1Первое подразделение парашютистов советского флота было создано для обеспечения успеха срочной совместной операции морских и наземных сил во время обороны Одессы в сентябре 1941 года, когда возникла неожиданная угроза со стороны артиллерии противника, сумевшей занять выгодные позиции недалеко от города. Инициатором применения воздушного десанта в столь необычных условиях оказался военком ВВС Черноморского флота бригадный комиссар М.Г. Степаненко.

Чтобы отбросить румынские войска за Аджалыкский лиман и выбить их с позиций в районе Чебанки, Военный совет Черноморского флота решил нанести контрудар силами 421-й и 157-й стрелковых дивизий с одновременной высадкой во вражеский фланг и тыл 3-го полка морской пехоты (командир — капитан К.М. Корень, военком батальонный комиссар И.А. Слесарев) в районе села Григорьевка и небольшого парашютного десанта — у Шицли.

На подготовку парашютистов было выделено всего. трое суток. За это время успели произвести необходимую экипировку и вооружение, а также элементарную наземную подготовку к прыжку с парашютом, который  многие из моряков должны были сделать впервые в жизни.

Инструктаж проводил сам начальник парашютно-десантной службы ВВС Черноморского флота майор Шорин и старший лейтенант Захожий, опытный парашютист. Каждый моряк-парашютист был вооружен пистолетом-пулеметом ППШ (ППД) или самозарядной винтовкой, а также шестью гранатами, не считая десантного ножа. Для совершения диверсий дополнительно был выдан необходимый мелкий инструмент (кусачки, ножи, «кошки»).

Ночью 22 сентября 1941 года на самолете ТБ-3 в непосредственном тылу румынских частей, против которых был направлен основной удар морского десанта, была выброшена группа парашютистов численностью 23 человека во главе со старшиной флота Анатолием Кузнецовым. Целью их действий стало нарушение управления частями противники и отвлечение внимания от основных сил, высаживавшихся с моря.

Несмотря на то, что морякам-парашютистам пришлось в основном вести бои разрозненно, в целом их применение можно считать довольно удачным, если учесть обстоятельства их подготовки. С боевого задания смогли вернуться здоровыми 11 человек, ранеными — двое, 9 человек погибло. Сам автор идеи использования воздушного десанта для обеспечения действий морских пехотинцев так оценил результаты этой операции:

«…1. Парашютно-десантная группа задачу выполнила, и свое назначение оправдала. 2. Группу парашютистов в 13 человек используем как основной костяк в создании парашютно-десантных отрядов. 3. На ближайший период ставим задачу о создании более крупной наиболее подготовленной группы. 4. Наиболее эффективным оружием оказалась не винтовка, а граната и автопистолет. 5. Белый купол парашюта себя демаскирует; необходима покраска парашютов в маскирующий цвет. Каждому бойцу  необходимы  перевязочные материалы для оказания первой медицинской помощи.7.Крайне необходимо иметь парашютисту кусачки, «кошки», нож и другие мелкие инструменты…» Новый отряд моряков парашютистов был вскоре создан, но тут, же расформирован  по причине «изменения оперативной обстановки».


2-й воздушный десант Морской Пехоты в районе – «Майкопский десант»

Опытом удачного применения воздушного десанта для обеспечения действий других соединений заинтересовалось уже непосредственно командование ВВС Черноморского флота. И тому были свои причины.

После катастрофы советских войск в Крыму в мае 1942 года у вновь созданного Северо-Кавказского фронта возник ряд проблем, справиться с которыми было ему весьма и весьма не просто. Именно в этот момент начинает формироваться парашютно-десантная рота ВВС Черноморского флота в составе 160 человек. Начавшееся в мае формирование этого небольшого подразделения завершилось применением его в качестве основной ударной силы в операции по уничтожению самолетов противника на его авиабазе в Майкопе 23 октября 1942 года.

Целью операции являлось лишение немецкого командования основного и наиболее значимого на тот момент преимущества в ожесточенной схватке с советскими войсками — господства в воздухе. Для этого предполагалось уничтожить материальную часть наиболее боеспособных подразделений люфтваффе, базировавшихся в то время на аэродроме города Майкопа. По всей видимости, иными путями лишить наступающие немецко-румынские войска эффективной поддержки с воздуха не удавалось.

Таким образом, можно констатировать, что вновь сформированное спецподразделение флота сразу же оказалось в эпицентре битвы за Кавказ. Не будет преувеличением утверждать, что на момент начала операции по уничтожению самолетов противника на аэродроме Майкопа моряки-парашютисты оказались той силой, которая была способна решающим образом повлиять на исход о драматичного сражения, лишив немецкие войска основного козыря — авиационного превосходства.

С момента появления приказа о формировании отдельной парашютно-десантной роты в составе ВВС Черноморского флота в мае 1942 года подготовке ее личного состава уделялось большое внимание. Командиром роты был назначен капитан М.А. Орлов, а его заместителем по политической части стал старший политрук Д.И. Дерябин, который не имел до этого отношения к парашютному делу, но быстро его освоил вместе со своими подчинёнными.

Помощником Орлова по парашютно-десантной подготовке был назначен бывший начальник ПДС 40-го авиаполка  капитан А.П. Десятников, один из ветеранов советского парашютизма, мастер парашютного спорта СССР  имевший на тот момент около 1000 прыжков на своем счету. Примечательно, что помимо общего руководства воздушно-десантной подготовкой моряков-парашютистов и организации учений и прыжков днем и ночью в условиях, максимально приближенных к боевым, в его обязанности входила также разработка замысла боевой операции подразделения, что являлось характерной особенностью советских ВДВ того времени. Непосредственно парашютно-десантной подготовкой личного состава роты занимался другой ветеран парашютного движения в СССР (более 1000 прыжков), получивший звание мастера парашютного спорта еще в 1936 году, бывший начальник ПДС 5-го гвардейского авиаполка старший лейтенант А.А. Тарутин.

За строевую, огневую и тактическую подготовку роты отвечал общевойсковой офицер старший лейтенант Г.И. Марущак, характеризовавшийся как «всестороннее подготовленный командир, прекрасный строевик, отлично стрелявший из всех видов стрелкового оружия и быстро ориентировавшийся в любой ситуации общевойскового боя».

1232401Подготовка проводилась основательно, без спешки. В течение июня — сентября 1942 года моряки изучили материальную часть парашютов и произвели наземную отработку элементов прыжка. После этого каждый из них совершил по 10 - 12 ночных и дневных прыжков с парашютом в полной боевой выкладке. Тщательно отрабаты¬вались действия в тылу противника при уничтожении различных объектов, а также длительные марш-броски по незнакомой горной местности, преодоление различных преград. Так как основным транспортным средством советских ВДВ того времени являлся бомбардировщик ТБ-3, то большое внимание уделялось изучению специфики выброски с него, производившейся как через бомболюки, так и непосредственно с крыла самолета. И особо отрабатывались методы сбора парашютистов непосредственно после приземления, в момент наибольшей уязвимости любого воздушного десанта.

В снаряжение каждого моряка-парашютиста входили: пистолет-пулемет (ППШ или ППД), пистолет ТТ., десантный нож, две ручные гранаты, компас, карманный фонарик и сухой паек надвое суток. Группа прикрытия была также вооружена двумя пулеметами ДП, а каждый десантник диверсионной группы имел, универсальный топорик и несколько зажигательных устройств, смонтированных на основе легких зажигательных авиабомб и предназначавшихся для надежного уничтожения авиатехники  противника непосредственно на месте ее стоянки.

Для непосредственной подготовки к высадке и уничтожению неприятельских самолетов на летном поле были отобраны 40 человек. Днем и ночью парашютисты совершали прыжки на местность, максимально похожую на ту, на которой предстояло выполнять поставленную боевую задачу. Отрабатывались прыжки на точность приземления с малых высот, а также действия по сбору приземлившихся и организации боя с силами охраны аэродрома противника.

Произведенный предварительный бомбоштурмовой удар по аэродрому в Майкопе, активизировал оборону неприятельской авиабазы. К тому моменту, когда транспортные самолеты встали на курс выброски, немецкие зенитчики смогли открыть по ним сосредоточенный огонь из всех имевшихся у них средств.

Если первому самолету (ПС-84) удалось относительно удачно произвести выброску десанта и вернуться на базу, то следовавший за ним огромный четырехмоторный тихоходный ТБ-3 был подожжен и упал на окраине летного поля. Тем не менее, большая часть десантников успела покинуть горящую машин и приземлиться на аэродроме противника, несмотря на то, что некоторым из них приходилось прыгать едва ли не под струями горящего бензина, вытекавшего из пробитых бензобаков гигантского бомбардировщика.

В завязавшемся ночном бою с немцам группа прикрытия сумела отвлечь на себя основные силы охраны, что позволило диверсионной группе поджечь зажигательными снарядами более десятка самолетов на стоянках.
Вся операция на летном поле заняла несколько минут, после чего десантники стали разрозненными группами прорываться из окружения и отходить в район встречи с партизанами, которая произошла на седьмой день после высадки. Эвакуация из-за линии фронта десантников была произведена в середине декабря 1942 года при помощи самолетов У-2. Всего из 37 человек десанта на базу смогло вернуться 24. Остальные 13 моряков-парашютистов погибли, как и 2 проводника из числа партизан, а также 7 человек экипажа сбитого ТБ-3.

Таким образом, первое применение в бою вновь созданного спецподразделения флота было весьма удачным. Во всяком случае, подобного мнения придерживалось и советское военное командование, когда принимало решение использовать моряков парашютно-десантной роты ВВС ЧФ для обеспечивающих действий в знаменитой операции по освобождению Новороссийска с использованием морского десанта в районах Южная Озерейка и Станичка 4 февраля 1943 года.


3-й воздушный десант Морской Пехоты в районе Глебовки и Васильевки

В ноябре 1942 года был утвержден план десантной операции по нанесению комбинированного удара с суши и моря в ключевом месте оборонительных позиций противника — в районе Новороссийска с целью взять прикрывавший подступы к Крыму плацдарм. Местом высадки основных сил намечался район Южной Озерейки, а вспомогательных — район Станички. Тогда же было принято решение высадить воздушный десант в районе Васильевки и демонстративные морские десанты - у мыса Железный Рог, у Анапы, Варваровки и в других пунктах.

Высадка группы моряков-парашютистов в самом начале легендарной эпопеи Малой Земли была всего лишь небольшим эпизодом на фоне столь грандиозного события. Но вряд ли это мог кто-либо предполагать 14 февраля, когда самолеты с десантом на борту раньше других высадочных средств появились в районе нанесения главного удара операции.

Но сначала была усиленная подготовка. Личный состав ПДР пополнили новыми добровольцами, с которыми делились своим боевым опытом ветераны, совсем недавно вернувшиеся из-за линии фронта после выполнения весьма опасного боевого задания. К новой операции готовились с энтузиазмом. Особое внимание уделялось вопросам отработки взаимодействия парашютистов с частями морского десанта. Совершались регулярные прыжки с парашютом днем и ночью в полной экипировке и с оружием. Предполагалось в максимальной степени использовать фактор внезапности, в отличие от предыдущей операции. Для этого совершенствовались навыки быстрой посадки десанта в самолеты, экипажи которых тренировались в умении максимально быстро готовить свои воздушные корабли к вылету, а также отрабатывали взлет и сбор в воздухе в кратчайшие сроки.

Помимо упражнений, связанных со спецификой предстоящей операции, не прерывались занятия по уже ставшей привычной программе подготовки бойца-парашютиста: сбор группы после приземления; рукопашный бой; метание гранат; стрельба из всех положений; снятие часовых; подрывное дело; ориентирование на незнакомой местности; связь и координация действий в сложных условиях.

2 февраля 1943 года командир ПДР майор М.А. Орлов доложил вышестоящему руководству о готовности моряков-парашютистов к выполнению боевого задания.

В соответствии с замыслом операции отобранной из них группе в количестве 80 человек предстояло высадиться с трех самолетов ПС-84 и одного ТБ-3 ночью 4 февраля за 45 минут до высадки сил основного десанта морской пехоты в районе Южной Озерейки, которая должна была начаться в 3 часа 35 минут. Парашютистам была поставлена задача, обеспечивать продвижение морского десанта от Южной Озерейки к Глебовке и Васильевке путем уничтожения штабов частей противника, прикрывавших данный сектор, а также нарушения связи, разрушения мостов и блокирования иных коммуникаций.

Отсутствие огневого противодействия со стороны противника позволило быстро и четко провести выброску трех групп из четырех, так как экипаж ТБ-3 отстал и не смог выйти на цель самостоятельно, чтобы произвести десантирование. Таким образом, вместо 80 человек в тыл противника было сброшено 57 моряков-парашютистов. Но неудачи продолжали преследовать десант. Не рассчитав времени задержки раскрытия купола, разбился командир одной  из групп совсем недавно произведенный в лейтенанты П.М. Соловьев, который возглавлял бойцов во время высадки в Майкопе.

Несмотря на то, что выброска парашютистов оказалась полной неожиданностью для противника, бойцы ПДР вскоре столкнулись с ожесточенным сопротивлением. Им пришлось вести бои в течение нескольких часов в расположении 10-й румынской пехотной дивизии. Дело осложнялось тем, что во время выброски десантники оказались, рассеяны и вынуждены были сражаться мелкими группами. Несмотря на это, в районе села Васильевка им удалось подавить сопротивление противника, уничтожив несколько огневых точек и нарушить связь. Потери неприятеля оценивались примерно в сотню солдат и офицеров. После этого успеха моряки-парашютисты атаковали вражеские позиции в селе Глебовка, но удерживать в своих руках эти позиции десантники уже не могли и стали прорываться в сторону моря на соединение с высадившимися частями морской пехоты.

В результате действий парашютно-десантной группы, высаженной в районе Глебовки и Васильевки, по оценкам самих десантников, в тылу противника были уничтожены более 200 неприятельских солдат и офицеров, одна артиллерийская батарея, 5 пулеметных точек и 3 автомашины. После этого части десанта удалось пробиться к берегу, откуда 10 февраля бойцы были сняты катером и доставлены в Геленджик. Остальные выходили из окружения небольшими группами разрозненно. К 12 марта из 57 высаженных моряков парашютно-десантной роты вернуть к своим смогли лишь 28 человек.

Несмотря на весьма неоднозначно оцениваемые результаты применения ПДР в ходе десантной операции под Новороссийском, командование ВВС ЧФ продолжило эксперименты с этим спецподразделением. Более того, в мае 1943 года принимается решение о развертывании на его основе парашютно-десантного батальона ВВС ЧФ из четырех рот. Было произведено уком¬плектование этой части личным составом, который стал усиленно готовиться к следующим воздушным десантам командиром. Новым командиром вместо майора М.А. Орлова стал майор Н.Д. Алексеенко.

Но моряки - парашютисты не могли и предположить, что им больше не придется десантироваться в тылу противника с воздуха. Парашютно-десантный батальона ВВС ЧФ совместно с 613-й штрафной ротой Черноморского флота под командованием майора Н.Д. Алексеенко вошли во вспомогательный силы во время десанта на мыс Тархан. В декабре 1943 года личный состав ПДБ ВВС ЧФ был переброшен в Темрюк, где приступил к изучению и отработке методики высадки морского десанта на побережье, занятое частями противника.

Необходимо отметить, что все 3 воздушно-десантные операции проведенные моряками-парашютистами Черноморского флота за время существования этого уникального спецподразделения, были непосредственно связаны с деятельностью генерала И.Е. Петрова. Именно он руководил обороной Одессы, где был высажен самый первый парашютный десант моряков, целью которого являлось обеспечение морской высадки, предназначенной для оказания помощи войскам, находившимся под командованием этого человека. Подобная ситуация имела место также во время боев под Новороссийском в феврале 1943 года и в районе Керчи в январе 1944-го. Только десант в Майкопе был проведен по инициативе ВВС ЧФ, но общее командование Черноморской группой войск на тот момент осуществлял опять, же генерал Петров.

Очевидно, история создания и боевого применения парашютно-десантного подразделения Черноморского флота вполне может служить в качестве одного из примеров организации взаимодействия между сухопутными и морскими силами СССР в ходе Великой Отечественной войны. Вопрос заключается в том, насколько типичным следовало бы считать этот пример. Для того чтобы на него ответить, следовало бы рассмотреть схожий пример подобного взаимодействия. В качестве такого примера очень подходит история создания и боевого применения парашютно-десантных подразделений на Балтийском флоте СССР.

Если опробовать обобщить историю парашютно-десантных подразделений советского флота, то можно сделать следующие выводы.

Создание спецподразделений моряков - парашютистов следует рассматривать скорее как импровизацию отдельных  военных руководителей, а не общую тенденцию развития форм и методов вооруженной борьбы, характерную для советского флота. Как обстоятельства формирования, так и характер боевого применения свидетельствует о том, что флотское руководство видело в парашютных подразделениях нечто вроде разновидности морской пехоты, предназначенной главным образом для вспомогательных действий по обеспечению боевого успеха обычных пехотных частей в прибрежной зоне. Как форму борьбы, обладающую уникальными возможностями, воздушный десант рассматривался лишь один раз — во время Майкопской операции, которую вполне можно считать наиболее успешной из всех проведенных моряками-парашютистами. Во всех остальных случаях командование флота не придавало особого значения их боевой спе¬циализации. Более того, когда возник вопрос о способе комплектования подобных частей, то решено было не создавать подразделений с постоянной штатной численностью, а оставить лишь кадр наиболее опытных бойцов и командиров, который бы пополнялся необходимым для решения конкретной задачи количеством людей непосредственно в ходе подготовки к операциям и лишь на время их проведения. Неслучайным представляется тот факт, что приказ о расформировании такого кадра на Черноморском флоте был издан 19 июня 1944 года, т.е. вскоре после ликвидации немецкой группировки в Крыму. Вероятно, командование флота решило, что парашютные подразделения ему уже больше не понадобятся, так как отпала необходимость в поддержке суxoпутных сил при помощи спецчастей моряков. Возможно, армейское руководство уже не так остро нуждалось в поддержке флота. Но впереди еще предстояли бои на Балканах и в Южной Европе.Во всяком случае, на Дальнем Восто¬ке моряки-парашютисты оказались бы весьма кстати в борьбе с японцами. Все равно пришлось высаживать множество воздушных десантов в приморской зоне, но это были парашютисты самого различного подчинения, но только не флотского.

Как бы то ни было, но за свой короткий период суще¬ствования парашютные подразделения советского флота продемонстрировали, что воздушные десанты вполне могут быть высокоэффективным средством борьбы не только в интересах сухопутных войск, но и в интересах военно-морских сил. При тактически и технически грамотном его применении, разумеется.

История создания и боевого применения парашютных подразделений советского флота в годы Великой Отечественной войны до сих пор не написана Не многие знатоки отечественной истории флота вообще знают о том, что такого рода части существовали.


 



Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна