Блоги

Блоги пользователей .
Там где мы, там победа!

Большой барьерный клуб

Большой барьерный клуб
Вашингтон собирает очередное общество дружбы против Москвы и Пекина

Транстихоокеанское партнерство (ТТП), инициированное США и вступившее в права в полном объеме с марта, нацелено на политико-экономическую изоляцию России и Китая, а также других стран региона, не допускаемых под американским давлением и в АТЭС.

Транстихоокеанское партнерство (ТТП), предусматривающее общий внутренний рынок товаров, инвестиций и услуг (в том числе транзитных), фактически закрытый для равноправного доступа перед другими государствами региона, можно считать экономическим продолжением и блока АНЗЮС (США, Австралия, Новая Зеландия), и военно-политического союза Соединенных Штатов с Японией и Южной Кореей.


Весьма характерно о роли ТТП и США в этом объединении высказался в середине января сам Барак Обама: «Мы создали Транстихоокеанское партнерство, чтобы продвигать американское лидерство в Азии… С ТТП не Китай устанавливает правила в регионе, а мы, тем более что его экономика столкнулась со встречным ветром (экономическими трудностями, по мнению Обамы. – А.Ч.)».

Иными словами, Москву в азиатско-тихоокеанский расчет в Вашингтоне не берут. А Пекин, похоже, обозначен как главная мишень и ТТП-проекта, и упомянутых военно-политических блоков/союзов в регионе.

Трансформация военно-политических организаций в Тихоокеанском регионе с участием США и их сателлитов в альянс наподобие НАТО видна невооруженным глазом (подробнее – «Холодное течение»). Теперь этот вектор дополняется, точнее – сопровождается избирательной экономической интеграцией, препятствующей равноправным связям с участниками ТТП других стран и промышленно-технологическому развитию последних.

Соглашение о ТТП было заключено 5 октября 2015 года. Оно предусматривает создание зоны свободной торговли в составе США, Канады, Мексики, Перу, Чили, Японии, Вьетнама, Малайзии, Брунея, Сингапура, Австралии и Новой Зеландии. Статус ассоциированных участников или наблюдателей имеют Тайвань (самопровозглашенная в 1950-м Китайская Республика на Тайване), Южная Корея, Таиланд и Филиппины. В тот же реестр планируется включить Индонезию, Папуа – Новую Гвинею, Фиджи.

Товары и услуги других стран облагаются в ТТП высокими ввозными пошлинами или жестко квотируются. Стимулирование межгосударственных инвестиций рекомендовано сугубо в границах партнерства.

Совокупная доля участников ТТП в ВВП Тихоокеанского региона превышает 40 процентов, в его золотовалютных резервах и объеме промышленного экспорта (в денежном выражении) приближается к таким же цифрам. А например, по разведанным запасам газа (природного, включая конденсат, и сланцевого) составляет около 65 процентов.

Большой барьерный клубСоглашение по ТТП фактически разрывает правила мирохозяйственных связей, регламентируемые ВТО, поскольку условия товарообмена в зоне партнерства отличаются от предписаний Всемирной торговой организации. По оценке аналитика Валентина Катасонова, только две из 26 глав соглашения о ТТП имеют прямое отношение к торговле, а доминирующая его часть предоставляет привилегии глобальным корпорациям, в частности связанные с ограничениями на государственное регулирование. Эксперт обоснованно полагает, что ТТП – новая, более глобальная попытка транснациональных корпораций добиться для себя монопольных прав в мировой экономике и торговле. Включая право прессинга на государства, «подрывающие» интересы ТНК. Схожие оценки высказываются в СМИ некоторых азиатско-тихоокеанских стран.

Плюс к тому ТТП нацелено также на нивелировку интеграционных программ в границах всего Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества. Во-первых, потому, что в партнерстве участвуют, повторим, далеко не все страны АТЭС. А во-вторых, в АТЭС до провозглашения ТТП не было конкретных соглашений о многосторонних взаимных режимах максимального экономического благоприятствования. Правда, Китай в этом плане «застраховался»: уже шесть лет действует зона свободной торговли КНР – АСЕАН, аналогичные преференции он имеет в отношениях с большинством участников партнерства и примкнувших.

