ParashDesantnaya_Rota_ChFПервая десантная операция подразделения парашютистов советского флота была разработана с целью обеспечения успеха срочной совместной операции морских и наземных сил во время обороны Одессы в сентябре 1941 года, когда возникла неожиданная угроза со стороны артиллерии противника, сумевшей занять выгодные позиции недалеко от города. Инициатором применения воздушного десанта в столь необычных условиях оказался военком ВВС Черноморского флота бригадный комиссар М.Г. Степаненко. 

Оборона Одессы: обстановка на фронте перед десантом

Чтобы понять специфику обстоятельств, в которых возникла идея создания и применения воздушного десанта моряков, необходимо иметь хотя бы самое общее представление о ходе обороны Одессы до проведения морской десантной операции 22 сентября 1941 года.

В июле — августе 1941 года под давлением немецко-румынских войск соединения советского Южного фронта отходили все дальше на восток. Левофланговые дивизии 9-й армии, отрезанные от главных сил фронта, были объединены в Приморскую группу войск, преобразованную 19 июля в Приморскую армию. Под ударами неприятеля армия отходила к Одессе.

Приморская армия (командующий - генерал-лейте¬нант ГЛ. Софронов, члены Военного совета дивизионный комиссар Ф.Н. Воронин и бригадный комиссар М.Г. Кузнецов) получила задачу прикрыть Одесское направление, обеспечить прочную сухопутную и противодесантную оборону города.

В выполнении этой задачи большую роль сыграла оперативно подчиненная армии Одесская военно-морская база (командир — контр-адмирал Г. В. Жуков, военком — полковой комиссар С.И. Дитятковский). Она располагала тремя отдельными артдивизионами, значительным отрядом кораблей, авиагруппой и другими частями и подразделениями.

Военный совет Черноморского флота еще 27 июня дал указание командованию Одесской военно-морской базы начать подготовку к обороне, привести в полную боевую готовность береговую артиллерию, корабли, подразделения противовоздушной обороны и различные тыловые службы. Важность и актуальность этой задачи подчеркивал нарком Военно-Морского флота Н.Г. Кузнецов, потребовавший в своем приказе: «В случае окружения Одессы организовать поддержку и питание с моря. Для обороны базы, поддержки сухопутных войск по обстановке использовать корабли и авиацию основного ядра Черноморского флота»

5 августа Ставка Верховного Главнокомандования направила директиву командованию Юго-Западного направления, в которой указывалось: «...Одессу не сдавать и оборонять до последней возможности, привлекая к делу Черноморский флот».   

Черноморский флот принимал необходимые меры по отражению ударов морских и  воздушных сил противника, но наибольшая угроза городу исходила со стороны суши, так как  на  море  господствовал  советский  ВМФ.   Поэтому  еще в конце июня командование базы, партийные  структуры и администрация Одессы организовали строительство  оборонительных сооружений на подступах  к ней. Особенно  большой размах работы приняли в первых числах августа.   

Одновременно флот вел подготовку к содействию войскам Приморской армии с суши. Береговые батареи 40-го подвижного артдивизиона были переведены на позиции у Люстдорфа, Дофиновки, Крыжановки и других пунктов. Стационарные береговые батареи готовились к отражению наступления противника с сухопутного направления. Находившиеся в Одессе корабли также отрабатывали задачи артиллерийской поддержки сухопутных войск.   

Для захвата Одессы немецко-румынское командование выделило 4-ю румынскую армию, состав которой непрерывно увеличивался. Действия наземных вражеских войск поддерживались крупными силами авиации.

Приморская армия уступала противнику по численности. Поэтому формирование частей для пополнения войск за счет ресурсов Черноморского флота и людских резервов города стало обычной практикой. В начале августа,  таким образом, были сформированы два полка Морской пехоты — 1-й полк (командир — майор И..А. Морозов, военком — старший политрук В.А. Митраков) и  2-й полк (командир - полковник Я.И. Осипов, военком - старший политрук В.А. Тарабарин).  В дальнейшем для защиты Одессы было создано еще несколько отрядов моряков.

