Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Безымянная стратегически важная высота летом 41-го сопротивлялась до последнего патрона, а ее защитник — старший сержант Василий Кисляков — стал первым Героем Советского Союза на Северном флоте. Он остался прикрывать отход группы, когда кончились боеприпасы. Один против ста. Василия Кислякова из села Среднее Бугаево Архангельской области (ныне республика Коми) призвали в Военно-морской флот в 1937 году.
К июню 41-го он командовал взводом береговой охраны Мурманского укрепленного района на Северном флоте и вот-вот должен был демобилизоваться.
Но началась война, и об уходе со службы не могло быть и речи. Уже 29 июня 1941-го немецкие силы перешли сухопутную границу и двинулись на Мурманск, ставший для страны важнейшим стратегическим портом. 
 
Противостоять врагу на этом участке фронта могли только регулярные пограничные части и всего одна стрелковая дивизия — этого было явно недостаточно, и командование приняло решение сформировать добровольческий отряд. В его состав вошли моряки-североморцы, а старший сержант Кисляков принял в нем командование отделением. В середине июля 41-го отряд удерживал одну из сопок на высоте Безымянной в районе устья реки Западная Лица.
  
«Ложусь за пулемет. Вся надежда теперь на него. Осталось пять дисков, по сорок девять патронов в каждом». — писал он.
Немецкие горные стрелки ожесточенно штурмовали высоту, но защитники каждый раз отбрасывали их назад, не сдавая занятых позиций. «Егеря наседают. Но мы позицию удерживаем, — докладывал Кислякову один из бойцов. — Немцы трижды поднимались в контратаку, но ни разу не приняли рукопашной». Когда в бою погиб командир, старший сержант Кисляков принял на себя командование взводом. Взяв ручной пулемет, он укрылся за горным уступом и приготовился к очередному штурму. Своим бойцам он приказал беречь боеприпасы, которые предательски заканчивались после нескольких атак врага. 
 
«Тем временем егеря опять двинулись в атаку, наверное, подошло подкрепление. — писал в мемуарах Кисляков. — Идут густо. Их уже много, этих темно-зеленых мундиров. (…) Но ничего, посмотрим, чьи нервы крепче». Позиции морских пехотинцев нацисты обстреливали из пулеметов и минометов, но защитники не отвечали — они, притаившись, ждали, когда гитлеровцы подойдут поближе. Подпустив их на расстояние не больше 25 метров, бойцы открыли огонь. Короткими и точными очередями, экономя патроны, североморцы снова отбросили немцев назад. Вскоре атака возобновилась. Гитлеровцы двигались напролом, невзирая на потери. Безымянная высота огрызалась редкими выстрелами, а когда враг подошел вплотную, бойцы приготовили винтовки для штыковой и пустили в ход гранаты… Противник вновь отступил, но как удерживать занятый рубеж, не имея боеприпасов? Кисляков приказал бойцам отступать, а сам остался прикрывать отход группы. «Ложусь за пулемет. Вся надежда теперь на него. Осталось пять дисков, по сорок девять патронов в каждом». — писал он.
 
Как долго ему предстоит в одиночку сдерживать натиск врага и когда подойдет подкрепление — на эти вопросы ответов не было. Но волновало защитника другое — нужно выстоять, во что бы то ни стало: «Удержаться на высоте и постараться остаться живым, чтобы товарищи не говорили потом с горечью: „И высоту не удержал, и сам погиб…"». Немцы пошли в очередную атаку, и Кисляков приготовился к бою. Один против ста вооруженных немецких солдат. Он открыл огонь, когда горные стрелки вновь подошли почти вплотную. Каждый раз, отбрасывая их назад, старший сержант менял позицию — запутывал противника, не давая понять, что высоту защищает он один.
 
Изредка удавалось пополнить боезапас из подсумков убитых сослуживцев, а иногда в руки Кислякова попадало и трофейное оружие. Несколько раз он применял хитрость, громко командуя «взводу» пойти в атаку, и враг ненадолго отступал, давая защитнику короткую передышку перед новым штурмом. Сколько длился этот бой — неизвестно (в зависимости от источника, час или семь часов), важно другое — Василий Кисляков вышел из него победителем. «Наконец, пришел на выручку взвод красноармейцев, и стратегически важная высота осталась за нашими частями», — написано в представлении старшего сержанта к званию Героя Советского Союза.
 
Высшая награда была присвоена североморцу 13 августа 1941 года, Василий Кисляков стал первым Героем Советского Союза на Северном флоте. Бойцы Первого добровольческого отряда, неоднократно принимавшие на себя основной удар врага, в конечном итоге сорвали планы гитлеровцев по захвату Мурманска.
 
 Морским отрядам Северного флота "досталось, в частности, штурмовать сильно укрепленную высоту Важная, которая господствовала над Чёртовым перевалом. Фашисты называли её "Стальным шлемом". Решительным броском морские отряды вышибли егерей не только с Важной, но и с другой, no-соседству с ней, высоты. 

В этом бою вновь отличился старший сержант морского отряда В.П. Кисляков, ставший Героем Советского Союза ещё 13 августа, когда в силу необходимости один держал оборону против ста гитлеровцев. И теперь он проявил матросскую смекалку.

Вьюга, разыгравшаяся перед боем, была настолько сильной, что фашистские егеря не ожидали штурма. Они отсиживались в расщелинах, укрываясь от колючих снежных вихрей, которые бушевали над обледенелыми сопками. Передвигаться было невыносимо трудно. Вихри ослепляли, забивали дыхание; видимость почти отсутствовала.

Тогда Кисляков надоумил всех в отряде надеть маски противогазов с гофрированной трубкой. Эта нехитрая выдумка позволила морскому отряду неприметно подкрасться к противнику, занять удобную исходную позицию и по сигналу командира совершить штурмовой бросок. Он и решил судьбу обеих высот.

В общем, после контрудара, нанесенного нашими частями по немецко-фашистским войскам у Западной Лицы, позиционная война в Заполярье стала фактом. Сами гитлеровцы признали крах "блицкрига". Оценивая положение своей лапландской группировки, они были вынуждены следующим образом подытожить - публично, в печати - действия хваленых горно-егерских дивизий: "Основой их деятельности стала забота о поддержании жизни".

Головко А.Г. "Вместе с флотом". М.: Воениздат МО СССР, 1960, с. 43-44, с. 82.