У России, напомним, пока только один такой контрагент в регионе – Вьетнам. Намечено создание зон свободной торговли с Китаем, Монголией, Камбоджей, Таиландом. В январе 2016-го предложение о ЗСТ поступило от Индонезии. Так что России придется побороться за ассоциированных и потенциальных участников ТТП. Возможно, что дискриминационная направленность ТТП в отношении России, Китая и не только этих стран ускорит формирование льготных экономических режимов и другие интеграционные процессы.

Образование ТТП может негативно сказаться на поставках из России в регион природного газа – трубопроводного и особенно сжиженного (СПГ). Известно, что российские СПГ-проекты в Приарктическом и Дальневосточном регионах предусматривают увеличение к 2025 году экспорта этого продукта в страны АТР более чем вдвое по сравнению с нынешним объемом. Но в ТТП, напомним, предусматривается наибольшее благоприятствование инвестициям, товарам и услугам из стран партнерства. Одновременно устанавливаются высокие, если не заградительные пошлины и квоты на ввоз извне.

Эти тренды все очевиднее. За 2013–2015 годы Австралия, Бруней и Малайзия увеличили совокупный экспорт СПГ в регион партнерства минимум на треть. Компании из стран-участниц и ассоциированных членов ТТП почти на столько же нарастили инвестиции в развитие СПГ-мощностей в Индонезии, Папуа, Индокитае. В конце 2015-го – начале 2016-го начались поставки СПГ, сланцевых газа (сжиженного) и нефти в регион ТТП из США, аналогичные планы у Канады. В то же время прокладка газопровода Дальневосточный регион РФ – Корейский полуостров под вопросом, дело усугубляется выходом Сеула из проекта. Стопорится сотрудничество России в этой сфере с рядом интересантов в Юго-Восточной Азии, с Новой Зеландией. Между тем страны-газодобытчицы, входящие в ТТП, планируют в полтора-два раза увеличить поставки голубого топлива в регион. Отметим в этой связи, что большинство членов партнерства с 2014 года участвуют в антироссийских санкциях. По имеющимся оценкам, страны и компании ТТП могли бы минимум на 70 процентов обеспечить инвестициями российские дальневосточные железнодорожные, портовые и другие проекты. Но интеграционные правила партнерства, не предусматривающие крупных инвестиций и экспорта высоких технологий за пределы ТТП, в сочетании с западными эмбарго предполагают дискриминацию России с целью задержать ее промышленное развитие.

Впрочем, сегрегация Вашингтоном и его региональными союзниками стран АТР наблюдается минимум лет 30. Та же АТЭС была учреждена в 1989 году, но СССР и Китай стали ее полноправными участниками в 1991-м, а Россия и Вьетнам лишь в 1998-м, через семь лет после подачи ими соответствующих заявок. Причем с Пекином было оговорено, что, вступая, КНР соглашается на самостоятельное членство в этом объединении Гонконга (особого административного района Китая) и Тайваня, которые были приняты в АТЭС в том же 1991 году.

Вне АТЭС до сих пор остаются, несмотря на их запросы, страны тихоокеанского побережья Центральной Америки, Индия, Монголия, Эквадор, Колумбия, Фиджи, Мьянма, Лаос, Камбоджа. Не предвидится включение в эту структуру и Франции, хотя в ее составе почти половина тихоокеанских островов – они имеют статус заморских территорий (департаментов). Очевидно, что создание такого объединения планировалось прежде всего в качестве противовеса СССР и Китаю.

Что же касается ТТП, США, как и прежде, конструируют барьеры между азиатско-тихоокеанскими странами. Отгораживают значительную часть региона от России и Китая. И одновременно усиливают здесь свое политико-экономическое доминирование.

Еще с блога

Grid view
List view
Оцените эту запись блога:
Ростех: на выставке в Чили российские оборонные пр...
На юге РФ появится новая мотострелковая дивизия
 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
22.05.2017
Если вы хотите зарегистрироваться, пожалуйста заполните формы имени и имя пользователя.

Изображение капчи