Тем не менее, противнику удалось создать необходимое превосходство в силах, рассчитывая овладеть Одессой с ходу. 13 августа ему удалось выйти к берегу моря в районе Сычавки и полностью изолировать город с суши. Но большего добиться тогда он не смог. Все последующие атаки румынских войск были отбиты.

В целях улучшения управления силами и организации тесного взаимодействия сухопутных войск с кораблями и береговой артиллерией приказом командующего Приморской армией одесский плацдарм 13 августа был разделен на три сектора обороны.

Оборона Южного сектора (от берега моря юго-западнее Одессы до линии Одесса, Вакаржаны,Секретаревка) была возложена на два полка 25-й стрелковой Чапаевской дивизии (командир дивизии — полковник А.С. Захарченко, затем — генерал-майор И.Е. Петров) и приданные ей подразделения, Западного (от разграничительной линии до Хаджибейского лимана) — на 95-ю стрелковую дивизию (командир — генерал-майор В.Ф. Воробьев) и Восточного (от разграничительной линии слева до берега моря восточнее Одессы) — на группу войск под командованием комбрига С. Ф. Монахова, в состав которой вхо¬дили 54-й полк Чапаевской дивизии, 1-й полк морской пехоты, 26-й полк НКВД, батальон 136-го запасного полка и два истребительных батальона. Позднее из различных частей Восточного сектора обороны была сформирована 421-я Одесская стрелковая дивизия (командир — полковник Г.И. Коченов).

Обстановка под Одессой осложнилась, когда противник, не добившись успеха в наступлении по всему фронту сосредоточил свои усилия на флангах обороны города.В упорных боях 15—18 августа румынским частям удалось прорвать фронт Южного сектора на участке Кагарлык, Беляевка и несколько потеснить войска Восточного сектора. Однако и на этот раз прорваться к Одессе не удалось, но с вынужденным отходом защитников города на его ближние подступы еще более увеличился отрыв Приморской армии от основных сил Южного фронта. В результате возросли трудности в управлении обороной, в снабжении войск и организации их взаимодействия с флотом. Поэтому командующий войсками Юго-Западного направления обратился в Ставку с ходатайством о переподчинении Приморской армии Черноморско¬му флоту. С 20 августа она была выведена из состава Южного фронта и стала именоваться Отдельной Приморской армией.

19 августа решением Ставки был образован Одесский оборонительный район (OOP) с подчинением его Военному совету Черноморского флота, на который целиком возлагалась ответственность за дальнейшую оборону Одессы. В состав ООРа вошли войска Отдельной Приморской армии и Одесской военно-морской базы с приданным ей корабельным составом. Командующим ООРа был назначен контр-адмирал Г.В. Жуков, его заместителем по сухопутной обороне — генерал-лейтенант Г.П. Софронов (к концу обороны он заболел и был сменен генерал-майором И.Е. Петровым), членами Военного совета — бригадный комиссар И.И. Азаров, дивизионный комиссар Ф.Н. Воронин и несколько позднее — первый секретарь Одесского обкома партии А.Г. Колыбанов.

Тем временем румынским войскам удалось в Восточном секторе подойти к окраине города, 25 августа овладев Чебанкой и Новой Дофиновкой. Здесь они установили батарею дальнобойной артиллерии и начали обстреливать акваторию Одесского порта, подходы к нему и район временных пристаней у Аркадии и Золотого пляжа.

К середине сентября обстановка под Одессой стала особенно напряженной. Противник, подтянув свежие войска, усилил давление на левый фланг обороны. Левофланговые части Южного  сектора вынуждены были отойти на восточный берег Сухого лимана. Неприятельские артиллеристы получили возможность обстреливать город не только с северо-востока, но и с юго-запада.

В ночь на 14 сентября Военный совет OOP направил в адрес Ставки Верховного Главнокомандования, наркома Военно-Морского флота и Военного совета Черноморского флота телеграмму, в которой информировал о дальнейшем обострении положения и просил оказать помощь оборонительному району. 15 сентября поступил ответ из Москвы: «Передайте просьбу Ставки Верховного Главнокомандования бойцам и командирам, защищающим Одессу, продержаться 6 — 7 дней, в течение которых они получат подмогу в виде авиации и вооруженного по¬полнения... И. Сталин». Эта телеграмма Ставки сыграла огромную роль в дальнейшей обороне Одессы. «Каждый из  нас, — вспоминал позднее командующий OOP Г.В. Жуков, — готов был буквально на все, чтобы с честью выполнить просьбу Ставки — приказ Родины».

Чтобы отбросить румынские войска за Аджалыкский лиман и выбить их с позиций в районе Чебанки, Военный совет Черноморского флота решил нанести контрудар силами 421-й и 157-й стрелковых дивизий с одновременной высадкой во вражеский фланг и тыл 3-го полка морской пехоты (командир — капитан К.М. Корень, военком батальонный комиссар И.А. Слесарев) в районе села Григорьевка и небольшого парашютного десанта — у Шицли.

Так развивались события, предшествовавшие созданию первого в советском флоте парашютно-десантного подразделения.

Подготовка десанта

На подготовку парашютистов было выделено всего трое суток. За это время успели произвести необходимую экипировку и вооружение, а также элементарную наземную подготовку к прыжку с парашютом, который многие из моряков должны были сделать впервые в жизни.

DSC01781Задача по созданию особой группы в кратчайшие сроки была поставлена перед начальником парашютно-десантной службы ВВС флота майором Н.В, Шориным. Формированием группы вместе с Шориным занимался капитан Орлов М.А. Желающих было много, но отбирали только тех, кто имел парашютные прыжки, прослужил не менее двух лет на флоте и в совершенстве знал стрелковое оружие.

Во время подготовки войны, зачисленные в особую группу, учились действовать в воздухе и при приземлении, осваивали приемы рукопашного боя и метания гранат, изучали автоматическое оружие и т.д. Прыжков с парашютом не совершали, считалось что каждый имеет в этом определенный опыт, да и времени на подготовку отводилось мало. Куда будут выбрасывать десантную группу, парашютисты не знали.

Инструктаж проводил сам начальник парашютно-десантной службы ВВС Черноморского флота майор Шорин и старший лейтенант М.Ю. Захожий, опытный парашютист. Перед посадкой в самолет сопровождавший группу старший лейтенант проверил подгонку системы парашютов, крепление оружия и снаряжения, напомнил сигналы и уточнил порядок действия после приземления.

Каждый моряк-парашютист был вооружен пистолетом-пулеметом ППШ (ППД) или самозарядной винтовкой, двойной нормой патронов, а также шестью гранатами, не считая десантного ножа. Для совершения диверсий дополнительно был выдан необходимый мелкий инструмент (компас, кусачки, ножи, «кошки»).

Ночью 22 сентября 1941 года в 1.30 ночи  на самолете ТБ-3 в непосредственном тылу румынских частей, против которых был направлен основной удар морского десанта, была выброшена группа парашютистов численностью 23 человека во главе со старшиной флота Анатолием Кузнецовым. Целью их действий стало нарушение управления частями противника, уничтожение проводной связи, а так же отвлечение внимания от основных сил, высаживавшихся с моря.

Самолет был лишь слегка приспособлен для десанта. Мешал сильный ветер. Всё это затянуло выброску парашютистов. Последнего, 23-го парашютиста не выбросили, так как самолет оказался уже над лиманом. Все это привело к рассеиванию десанта на большой площади. Последние парашютисты, похоже, угодили в лиман.

С воздуха опускавшиеся парашютисты хорошо выдели участок высадки морского десанта. Даже с высоты в отсветах залпов орудий хорошо просматривалась линия берега. Поэтому десантники после приземления смогли сориентироваться на местности.

В воздухе парашютисты противником обнаружены не были. После приземления, не имея трудностей с определением направления даже в темноте, парашютисты стали двигаться в направлении участка высадки 3-го морского полка, как и было предусмотрено планом.

Действия десантников во время операции

1_copyПриземлившись возле берега лимана матрос Литовченко начал движение в сторону высаживающегося десанта. После рассвета десантник обнаружил огневую точку и, обойдя ее, наткнулся на другого парашютиста – Котикова. Вдвоем они наткнулись на румынских связистов, но нападать не стали, чтобы не обнаруживать себя раньше времени. Еще через полчаса им встретились Перепелица, Леонтьев, Лукьяненко, Резников и Хруленко. Всемером десантники напали на нескольких солдат противника и, не встретив с их стороны сопротивления, захватили в плен, спрятали их оружие и повели в сторону приближающихся звуков боя под Григорьевкой.

Ведя пленных, десантники, очевидно, посчитали свою задачу на этому выполненной и, находясь в хорошем настроении («…идем, посмеиваемся, поторапливаем пленных…»), не только больше не искали встреч с противником, но и не слишком внимательно наблюдали за местностью. В результате румыны обнаружили десантников, устроили засаду, внезапно открыли огонь и стали забрасывать гранатами.

Хруленко и Резников были убиты на месте. Леонтьев получил множественные осколочные ранения в грудь и живот. Литовченко был ранен осколком в ногу. Однако моряки, ведшие себя до этого довольно беспечно, в момент нападения проявили удивительное мужество. Они даже не залегли, а бросились на противника, находившегося на расстоянии броска гранаты, и, используя превосходством в автоматическом оружии перед румынами, имевшими винтовки, открыли шквальный огонь из автоматов. Во время сближения с противником Котиков получил пулю в щеку, а Перепелица две пули из ручного пулемета в бедро. Однако десантники не обращали внимания на собственные раны, а непрерывно стреляли, продолжая сближаться с противником. В результате часть румынских солдат была убита, остальные бежали. Трое пленных, воспользовавшись боем набросились на отставшего от остальных из-за осколочного ранения в ногу Литовченко. На помощь к Литовченко подоспел Котиков и успел уничтожить румын раньше, чем они смогли завладеть оружием.

В этот момент появился вышедший на звуки перестрелки Негреба. Моряки продолжали выходить к своим, но Леонтьев не мог идти и просил его оставить. Его уложили в воронке, дали ему еще шесть дополнительных гранат и, посоветовав никого к себе на подпускать, решили идти на поиски носилок.

Но, пройдя совсем немного, десантники стали натыкаться на отступавших в их направлении румын. Поняв, что скоро неизбежно будут обнаружены, десантники заняли удобную позицию, укрепились на ней и периодически открывали огонь, если румыны случайно подходили слишком близко. Те в свою очередь не шли на сближение, а десантники не могли их преследовать, так как почти все были ранены.

Таким образом десантники продержались до сумерек, чутко прислушиваясь, не раздается ли позади стрельба, где ожидает носилок раненный Леонтьев.

Однако Леонтьев, несмотря на ранения, сумел сориентироваться в ситуации и, поняв по редкой стрельбе куда ушли моряки и что дальше двигаться, очевидно, не могут, дождавшись сумерек самостоятельно добрался к товарищам.

С наступлением темноты, после того как выяснилось, что противник ушел, десантники безо всяких носилок принесли Леонтьева в ближайшую деревню и уже не теряя бдительности Негреба, Перепелица и Котиков, сменяя друг друга, караулили возможное возвращение румын до утра. На рассвете местная детвора рассказала Литовченко, что в стогах за деревней прячутся раненые румынские солдаты и оружия при них, кажется, нет. После устроенного прочесывания трофеи десантников составили два раненных офицера и шесть солдат, которые утром 23 сентября были доставлены в расположение батальона 3-го морского полка.

Некоторые десантники, не обнаружив товарищей, действовали в одиночку.

DSC01796Григорий Елисеев, не стал тратить время на поиски братьев по оружию, а сосредоточился на выполнении непосредственных задач десанта.

Сначала он долго не мог найти ни одного провода, но потом понял, где румына прокладывают связь, и стал не просто резать провода, а вырезать их целыми кусками и наматывать на себя, чтобы связисты не смогли просто срастить провода. Как говорили встретившие его потом десантники: «Он превратился в «телефонную катушку».

Но провода не мешали Елисееву продолжать совершение диверсий. Встретив на дороге две румынские тачанки, Елисеев забросал их гранатами: одна свалилась с дороги, вторая сумела скрыться.

У Елисеева еще оставались гранаты и он упорно продолжал искать встречи с врагом. Подойдя к деревне Шицли, в районе которой выбрасывался десант, Елисеев задними дворами среди бела дня подобрался к стоящей возле одного из домов легковой машине. Находясь в укрытии и рискуя в любой момент быть обнаруженным, он дождался, когда из дома вышли два офицера, и в момент, когда они подошли к машине и, открыв дверь, стали садиться, метнул гранату в машину, после чего успел скрыться.

Смело действовал помощник командира взвода сержант Мстислав Богданов, который приземлился у лесопосадки и, сориентировавшись по минометной стрельбе, в обстановке устремился в сторону где шел бой. Наткнувшись на полевой телефонный кабель, Богданов перерезал его. Стрельба будто по команде прекратилась – была прервана связь командного пункта с огневой позицией. По полевому проводу он вышел к минометному расчету, который уничтожил броском двух гранат. Двигаясь в направлении остальных десантников, Богданов наткнулся на группу кавалеристов, сопровождающих артиллерийские орудия на конной тяге в которых бросил несколько грант и скрылся, воспользовавшись замешательством врага.

Также в одиночку действовал Федор Воронков.

Приземлившись и немного посвистев, как было условленно перед прыжками, Воронков отыскал идущую в нужном направлении дорогу с линейной линией связи на шестах. Воронков стал перерезать провода, скручивать их и отбрасывать в сторону. Услышав звуки приближающейся повозки, Воронков бросил из укрытия две гранаты и скрылся в кукурузном поле. Впоследствии Воронков присоединился к другим парашютистам и с ним вышел к своим.

Матрос Бакланов действовал вместе со старшиной 1-й статьи Чумичевым. Они вышли на полевую дорогу где увидели несколько повозок, сопровождаемых двумя кавалеристами. Забросав их гранатами они разнесли повозки и ушли, дав по направлению дороги несколько очередей из автоматов. Преследования не последовало.

Больше всех из десантников не повезло матросу Королеву. Неправильно закрепленное снаряжение, в том числе и незашвартованный автомат, ударили его во время прыжка в лицо. Королев потерял сознание и очнулся уже на земле. У Королева было сильное сотрясение мозга, а все лицо разбито от удара об автомат. Времени прошло много, уже просветлело, высадившиеся батальоны продвигались уже к обоим Дофиновкам, когда лежащий без сознания Королев был обнаружен двумя бежавшими из Григорьевки румынскими солдатами.

От предупреждающего окрика Королев пришел в себя и схватился за автомат. Один из румын растерялся и бросился бежать, не заметив, что из вскинутого автомата вывалился диск. Второй солдат бросился на десантника, пытаясь заколоть его штыком. Королев перехватил винтовку и смог подмять румына под себя. Но выхватить из ножен кинжал тяжело раненному матросу не удалось. Тогда Королев попытался бить румына гранатой, которая, как выяснилось позже, была взведена. После четвертого удара румын отнял гранату и, свалив Королева одним ударом, прихватил его автомат, диск и побежал. Королев, не потерявший сознания, бросил вслед румыну гранату. Граната разорвалась слишком далеко от румына, но близко к Королеву, ранив его в ногу осколком. Королев слышал по близкой стрельбе, что бой идет уже где-то рядом, и понимал, что румыны отступают. Страх выйти к своим без оружия. Не прияв участия в боевых действиях, заставил его догнать румына, не смотря на ранения. Догнав, Королев ударил его прикладом винтовки по голове, но сил не хватило. К отнимающим друг у друга винтовку румыну и матросу в это время стал приближаться какой-то всадник. Так как кавалеристы тут могли быть только румынские, солдат, сняв одну руку с винтовки, стал размахивать, призывая на помощь. Королев тоже освободил одну руку и достал еще одну гранату, собираясь бросить ее под ноги и взорвать себя с обоими врагами.

В это время политрук одного из высадившихся морских батальонов, осматривая местность в бинокль, увидел на высоте двух борющихся людей и отдал приказ матросу Коровникову спешить на помощь Королеву на трофейной лошади. Кровников сходу одним выстрелом положил румына и туже поспешил к Королеву, который на тот момент уже совсем оставался без сил.

Некоторые десантники погибли в стычках, но большей части удалось объединиться в небольшие группы.
Остальные десантники приземлились в лиман и есть сведения, что местные жители хоронили поднятых из лимана парашютистов. Один десантник, Леонид Крапивников, оказался по другую сторону лимана в р-не Старых Беляр. Его местные жители спрятали, но нашелся предатель, и десантник попал в руки врага.

Несмотря на то, что морякам-парашютистам пришлось в основном вести бои разрозненно, в целом их применение можно считать довольно удачным, если учесть обстоятельства их подготовки. С боевого задания смогли вернуться здоровыми 11 человек, ранеными — двое, 9 человек погибло.

Сам автор идеи использования воздушного десанта для обеспечения действий морских пехотинцев так оценил результаты этой операции:
«…1. Парашютно-десантная группа задачу выполнила, и свое назначение оправдала.
2. Группу парашютистов в 13 человек используем как основной костяк в создании парашютно-десантных отрядов.
3. На ближайший период ставим задачу о создании более крупной наиболее подготовленной группы.
4. Наиболее эффективным оружием оказалась не винтовка, а граната и автопистолет.
5. Белый купол парашюта себя демаскирует; необходима покраска парашютов в маскирующий цвет.
6. Каждому бойцу  необходимы  перевязочные материалы для оказания первой медицинской помощи.
7.Крайне необходимо иметь парашютисту кусачки, «кошки», нож и другие мелкие инструменты…
»

О степени эффективности действий десанта судить трудно, но можно с уверенностью сказать, что связь с ключевыми пунктами румынской обороны – Старой и Новой Дофиновками нарушена не была в течении почти всего 10-часового боя. Румыны запрашивали подкрепления, докладывали об обстановке и получили указания ни в коем случае не оставлять обе деревни, защищая их до последней возможности.

Впрочем, и трудно ждать эффективного нарушения связи, не имея данных об организации системы румынской связи и расположения основных линий, которые необходимо будет уничтожить. Никаких конкретных участков десантникам для действий выделено не было, и они нарушали те линии, на которые натыкались.

Все же десант выполнил свою задачу. В тылу 15-й пехотной дивизии румын парашютисты уничтожили в нескольких местах линии связи, подавили ряд минометных и пулеметных точек, подорвали связкой гранат блиндаж штаба полка, уничтожили гранатами мелкие группы румын и, главное, посеяли панику.

DSC01778

 

 

 

 

На сегодняшний момент (из разных источников) известны 22 участника Одесского воздушного десанта:

  1. Анатолий Николаевич Кузнецов, старшина, командир группы
  2. Мстислав Николаевич Богданов, сержант, помощник командира группы
  3. Дмитрий Иванович Резников, 1911 г.р, (уроженец Донецкой области)
  4. Василий Иванович Чумичев, старшина 1-й статьи
  5. Михаил Иосифович Баклан, мл. сержант
  6. Федор Иванович Воронов, краснофлотец
  7. Григорий Елесеев, краснофлотец
  8. Алексей Федорович Котиков, краснофлотец
  9. Петр Ананьевич Королев, краснофлотец
  10. Михаил Макарович Негреба, краснофлотец
  11. Роман Стефанович Перепелица, краснофлотец
  12. Павел Денисович Литовченко, краснофлотец
  13. Александр Иванович Леонтьев, краснофлотец
  14. Никита Яковлевич Лукьянченко, краснофлотец
  15. Григорий Серафимович Хруленко, краснофлотец
  16. Кунин, краснофлотец
  17. Коровников Иван
  18. Петр Гончаров
  19. Василий Розанов
  20. Вадим Костенко
  21. Леонид Иосифович Крапивников (уроженца г. Киева) попал в плен под Дофиновкой 22.09.41 г. Протокол допроса не позволил установить его дальнейшую судьбу, но его национальность (еврей) вряд ли давала шанс выжить или быть отправленным в лагерь для военнопленных.
  22. Яковенко Михаил Нестерович, в электронной базе боевых донесений отдела кадров ВВС ЧФ вообще числится как дезертир, что вряд ли верно.


Михаил Негреба за подрыв штаба румынского полка был награжден орденом Ленина, остальные, выжившие участники десанта — орденами Красного Знамени.


Источник:

- «Десанты 1941 года», Анатолий Юновидов

- «Парашютисты советского флота: опыт создания и применения парашютно-десантых частей ВМФ СССР. 1941 - 1944 годы», А. Гаевский

- «Огненные десанты», В.М. Фуртатов

 



Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна