали 600-метровую водную преграду и захватили вдоль левого берега реки у Московской Дубровки узкую полоску земли. Далее им продвинуться не удалось.

4-я ОБрМП была сформирована была на архипелаге Валаам, что на Ладожском озере, во второй половине июля 1941 г. Командир - генерал-майор береговой обороны Ненашев, военком - полковой комиссар Вайда. Соединение насчитывало 3954 человек.

1-й и 2-й батальоны были укомплектованы запасниками 3-й категории и дислоцировались на трех небольших островах Мантсшсаари, Ланкулансаари и Рантасаари. 20 июля на них незаметно высадились десанты финнов. Завязались ожесточенные бои. Неся потери, батальоны вынуждены были на самодельных плотах, связанных из бревен, эвакуироваться и перебраться вместе с остальными подразделениями бригады в район Невской Дубровки.

Доукомплектовавшись курсантами военно-морских училищ и резервистами, в ночь на 20 сентября после артподготовки, в которой участвовали корабли отряда реки Невы, батареи Невской позиции и научно-исследовательского морского артиллерийского полигона, штурмовые десанты моряков в первом эшелоне удачно форсировали Неву и на ее левом крутом берегу у села Московская Дубровка захватили крохотный плацдарм, перерезав при этом важную для немцев дорогу на Шлиссельбург.

Опомнившись, гитлеровцы открыли шквальный огонь из орудий и минометов. По 2000 снарядов и бомб ежечасно разрывалось на клочке земли, размеры которого в ходе многодневных яростных боев с большой кровью удалось увеличить до полутора квадратных километров.

На помощь героям-первопроходцам с правого берега, из Невской Дубровки, переброшены были все батальоны бригады - 3225 краснофлотцев. Все они здесь и полегли...

Таким образом, зацепившись за крутой и обрывистый берег высотой более 20 м, краснофлотцы и красноармейцы, неся большие потери, удерживали крохотный плацдарм, метко названный "Невским пятачком". Начались изнурительные бои. Они велись днем и ночью с невиданным ожесточением и упорством. Гитлеровцы бросали в атаки все новые подразделения. Не раз дело доходило до рукопашной. Немцы в буквальном смысле слова перепахивали снарядами и бомбами "пятачок", на котором не осталось ни деревца, ни кустика. Здесь царила страшная картина опустошения и смерти.

У нас же ощущался крайний недостаток в мощных средствах подавления противника, не хватало артиллерии, танков, авиации. Зато каждую ночь регулярно посылались на плацдарм людские подкрепления для восполнения урона. Раненых на правый берег не переправляли, они в муках истекали кровью. Да и вообще из прибывших на "пятачок" никто не возвращался обратно. Однако полуголодные, физически ослабленные, израненные защитники плацдарма сражались до конца с яростью обреченных, стояли насмерть.

Впрочем, другого выхода у них и не было...

Для того чтобы хоть как-то выжить, советские бойцы вгрызались, как кроты, в землю, строили подземные ходы сообщения, разобрав для этого все деревянные дома и надворные постройки села Московская Дубровка. Однако и после этого немногим удавалось оставаться в живых более трех дней.

К весне 1942 г. на плацдарм все реже и реже перебрасывались очередные десанты. "Пятачок" таял буквально на глазах. На нем оставалось все меньше и меньше воинов, способных держать оружие. И вот когда плацдарм оказался отрезанным от правого берега Невы ледоходом, гитлеровцы овладели им полностью. 29 апреля в 21.00 прервалась последняя связь с "пятачком".

В живых остался только начальник штаба 330-го стрелкового полка 86-й стрелковой дивизии майор Александр Соколов. Мастер спорта по плаванию и чемпион Приволжского военного округа, он, несмотря на серьезное ранение, сумел переплыть холодную Неву...

Осенью 1942 г. военный совет Ленинградского фронта решил снова захватить плацдарм на Неве. В конце сентября к Невской Дубровке подтянулись части 70-й и 86-й стрелковых дивизий и 11-й отдельной стрелковой бригады. После мощной артиллерийской и авиационной подготовки они с огромными потерями переправились через реку. "Невский пятачок" возродился, и опять на нем вспыхнули ожесточенные бои, продолжавшиеся до января 1943 г., когда, наконец-то, была прорвана блокада Ленинграда.

Через плацдарм на Неве прошли сотни тысяч воинов. К сожалению, перечислить их всех поименно невозможно на страницах газеты. Не удастся даже подробно рассказать о всех соединениях, сражавшихся на "пятачке", вспомним лишь о некоторых...

Но прежде нельзя не сказать несколько слов о населенном пункте Невская Дубровка. Именно она являлась своего рода накопителем войск, стартовой площадкой, откуда велась постоянная подпитка плацдарма. Сюда с разных участков Ленинградского фронта стекались полки, бригады, дивизии. Здесь на ничем не прикрытой прибрежной полосе, под непрерывным огневым воздействием вражеской авиации и артиллерии наспех сколачивались и формировались десантные батальоны и, невзирая на обстрелы, перебрасывались через кипящую от взрывов реку на "Невский пятачок". Единственная надежда десантников - ночь - выручала отнюдь не всегда.

Немецкие наблюдатели зорко следили за правым берегом с земли и неба, полными хозяевами которого были летчики "Люфтваффе". Противник мог точно вычислять время и место очередной переправы. И как только наши войска ночью начинали форсирование, немецкая авиация сбрасывала над Невой мощные осветительные бомбы и атаковала плоты и лодки. С берега били артиллерийские батареи врага. Вот в таком кромешном аду преодолевали водную преграду бойцы и командиры 115-й, 1-й, 86-й, 168-й, 10-й, 45-й стрелковых дивизий, 4-й отдельной бригады морской пехоты.

Источник: "Независимое военное обозрение"; автор Степан Кашурко

 



Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна